Блогосфера

"Дайте каждому жить его семьей". Протест ЛГБТ-активистов против кампании ортодоксов за традиционные семейные ценности. Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Это не явление, это люди

У меня нет своей точки зрения по теме ЛГБТ, потому, что это не "тема", не "проблема" и не "явление". Семья, с моей точки зрения, это нечто прямо противоположное идеологии. Семья – это, в первую очередь, система взаимоотношений. В семье нет чётких правил, но есть одни лишь исключения. Семья – как жизнь, гибкая, меняющаяся, хрупкая. Она очень хрупкая.  Речь всегда идёт о жизни и смерти. Общественные кампании на тему семьи (старой, новой, "нормальной", "не нормальной") не помогают никакой семье и никакому человеку.

Я – человек идеологический. У меня есть социальное, экономическое и феминистское мировоззрение. Я верю в определенные вещи, я являюсь приверженцем различных идей, и я могу высказываться по тем или иным темам. Но раз за разом я чувствую, насколько эта идеология ограничена. Насколько это жёстко. Насколько грубыми мазками она описывает мир. Насколько она порождает стигмы. Как мало она позволяет видеть лица, и как мало места в ней остаётся для чувства юмора.

У меня нет своей точки зрения по теме ЛГБТ. Вообще, во всём, что касается семьи, у меня нет идеологической позиции. Нет однозначного мнения. Потому что семья, с моей точки зрения, это нечто прямо противоположное идеологии. Семья – это, в первую очередь, система взаимоотношений. В семье нет чётких правил, но есть одни лишь исключения. Семья – как жизнь, гибкая, меняющаяся, хрупкая. Она очень хрупкая.  Речь всегда идёт о жизни и смерти. Всегда. Законов в ней нет, и всегда приходится быстро принимать решения. Невозможно подготовиться заранее. И очень много беспорядка. В отношениях нужны вера и доверие. Море любви. А также чувство юмора и умение отличать важное от неважного. Короче – всё, кроме идеологии.

У меня нет своей точки зрения по теме ЛГБТ, потому, что это не «тема», не «проблема» и не «явление». Это две мои любимые подруги, такие близкие, как это только возможно. И ещё две подруги и два друга из более дальних знакомых. Лица, лица, лица. С некоторыми из них я разговариваю про «это», с другими – нет.  Как и со всеми моими подругами, есть среди них такие, с которыми можно говорить об их партнёрах и интимной жизни, а есть такие, с которыми нельзя. И это никак не связано с ориентацией.

Общественные кампании на тему семьи (старой, новой, «нормальной», «не нормальной») не помогают никакой семье и никакому человеку. Они лишь берут самую трудную и деликатную  в мире тему и грубо её препарируют, рисуют картину широкими мазками. Так только ослабляют тех, кто пытается сохранить свою семью целой. Пытаются сохранить свою жизнь. Здесь нет никакой конспирации или тенденции, а есть только жизнь людей. И детей. И есть слишком много смерти. Когда дочери Цлофхада приходят к Моше и потребовали унаследовать надел их семьи, потому, что они лишь дочери, и их отец умер, то Моше ничего им не ответил, он промолчал и предоставил Богу решение этого вопроса. (Бог считает притязания девушек законными. Шмот, 27:7: «Справедливо говорят дочери Цлофхада, дай им в удел владение среди братьев отца их и отдай удел отца их им.” и устанавливает закон на все времена о наследовании уделов. Если нет сыновей – удел переходит к дочерям, а только потом к другим родственникам»).

Когда рабби Шимон, сын рабби Элазара, великий учёный, непочтительно высказался о внешне уродливом человеке, тот сказал ему: «Ступай к мастеру, который меня создал». Другими словами, есть Мастер и есть искусство, и ты не знаешь, почему это так, и я тоже не знаю. Но я знаю, что есть люди. Я – созданный Им человек, у меня есть место и цель, точно для такого человека, как я, и ты ничего об этом не знаешь. Так промолчи. Семья – это не тема для политических кампаний и агитации. Жизни людей – это не идеология.

Нужно постараться любить, предоставлять место и протянуть руку тем, у кого болит. О том, чего мы не знаем и не понимаем, всегда можно промолчать.

Блог автора в ФБ

От редакции: мы приводим этот текст в связи с двумя событиями последних дней: покончила с собой 24-летняя девушка-трансгендер Нета Хадид из религиозного поселения в Гуш-Эционе, и разгорелась общественная дискусссия вокруг изменения в анкете ЦАХАЛ для новобранцев, где вместо «отец» или «мать» теперь пишут «родитель». Мы выбрали представить на нашем сайте точку зрения религиозной женщины, общественной деятельницы, политика и блоггера Теилы Нахлон на тему ЛГБТ, потому, что она отражает точку зрения, в которой вместо распрей продвигается милосердие. Надеемся, что наши читатели найдут в этом тексте тему для размышления.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x