Женская территория

Иллюстрация: Hans Gotun

Дайте маме выжить

О чем говорит тот факт, что около 30% разведенных женщин в Израиле не получают алиментов от своих бывших мужей? Видимо, о том, что мужчины не совсем понимают, что обеспечивать своих детей - это их долг. К тому же государство практически ничем не помогает в таких случаях, на сегодняшний день.

Около 30%  разведенных женщин в Израиле не получают алиментов от своих бывших мужей, согласно данным Института национального страхования и Управления исполнительной власти («оцаа-ла-поаль»). Эти данные уже несколько лет остаются почти неизменными, и почти никто не пишет и не говорит об этом (исключение — газета Гаарец).

Это 30 000 женщин из 90 000 разведенных гражданок страны, с детьми младше 18 лет. В среднем речь идет о 2-3 детях на каждую женщину. То есть минимум 60 тысяч детей в нашей стране не получают материальную поддержку от своих отцов, которая положена им по решению суда.

Приблизительно 18 тыс. семей получают ежемесячное пособие на содержание ребенка от Института национального страхования, но речь идет только о тех, кто очень мало зарабатывает (лично я практически не знаю женщин, которые получали бы это пособие, хотя знаю достаточно разведенных с детьми).

Около 12 тысяч дел по взысканию долга по алиментам открылись в последние годы в «оцаа ла-поаль». Но есть также женщины, которые по разным причинам предпочитают не связываться с властями и просто смиряются с неуплатой. Поэтому по оценкам организаций, занимающихся этой проблемой, число женщин, которые не получают алименты, еще больше, чем известно государственным структурам.

Конечно, ситуация ничуть не лучше во многих других странах. Известная блогерка Юлия Дягилева пишет, что долг по алиментам на детей в РФ превысил 150 миллиардов рублей.

Отцы, по мнению Дягилевой, «реально считают, что алименты после развода — это не их прямая родительская обязанность по содержанию собственного ребёнка, а что-то другое. Типа «помощь бывшей» и можно эту помощь отменить, чтобы бывшую наказать… Понять, что это просто долг, обязанность по отношению к собственным детям, вне зависимости от степени стервозности бывшей, они не могут».

Показательно, что эта статистика ничуть не мешает организациям разведенных отцов стонать по поводу и без о невыносимом ярме алиментов, которое лежит на них. Ну, на ком-то, может, и лежит, а на трети — ничего не лежит.  И это такое очень немаленькое меньшинство.

Есть еще один нюанс: многие отцы и у нас, и за рубежом — как минимум в России — поняли, что совместное опекунство поможет им избежать высоких алиментов. Соответственно, зачастую подаются иски на совместное опекунство в ситуациях, когда отец не в состоянии реально проводить с детьми 50% времени, и обеспечивать все их нужды в это время. А ведь это основное условия совместного опекунства. Кроме того, в совместном опекунстве очень важно уметь договариваться между собой, то есть эта форма родительства после развода подходит лишь тем парам, которые могут ладить друг с другом и вести себя цивилизованно. Когда же такой иск является для отцов лишь способом «досадить бывшей», ничего хорошего из этого не получится.

И еще момент. В совместном опекунстве тоже должны быть алименты, хоть и уменьшенные. Почему? Да потому, что матери все равно тратят на детей больше, а зарплата у них меньше. Пока мы не достигли повсеместного равенства в заработной плате между мужчинами и женщинами и пока слишком часто лишь женщины оплачивают, скажем, психотерапию, или ортодента, или летний лагерь для ребенка (потому что «отец не понимает, зачем это надо») — невозможно полностью отменить алименты.

Здесь можно еще много писать о том, каковы критерии Института национального страхования в случае неуплаты алиментов, для получения поддержки от них (вкратце: нищета). А также о том, как долго могут тянуться дела в «оцаа ле-поаль» и насколько на самом деле трудно получить алименты, если отец твердо решил их не платить — но это уже тема для отдельной статьи.

На деле, сегодня в Израиле в большинстве случаев выплата или невыплата алиментов — это такое частное дело между разведенными родителями, которое как бы никого не касается.

Кто страдает от этой ситуации? Конечно, дети. Мать все равно попробует разбиться в лепешку, чтобы обеспечить их всем необходимым, потому что «онажемать». Но на это уйдут все ее ресурсы, которые по идее должны идти на обеспечение детей не только материально, но и эмоционально, ведь необходимо дать им внимание, совместное времяпровождение. В итоге выходит, что дети почти не видят мать, а когда видят, она измотана стрессом и очень часто с трудом в состоянии отгородиться от материальных проблем для того, чтобы просто быть с детьми. Уверена, многие читательницы сейчас узнали себя, своих подруг или родственниц в этом описании.

В Израиле дело усугубляется еще и тем, что снять нормальную квартиру семье из 2-4 человек, живущей на одну зарплату, не представляется возможным (средняя цена аренды квартиры приближается к 80% (!) от минимальной зп. На остальное, как вы сами понимаете, можно жить и ни в чем себе не отказывать…)

Я вижу как минимум частичное решение в том, чтобы Институт национального страхования изменил критерии получения алиментов. Критерии должны быть такими, чтобы обычная разведенная женщина с обычной зарплатой в 7-8 тысяч и 2-3 детьми подпадала под них. Вы спросите, почему государство должно обеспечивать этих детей, если их отец этого не делает? Да потому, что социальная неблагополучность, которая всегда связана со слишком низкими доходами и часто — с отсутствием достаточного родительского участия в жизни ребенка, стоит государству бешеные деньги: преступность, в том числе подростковая, алкоголь и наркомания, и то, что называется  круговорот нищеты, то есть невозможность вырваться из проблематичного, бедного окружения, если уж тебя угораздило в нем родиться и расти.

Дайте матерям спокойно жить и спокойно растить детей в скромном достатке, и вы увидете, как кривая показателей подросткового неблагополучия потихоньку идет на спад, экономится куча средств на дополнительных ставках полицейских, на местах в интернатах-колониях для несовершеннолетних, на убытках граждан, страховочных и пр. от преступности.

Второй аспект решения — социальное жилье. Сегодня мама-одиночка имеет возможность получить социальное жилье только если у нее минимум трое детей и она больше года живет исключительно на пособие «автахат ахнаса», почти не зарабатывая.

Но это происходит потому, что в Израиле слишком мало такого жилья и оттого слишком жеские критерии. Если бы та же абстрактная мать с 7-8 тыс. зарплаты могла не отдавать 4 из них за оплату аренды жилья, а получила бы небольшую квартирку от государства в долгосрочную субсидированную аренду хотя бы до того момента, пока дети не закончат школу и армию — ей бы хватало на скромную жизнь с ее детьми, она могла бы дать им лучшее образование, качественные медицинские услуги, досуг. Разница в этих сценариях просто огромная. Но на данный момент государство лишь распродает фонд социального жилья, ничего не приобретая взамен и не строя, так что даже эти крохи тают на глазах.

Как всегда, наше общество выбирает экономить на том, что принесло бы реальное улучшение дел в социальной сфере, не понимая, что это не только бесчеловечно, а еще и просто экономически невыгодно. Проверьте, сколько стоит государству содержание одного ребенка в интернате для неблагополучных подростков в течение года, и убедитесь в этом сами.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x