Женская территория

ЛЕЙЛА АБЕД РАБО, В.А., М.А., PhD, научный сотрудник Еврейского Университета, жительница Восточного Иерусалима, общественная активистка, ходатай в суде шариата (טוענת שרעית)

Доктор наук в суде шариата

Доктор Лейла Абед Рабо, слепая дочь неграмотной матери, арабка в Еврейском Университете, одна из ведущих специалистов по правам женщин в Исламе, автор блестящих научных работ, научный сотрудник института Трумэна продвижения мира при Еврейском университете, феминистка в патриархальном обществе. Обычная немолодая женщина с удивительными талантами, удивительной стойкостью и удивительной судьбой.

Я наткнулась на ее имя случайно, в связи с мирным активизмом, и что-то меня зацепило. Женщина-мусульманка из Восточного Иерусалима, доктор, научный сотрудник Института продвижения мира – мне стало любопытно узнать о ней побольше.

Поиски в Сети для начала вывели на обсуждение посвященной ей статьи в википедии. Авторы статьи, по-видимому, коллеги Лейлы, отзывались о ней в восторженных тонах, называли ее «прорывом», образцом, говорили о ней не только как об ученом, но и как об общественной и мирной активистке, и как о первой женщине-ходатая в судах шариата (человек без юридического образования, имеющий право представительствовать в религиозном суде). К сожалению, из-за того, что авторы статьи не привели доказательств того, что Лейла действительно была первой женщиной-ходатаем, статья так и не была одобрена, как не имеющая ценности, от нее осталось одно обсуждение. А между тем Лейла Абед Рабо – поразительный человек с удивительной судьбой.

Лейла Абед Рабо, дочь неграмотной матери, обладает степенью PhD по Исламу и Ближнему Востоку, которую она получила в Еврейском Университете. Иврит она выучила уже взрослой. По Брайлю.

Лейла собиралась стать учительницей. Она внезапно начала терять зрение, когда уже заканчивала учебу в педагогическом колледже в Рамалле, во время летних каникул. Ей сделали множество операций, но зрение спасти так и не удалось – в течение недолгого времени она полностью ослепла. Ей удалось вернуться к учебе и получить диплом по специальности учитель младших классов (ей пришлось изменить специализацию, поскольку она больше не могла делать работы в лабораториях), но никакая школа не хотела нанимать на работу слепую женщину.

Лейла решила продолжить учебу в университете в Рамалле. Она выбрала специальность «история Ближнего Востока». Но и с дипломом бакалавра она не могла найти работу. В конце концов, ей удалось устроиться в центре для слепых, где она семь лет обучала пожилых женщин читать и писать. Но она чувствовала себя неудовлетворенной этой работой.

Знакомые посоветовали ей продолжить учебу в Еврейском университете. Раньше она даже не знала, что в Еврейский университет принимают арабов из Восточного Иерусалима. Лейла начала учить иврит. Ей было почти сорок лет.

В университете Лейла изучала Ислам и Ближний Восток и писала работу о семейном праве в судах шариата. Ее научный руководитель, профессор Рут Родед, решила, что Лейле из-за ее слепоты больше подходит проведение собеседований вживую, чем работа с литературой. Кроме того, ей, арабской женщине, будет проще общаться с мусульманками.

Проводя полевые исследования, Лейла приходила в суды в Тайбе и в Иерусалиме и интервьюировала женщин, мужчин, судей и адвокатов. Она спрашивала женщин о том, что привело их в суд, как они узнали о своих правах и чего добились в суде. Ее слепота дала ей неожиданное преимущество – по словам Лейлы, оказалось, что женщинам легче с ней разговаривать. Слепая не представляет угрозы, она не узнает собеседницу при следующей встрече. Она сможет сохранить их секрет. Ей они рассказывали то, что не рассказывали раньше никому, иногда даже своему адвокату.

Материал, собранный Лейлой, уникален. Она проинтервьюировала сотни женщин, пришедших в суд со своими жалобами. На избивающих мужей, на тяжелые условия в семье, на нехватку денег, чтобы прокормить детей. Больше всего жалоб, связанных с конфликтами с семьей мужа и домашним насилием. Лейла отсидела на сотнях заседаний и узнала, что суды шариата предоставляют женщинам больше защиты, чем принято считать. Например, женщина может получить алименты на содержание себя и детей, не разводясь с мужем. Она может потребовать раздельного проживания, если проживание с семьей мужа не комфортно для нее. (Из-за нехватки жилья в Восточном Иерусалиме во многих домах, на небольшой площади, живут вместе несколько поколений, что часто ведет к кризисам и напряженности.) Для Лейлы было неожиданностью узнать, что, несмотря на патриархальный семейный уклад, больше всего арабские женщины жалуются на свекровей. Это нетрудно объяснить — бывшие угнетенные охотно пользуются возможностью стать угнетателями.

Женщины говорили на интервью, что обращение в суд придает им силы и уверенность. Они больше не чувствуют себя жертвами. Многие только в суде узнавали, что по законам шариата домашнее насилие может быть основанием для развода.

Профессор Рут Родед, одна из первых исследователей роли женщины в исламе, говорит: «Никому раньше не было дела до того, что говорят эти женщины. Мы были потрясены их рассказами.»

Судебная система высоко оценивает работу Лейлы Абед Рабо и ее значение для общества.  Ияд Захалка, судья Хайфского суда шариата, бывший глава национальной системы судов шариата говорит: «Она впервые показала работу судов шариата с точки зрения женщин; она своей работой развенчала предрассудки о дискриминации женщин в судах шариата и показала, что суды на деле отстаивают права женщин и защищают их даже от их семей. Она также помогает женщинам лучше узнать об их правах».

Действительно, Лейла Абед Рабо получила сертификат Верховного суда, позволяющий ей представлять женщин в судах шариата. Она также ведет женские группы, где рассказывает женщинам об их правах. В дальнейшем она планирует открыть свой консультационный центр.

Абед Рабо не прекращает заниматься наукой: в 2010-м году она получила докторскую степень Еврейского Университета по специальности Ислам и Ближний Восток, тема ее диссертации: женские проблемы в судах шариата Иерусалима и Тайбе, вопросы алиментов и опеки над детьми.

Лейла Абед Рабо также занимается темой «Роль женщин-журналистов в палестинском сообществе в Восточном Иерусалиме». Она отмечает, что, несмотря на огромные положительные сдвиги в положении женщин  после соглашений Осло, когда начало формироваться палестинское гражданское общество, в котором женщины наконец обрели свой голос, они все еще не занимают ключевых позиций в медиа.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x