Общество

Фото - википедия

Революция посреди консервативной реакции

Кнессет радикально обновил свой состав. Почти половина депутатов прежнего созыва осталась за пределами парламента. В новом кнессете будет меньше женщин, чем в в прошлые годы. В результате электорального успеха ультраоортодоксальных партий в кнессете стало больше харедим. А вот игнорировать ЛГБТ-граждан депутатам не удастся. 

В ближайший вторник будут приведены к присяге депутаты нового состава Кнессета, 21-го по счету. По завершении апрельских выборов политологи и журналисты обратили внимание на ряд принципиальных отличий нового созыва от предыдущего. Кнессет радикально обновил свой состав. Почти половина депутатов прежнего созыва осталась за пределами парламента. В новом кнессете будет меньше женщин, чем в в прошлые годы. В результате электорального успеха ультраоортодоксальных партий в кнессете стало больше харедим.

Многие отметили еще один, беспрецедентный для израильского парламентаризма, факт. В кнессете 21-го созыва будут заседать пять открытых ЛГБТ-депутатов, представляющих три партии – Ликуд, Аводу и блок Кахоль-Лаван. Никогда ранее израильское ЛГБТ-сообщество не было столь внушительно представлено в законодательном органе страны. Поможет ли это застопорившемуся в последнее десятилетие процессу уравнивания ЛГБТ-людей в правах? Вряд ли. Четверо из пяти депутатов-открытых геев останутся в оппозиции. Коалиция Нетаниягу будет еще более консервативной, еще более религиозной, чем прежде. Так что ожидать продвижения соответствующего законодательства не приходится. Тем не менее столь значительное представительство ЛГБТ-граждан в парламенте свидетельствует об огромном пути, которое проделало израильское ЛГБТ-движение за последние десятилетия, свидетельствует об электоральном весе этой части населения.

Давайте познакомимся с этими депутатами. Двое из них заседали в кнессете прошлого созыва: Амир Охана (Ликуд), ставший одним из наиболее приближенных политиков к Нетаниягу, бывший председатель ЛГБТ-группы в Ликуде; Ицик Шмули (Авода), один из лидеров социального протеста 2011 года, на последних праймериз в Аводе занявший первое место. И у Оханы, и у Шмули есть шанс войти в историю не только в качестве рядовых ЛГБТ-депутатов. Пользующийся благосколонностью Нетаниягу Охана может получить министерский пост и стать первым министром-открытым геев в Израиле. У Шмули есть все основания рассчитывать на победу на очередных выборах нового председателя  Аводы, которая хоть и превратилась в маленькую фракцию, все-таки является бывшей партией власти, стоявшей у истоков создания государства.

Амир Охана. Фото: Flash-90

Три новых открытых ЛГБТ-депутата представляют блок Кахоль-Лаван: Эйтан Гинзбург, быший мэр Раананы (первый открытый гей на посту главы муниципалитета в Израиле), Идан Рол, гей-активист, основатель движения “Ха-хазит ха-геа” (ЛГБТ-фронт) и Йорай Лахав-Герцано, руководитель молодежного штаба партии Еш Атид. Тот факт, что вторая крупная партия кнессета, получившая такое же количество депутатских мест, как и Ликуд, привела в кнессет сразу трех кандидатов, представляющих ЛГБТ-общину, заслуживает особого упоминания.

Вспоминая историю участия ЛГБТ-граждан в парламентской деятельности общественный активист, генеральный директор организации “За израильскую демократию” Шаби Гатеню, отмечает тот парадоксальный факт, что партия МЕРЕЦ, которая впервые привела в кнессет открытых геев, профессора Узи Эвена и журналиста Ницана Горовица, вот уже второй созыв подряд оставляет своих ЛГБТ-кандидатов вдали от реальных мест в предвыборных списках.   Профессор Эвен был приведен к присяге в 2002 году, незадолго до роспуска кнессета, и успел пробыть действующим депутатом чуть больше месяца. Журналист Ницан Горовиц был депутатом с 2009 по 2015 год и вошел в историю кнессета, как один из наиболее ярких и деятельных парламентариев. По мнению Гатеню,  выборы 2019 года фактически завершили период в истории израильской ЛГБТ-общины, когда партия МЕРЕЦ была ведущей политической структурой, взявшей на себя миссию правовой революции в сфере прав ЛГБТ и прямого представительства ЛГБТ-граждан в кнессете и органах местной власти.  В последнее десятилетие ЛГБТ-группы стали действовать в самых разных партиях – от Ликуда и Аводы до Еш Атид.  И этот процесс нашел свое отражение в результатах выборов 2019 года.

Шаби Гатеню подчеркивает, что  революция прямого представительства ЛГБТ в парламенте (а также в муниципальных и партийных структурах) была задумана еще 20 лет назад.  Речь идет об успешной либеральной революции, осуществившейся вопреки тому социально-консервативному сдвигу, который характеризует нынешнее израильское общество. Еще в начале 2000-х годов в ЛГБТ-сообществе возникло ощущение, что его электоральная сила никак не учитывается в израильской политике, хотя ЛГБТ-граждане и те, кто их поддерживают, составляют значительный процент населения страны. Был взят курс на изменение данной ситуации. Эта динамика сопровождалась юридическими изменениями, касающимися правового статуса ЛГБТ-людей и  усилением открытости ЛГБТ в политике, масс-медиа, в политических структурах.  Выборы 2019 года показали успешность этой концепции.  Даже если при нынешем коалиционном раскладе проведение законов, уравнивающих права ЛГБТ, будет по-прежнему торпедироваться, игнорировать ЛГБТ-граждан депутатам не удастся.  ЛГБТ-сообщество продемонстировало свои электоральные возможности.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x