Общество

Photo By Hadas Parush/Flash90

Долгая дорога к равноправию

В отличие от многих западных стран, израильское ЛГБТ-движение с воодушевлением восприняло еврейскую концепцию в отношении рождаемости и продолжает упорную борьбу за право производить потомство и формировать семьи, в соответствии с традиционными установками. В других западных странах борьба ЛГБТ за право на суррогатное материнство также присутствует, однако христианская система ценностей диктует иную позицию. Израильские ЛГБТ относятся к вопросам семьи и деторождения так, как в целом израильское общество: с благоговением.

 Чем борьба израильских ЛГБТ за свои права отличается от борьбы за равноправие ЛГБТ-граждан в западных странах? На вопросы газеты “Гаарец” ответили известные персоны ЛГБТ-сообщества.

Двир Шалом, активист иерусалимской ЛГБТ-организации “Открытый дом”, студент Бар-Иланского университета

Израиль гордится тем, что он одновременно и еврейское, и демократическое государство.  Однако эти понятия далеко не всегда сочетаются. Любая борьба, связаннная с идентичностью, имеет свои особенности – в социальном, юридическом и политическом плане. В этом контексте борьба ЛГБТ-людей за свои права в Израиле имеет особую динамику, во многом отличающуюся от той борьбы, которую ведут ЛГБТ-общины в западных странах. На мой взгляд, есть два основных отличия: отношение к семье и эксплуатация истеблишментом ЛГБТ-темы в пиарных и пропагандистских целях.

Отказ внести однополые семьи и мужчин-одиночек в число граждан, подпадающих под закон о суррогатном материнстве, привел в июле минувшего года к массовому протесту израильских ЛГБТ, подобного которому еще не было в прошлом. Солидарность с ЛГБТ-людьми выразили многие государственные и коммерческие компании, учреждения, объявившие однодневную забастовку. В центре этой борьбы было столкновение между правом ЛГБТ-людей на семейную жизнь (регистрация и официальное признание со стороны государства) и той традиционной концепцией семейной ячейки, которую отстаивает местный истеблишмент. Кроме того, еврейское государство с благоговением относится к вопросу деторождения.  Израиль – единственное в мире государство (а тем более западное государство), щедро оплачивающее женщинам услуги по искусственному оплодотворению в рамках корзины медицинских услуг.

В отличие от многих западных стран, израильское ЛГБТ-движение с воодушевлением восприняло еврейскую концепцию в отношении рождаемости и продолжает упорную борьбу за право производить потомство и формировать семьи, в соответствии с традиционными установками. В других западных странах борьба ЛГБТ за право на суррогатное материнство также присутствует, однако христианская система ценностей диктует иную позицию, уходящую корнями в пуританский образ жизни и восприятие сексуальности в качестве первородного греха.  В христианской традиции сексуальность, как таковая, а также ее производные — семья и деторождение – не более, чем промежуточное состояние, не являющееся общественным идеалом, призванное сдерживать изначальную человеческую греховность. Это средство, а не цель. Израильские ЛГБТ (как и еврейское общество в целом) относятся к вопросам семьи и деторождения совершенно иначе.

Другое отличие: так называемый “пинквошинг” — политическая попытка истеблишмента представить Израиль в качестве необычайно дружественной страны в отношении ЛГБТ-общины – в то время, как само государство нарушает права человека в ряде сфер (отсутствие института гражданского брака, дискриминация на этнической почве, недостаточное равенство женщин и т.п.). Не секрет, что израильское законодательство, базирующееся на религиозных ценностях, изначально закрепляет разного рода дискриминационные установки. Возникла парадоксальная ситуация: в последние годы правозащитный дискурс внутри Израиля чуть ли не полностью сосредоточился на положении ЛГБТ-граждан. В то же время столь фундаментальные темы, как свобода женщин от религиозного диктата, дискриминация этнических меньшинств, воспринимаются, как “локальные” и менее релевантные.

Нора Гринберг, бывшая глава Вcеизраильской ЛГБТ-ассоциации (“Агуда”), одна из ведущих трансгендерных активисток, оказывает поддержку и дает консультации трансгендерным людям и их семьям

Есть немало общего в том, как развивалась борьба ЛГБТ за свои права в странах Запада и в Израиле, но есть и отличия. Как и в большинстве западных стран, в Израиле легитимация ЛГБТ-идентичности была интегральной частью концептуальной революции в сфере сексуальности и гендера среди представителей среднего класса. Потребовались долгие и упорные политические и юридические сражения, чтобы заставить власть изменить свое отношение к данному вопросу. Отличие, однако, заключается в том, что  нынешний израильский истеблишмент, несмотря на его изрядный консерватизм, не задумываясь, использует факт относительной открытости общества к ЛГБТ (в отличие от соседних арабских государств, преследующих гомосексуальных и трансгендерных людей ) в качестве одного из оправданий проведения жесткой политики в палестино-израильском конфликте. Не менее прискорбным является и тот факт, что истеблишмент, используя ЛГБТ-общину в качестве красивой витрины, по-прежнему сопротивляется наделению ЛГБТ-граждан равными правами на законодательном уровне.

Я думаю о стране, в которой я родилась – Аргентине. Это страна с давней консервативной традицией, в которой католическая церковь всегда обладала и по-прежнему обладает огромным влиянием. Тем не менее Аргентина уже давно не только признала брак между людьми одного пола, но и произвела подлинную революцию в отношении трансгендерных людей, которые могут менять пол в документах на основе одной лишь декларации. В отличие от того, что было принято тогда во всех странах  (включая Израиль), аргентинское законодательство отказалось от требования хирургической операции по смене пола,  лечебных процедур и психиатрических экспертиз.  Закон постановил, что трансгендерный человек будет сам определять свою идентичность. Позднее примеру Аргентины последовали другие государства, включая, например, католическую Ирландию.

Во время состоявшейся в Буэнос-Айресе церемонии, в ходе которой первые трансгендерные люди получили новые документы в соответствии с измененным законодательством из рук президента Кристины Киршнер, последняя заявила: “Сегодня была достигнута величайшая справедливость. Сегодня следует вознести свой голос во имя равенства. Я не верю в толерантность. Я верю в равноправие. У вас сегодня появились права, которыми я обладаю  с рождения”. Может ли кто-нибудь представить на ее месте наших политиков, нашего премьер-министра, выражающего подобного рода приверженность к справедливости и равенству? Обладающего подобным пониманием, подобной смелостью и прямотой?

Нет никаких сомнений в том, что ЛГБТ-общественность в Израиле сумела достичь многого в последние десятилетия. Ситуация кардинально изменилась по сравнению с прошлым. Изменилась в лучшую сторону. Наше положение намного лучше, чем в большинстве стран мира. Но всяческие сравнения с теми или иными странами не имеют значения. Единственное сравнение, которое следует проводить, это сравнение между правами ЛГБТ-людей и гетеросексуальных граждан. Между ними по-прежнему существует огромный разрыв.

Но если уж мы заговорили о других странах. Вместо того, чтобы хвастаться тем, что у нас ситуация лучше, чем у кого-то другого, мы должны стремиться достичь уровня тех, кто ушел далеко вперед по сравнению с нами. Стремиться к тому, чтобы и у нас соблюдали права трансгендеров, как в Аргентине. Чтобы и у нас уважали законное право человека на создание семьи, как в Голландии, Дании или Канаде. Чтобы и у нас был принят закон против дискриминации на почве гендерной идентичности, как в Англии.  Чтобы и у нас в школах изучали историю ЛГБТ-движения, как в Калифорнии. Когда все это произойдет в Израиле, тогда и можно будет говорить о том, что справедливость восторжествовала.

Михаль Эден, адвокат, специализируется на защите однополых семей, бывший депутат тель-авивского муниципалитета

Несмотря на то, что в плане брачного законодательства Израиль похож на мусульманские страны, в том, что касается положения ЛГБТ, мы похожи на западные государства. Кроме того, во многих западных демократиях гомосексуальным мужчинам и женщинам необходимо заключить брак, чтобы получить признание их семейного статуса со стороны государственных инстанций. В Израиле однополые пары имеют различные права без заключения брака.

Эта странная ситуация, вначале не имевшая отношения к правам ЛГБТ, стала возможной в результате тотальной монополии религиозного закона в брачной сфере. Это привело к развитию в Израиле института “незарегистрированного партнерства” (“йедуим бе-цибур”), позволяющего неженатым парам получать те права, которыми обладают люди, состоящие в браке.

Признание судебными и государственными инстанциями прав незарегистрированных партнеров (гетеросексуальных) дало толчок борьбе однополых пар за свои права. Начиная с 90-х годов прошлого века израильские однополые пары стали требовать признания в качестве “йедуим бе-цибур” в рамках любого закона, любого положения, любой официальной инструкции, где фигурировал статус “незарегистрированных партнеров”.  В ходе этой борьбы ЛГБТ добились признания на рабочих местах, в армии, в системе национального страхования, в налоговой службе, в пенсионных фондах, в иммиграционных инстанциях, в гражданских бракоразводных судах.

Более того, Израиль, в отличие от европейских стран, является государством, стимулирующим рождаемость. Израильские ЛГБТ также подключились к соблюдению библейской заповеди “Плодитесь и размножайтесь”. Первыми в эту борьбу вступили лесбийские женщины. В ходе судебного процесса середины прошлого десятилетия по делу семейной пары Ярус-Хакак  Верховный суд постановил, что женщина имеет право усыновить детей своей супруги. После этого постановления и мужские пары получили подобную возможность.

Несмотря на все эти достижения, по-прежнему существует дискриминация в таких вопросах, как автоматическое признание родительства небиологической матери в паре, у которой родился ребенок, усыновление, доступ к суррогатному материнству и официальное изменение гендерного статуса. К сожалению, борьба израильских ЛГБТ за свои права далека от завершения. Успех этой борьбы во многом зависит от того, насколько государство Израиль будет идентифицировать себя с такими ценностями, как равноправие, запрет на дискриминацию на почве сексуальной и гендерной идентичности.

Оригинал публикации на сайте Гаарец

Перевод – Гай Франкович

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x