Политика

Амир Перец и Леви-Абукасис. Photo by Flash90

Не похороны, а работа над ошибками

Сегодня левая идея должна состоять в переориентировании государства к социальной повестке дня, к облегчению тяжести дороговизны жизни, к решению жилищного кризиса, к радикальному улучшению предоставляемых государству услуг, таких как образование, здравоохранение и т.д. Активная информационная поддержка левых идей повлияет и на центристкую партию...

В  опубликованной 2 октября на сайте статье Льва Авенайса «Эти нелевые левые»  проводится мысль о том, что левый лагерь в Израиле находится в безнадежном состоянии, по словам автора статьи —  «левая идея в Израиле если не умерла, то находится в коме состоянии комы или близком к нему». Мне бы хотелось подискутировать по поводу этого тезиса.

На первый взгляд кажется, что это действительно так. Левый сионисткий лагерь на прошедших в сентябре выборах получил 11 мандатов, что, конечно, по всем меркам является очень низким результатом. Но давайте посмотрим на картину происходящего в левом сионистском лагере в более широком аспекте, не только через узкую призму мандатов.

Авенайс пишет о том, что вопрос решения палестинского вопроса уже не является водоразделом между правыми и левыми в Израиле, так как решения вопроса не видно на горизонте, и даже Нетаньягу в свое время высказывался за решение конфликта по модели «два государства для двух народов». Но на самом деле палестинский вопрос не теряет актуальности, хотя израильское общество и привыкло жить, его не замечая и упорно делая вид, что его вообще не существует. Нетаньягу уже давно отбросил свое, высказанное с явным зубным скрипом, «принятие» модели двух государств, и справа его настойчиво подталкивают к началу аннексии Иудеи и Самарии. Буквально все видные правые политики среднего и молодого поколения высказываются аннексию в той или иной форме, и перед самыми сентябрьскими выборами Биби во всеуслышание пообещал в одностороннем порядке аннексировать Иорданскую Долину и северную часть Мертвого Моря. С другой стороны, с левой стороны идеологической карты продолжают постоянно говорить об острой необходимости решения палестинской проблемы именно в рамках модели «двух государств». Левые партии активно держат в зоне общественного внимания насущность решения проблемы, и предостерегают против опасности и последствий аннексии, и этот вопрос фигурировал в их агитационном материале и на прошедших выборах. И можно осторожно предположить, что после представления администрацией Трампа так называемой «сделки века», важность наличия на столе подхода левых сил к решению проблемы возрастет многократно.

Авенайс с легкостью фактически отметает принадлежность Амира Переца к левому лагерю. Я хочу напомнить, что Амир Перец еще в восьмидесятых годах прошлого века принадлежал к знаменитой «восьмерке» партии Авода — молодому поколению партийных деятелей, которые должны были прийти на смену поколению Рабина и Переса. В идейном плане члены «восьмерки» стояли всегда на более левых позициях, чем партийный мейнстрим, и с тех пор Амир Перец никогда не менял свою идеологическую позицию, даже в те периоды, когда оставлял партию в пользу других политических проектов. Его союз с Орли Леви-Абуксис является тактическим шагом, призванным привлечь голоса правого лагеря. Можно спорить насчет разумности и эффективности этого шага, однако никак нельзя «выписывать» Амира Переца из рядов левого лагеря на основании недовольства этим союзом. И можно сколько угодно смеяться над представленной движением Авода-Гешер экономической программой, но она как раз точно выражает очень логичный и органичный со стороны левого лагеря подход к экономическим и социальным вопросам.

Так как в Израиле раздел по экономическому вопросу между правыми и левыми уже давно не проходит по теме национализации орудий производства, банков и т.д. — тут и правые и левые согласны с превалированием капиталистической модели — левому лагерю требуется найти отдельную нишу в этом важнейшем вопросе. И эта ниша есть переориентирование государства к намного более социальной повестке дня, к облегчению тяжести дороговизны жизни, к снижению цен на квартиры и строительству социального жилья, к радикальному улучшению предоставляемых государству услуг, таких как образование, здравоохранение, услуги национального страхования, к снижению имущественного разрыва в обществе. Да, в этом вопросе требуется мощная разъяснительная работа, призванная нейтрализовать сравнение подобных программ с тем, что произошло в Венесуэле, но то, что задача непроста, не значит, что ничего не надо делать и полностью соглашаться с политикой жесткого капитализма как определяющей экономической моделью!

Нет сомнений, что левым силам в Израиле требуется провести работу над ошибками, наметить новые пути работы по продвижению левых идей, подкорректировать и сами идеи, возможно поискать новые политические и общественные платформы, которые будут являться более привлекательными для избирателей.  Но вот так вот автоматически видеть в нынешнем парламентском положении левых партий объективную картину крушения левой идей вряд ли разумно.

Массовое голосование людей левой идеологии за партию Кахоль-Лаван выражает то, что в отторжении Нетаньягу от власти многие люди видят первичную и верховную цель. И мне чрезвычайно трудно осуждать их за это. Бессменное правление Нетаньягу и Ликуда разъедает страну неуклонно и с каждым днем. Пока на верхушке пирамиды будет Биби, власть будет продолжать сеять ненависть и разделение между израильскими гражданами, будет продолжать делигимитизировать идеологических оппонентов, и в попытках уйти от обвинений в коррупции ее представители будут стараться разрушить баланс между органами власти и уничтожить независимость судебной системы. В 2015 году почти миллион человек проголосовали за Сионисткий Лагерь и Мерец. На сентябрьских выборах за Аводу-Гешер и Демократический Лагерь проголосовали около 400 тысяч человек. Нет, за 4 года 600 тысяч человек не разочаровались в левых идеях. Скорее многие из них разуверились в способности левых партий сместить с престола Нетаньягу. Чистая тактика, нет никакой особой стратегии за таким шагом, и, как мне кажется, нет и полного отказа перешедших в стан Кахоль-Лавана от левого мировозрения.

Низкие показатели на выборах левых партий отнюдь не означают то, что надо отложить левые идеи в чемодан и закинуть их на антресоль. К примеру, выстраивание не патерналистской, а равноправной системы отношений между евреями и арабами не является очень популярной идеей среди широких масс израильского населения, принадлежащего к титульной нации. Однако это не значит, что эту идею не надо активно проповедовать и всеми силами проводить в жизнь. Включая и плодотворное сотрудничество с готовыми к этому политическими силами в арабском секторе, и безусловно таковые имеются в наличие, несмотря на активную пропаганду правых, пытающихся нас убедить в обратном. Задавать вопросы об моральной, этической и материальной стороне израильской оккупации в Иудее и Самарии — это тоже неудобная тема. Но это не значит, что этот подход не надо рекламировать и внушать общественному мнению.

В конце концов, активная информационная поддержка левых идей влияет и на центристкую партию — в данном случае в качестве таковой выступает Кахоль-Лаван. И в этом тоже состоит нынешняя миссия левого лагеря. Сделать работу над ошибками, искать новые пути, новые платформы, новые рамки для выражения левых идей — это да. Сказать, что левая идея в Израиле умерла, и возрождения у нее никак не будет — это нет.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x