Общество

Протесты эфиопской общины против полицейского насилия. Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

Последние минуты жизни Иегуды Биадги

Почти 50 минут с ножом в руке. Полицейский информатор, выслеживавший Биадгу. Офицер полиции, находившийся на расстоянии вытянутой руки. Выстрелы в живот и плечо. На этот раз не будет никакого способа избежать тщательного расследования смерти, которую можно было предотвратить.

В пятницу, 19 января 2010-го года, в 14:42, родственник Иегуды Биадги позвонил из Бат-Яма в полицию и предупредил, что Иегуда, страдающий посттравматическим синдромом ​​и душевным расстройством, ушел из дома с ножом. Все эти важные подробности были сообщены полиции. Перед арестом Биадги полиция получила информацию, которая могла бы помочь ей подготовиться к его аресту ответственно и разумно, и теоретически полиция могла бы быть подготовлена ​​иначе.

Была ли предоставленная по телефону информация передана полицейским, осуществлявшим операцию? Непонятно.

В течение следующих 50 минут в полицию был сделан ряд дополнительных звонков, и полицейский информатор пытался обнаружить Биадгу. В это же время к дому в Биадги приехала патрульная бригада, хотя молодого человека и не было дома.

После того, как информатор обнаружил 24-летнего Биадгу, он стал следить за ним, не выпуская юношу из виду. В 15:31 полиция спросила информатора, где находится Иегуда. Через несколько минут, в 15:34, полицейские обнаружили Биадгу на пересечении улиц Жаботинского и Герцля в Бат-Яме, где через минуту он  и был застрелен полицейским.

В 15:35 Даниэла Касановски сидела на балконе своего дома на улице Герцля в Бат-Яме. Она сидела с подругой, когда услышала шум, похожий на стрельбу, а затем начала снимать на камеру. «Внезапно мы услышали шум. Я испугалась и решила посмотреть, в чем дело. Я заподозрила, что это террорист». У Биадги на шее был большой белый шарф. Касановски сказала, что даже не знала, какого происхождения мужчина, когда снимала, потому что шарф частично скрывал лицо. В сделанной Даниэлой видеозаписи слышен звук выстрела и виден Биадга, лежащий на дороге.

В другом видеоролике, распространенном в социальных сетях и, по-видимому, снятом в тот же момент, но с другой стороны улицы, выстрел не слышен. Но видно Биадгу, который лежал на дороге, двигая руками. Касановски и второй снимавший очевидец подтвердили, что никто из них не редактировал видеозапись и ничего не менял в ней. Полиция объявила, что ролик Даниэлы Касановски был сфабрикован. Касановски отрицает подделку видеозаписи и заявляет, что она никак не заинтересована в фальсификации фактов. По ее словам, она загрузила видео на свой аккаунт в Instagram, чтобы люди знали, что произошло.

Узнав об этом инциденте, израильская полиция сообщила, что реакция полицейского была обусловлена тем, что его жизни угрожала опасность, и это не было связано с происхождением подозреваемого. Полиция также объявила, что как в любом случае стрельбы во время оперативной операции, было начато внутреннее расследование, и неуместно делать выводы, которые могли бы ввести общественность в заблуждение относительно этого инцидента, прежде чем соответствующие органы завершат проверку.

Четыре секунды между выстрелами

Биадга был ранен в живот и левое плечо рядом с пешеходным переходом на перекрестке. Как и все звенья в цепочке этих событий, выстрелы вызывают серьезные вопросы. Почему полицейский стрелял в живот и в плечо подозреваемого, а не в ноги, как предписывают правила? Почему полиция не использовала другие средства, чтобы помешать Биадге нанести удар полицейскому и заставить его бросить нож? Почему Биадга почти 50 минут ходил с ножом по улицам Бат-Яма, пока следящий за ним информатор почти все это время общался с полицией? Зачем полицейский подошел так близко к Биадге на широком и залитом солнцем перекрестке, если его можно было увидеть с расстояния десятков метров?

Среди прочего полиция утверждает, что Биадга побежал к полицейскому с ножом. Не все физические улики на месте инцидента соответствуют этой версии. Угол падения тела Биадги —  на левую, а не на правую сторону —  вызывает сомнение в намерении подозреваемого напасть на полицейского.

Адвокат Цахи Ласри, представляющий семью покойного, утверждает, что выстрелы не последовали один за другим, а были произведены с интервалом примерно в четыре секунды, и есть дополнительные доказательства в пользу этого факта. Однако МАХАШ (отдел по расследованию полицейских преступлений при министерстве юстиции) еще не взял показания у свидетелей.

Лица, участвующие в расследовании, говорят, что полицейские на месте инцидента действовали так, будто речь шла о террористическом акте, и выражение «нейтрализовать преступника», хорошо знакомое нам по террористическим актам, очень уместно и в отношении данного происшествия и его результатов.

Сразу после трагического инцидента несколько молодых активистов попытались устроить акцию протеста против жестокого обращения по отношению к выходцам из Эфиопии и представителям других меньшинств. Демонстрация в итоге была отменена по просьбе семьи погибшего, которая хотела дождаться окончания траурной недели.

В воскресенье, через два дня после инцидента, полицейский вернулся на работу. Во вторник он ушел в отпуск по собственному желанию. Видимо, чтобы снизить уровень шума вокруг этой истории. Почему руководство не отстранило его от работы в связи с вопросами, возникшими после инцидента? Это тоже не ясно. В то же время полиция объявила, что стрелявший находится под охраной, поскольку ему угрожают в социальных сетях.

Протесты эфиопской общины против полицейского насилия. Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

В прошлый четверг состоялась демонстрация возле дома министра внутренней безопасности Гилада Эрдана в Кирьят-Оно. Эфрат Ярдай написала: «Этот инцидент не пройдет незамеченным. Вчера мы были перед домом министра внутренней безопасности Гилада Эрдана. 20 активистов, не готовых принять его молчание. Мы также протестовали против попытки продать нам идею о плохо налаженной связи полиции с эфиопской общиной». Эрдан призвал укреплять связь эфиопской общины с полицией, но мы неоднократно объясняли, что мы не заинтересованы в общении с полицией, но предпочитаем не связываться с ней, потому что она опасна для нас. Мы хотим, чтобы был выработан план по искоренению насилия и культуры лжи в израильской полиции. Мы хотим, чтобы полицейские усвоили, что общественная критика — это базовое право граждан, а не подстрекательство. Эта критика должна отучить полицейских выставлять себя жертвами, будто преследуют их, а не молодых выходцев из Эфиопии, расплачивающихся своей жизнью».

На следующий день, в пятницу утром, за три недели до праймериз в «Ликуде», министр Эрдан прибыл в дом родных Иегуды Биадги вместе с мэром Бат-Яма Цвикой Брутом. Министр сказал семье, что выводы из случившегося сделаны, и что он лично проследит за расследованием МАХАШа.

«После службы сын был сам не свой»

 Иегуда Биадга учился в иешиве и был одним из лучших учеников. После учебы он пошел служить в боевые части ЦАХАЛа. Его мать рассказала, что сын перенес травму во время службы в армии, и это сильно отразилось на нем. «Он просто пришел домой, привалился к  двери и в течение двух лет не говорил ни слова. Армия подорвала его психическое здоровье. Его отвезли в больницу тогда и прислали к нам младшего офицера. Армия не позаботилась об Иегуде. С тех пор сын был сам не свой».

Протесты эфиопской общины против полицейского насилия. Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

В мае 2015-го года демонстранты, женщины и мужчины, в основном представители эфиопской общины, провели серию акций протеста на фоне растущего расизма и насилия со стороны полиции против членов общины. Это был болезненный и бурный протест, десятки демонстрантов были ранены во время волнений. С тех пор прошло почти четыре года. Полиция провела серию акций, направленных на улучшение отношений с общиной и восстановление доверия. По данным полиции, количество арестов уменьшилось, равно как и число обвинительных заключений. Расследования были закрыты, были проведены беседы с лидерами общины, сотрудники полиции прошли обучение.

Данные полиции показывают, что с 2015-го года произошли изменения, но молодые люди и активисты утверждают, что эти цифры не отражают реальность. По их словам, даже если количество арестов и сократилось, полиция все еще проявляет неумеренную активность в отношении представителей эфиопской общины.

Похоже, что смерти Иегуды Биадги можно было бы избежать, если бы полиция действовала по-другому на всех этапах случившегося — от телефонного звонка родственника Иегуды и до факта констатации его смерти. Ясно одно: в этом случае, в отличие от других инцидентов (таких как смерть Йосефа Салмасы из Зихрон-Яакова), будет невозможно отказаться от тщательного расследования фактов, приведших к смерти молодого человека эфиопского происхождения с посттравматическим синдромом и душевным расстройством.

Оригинал на сайте «Ха-маком»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x