Общество

Фото: Gershon Elinson. Flash-90

Культ «Кольта» - 2

Все иностранные журналисты, приезжающие в Израиль, не преминут восхититься какой-нибудь еврейской красавицей с автоматом "Галиль" на бедре. И кадр девушки в форме ЦАХАЛа с автоматом стал непременным в любом телерассказе о нашей стране. Такой визитной карточкой страны. Так сказать, местный колорит - вроде самбы в Бразилии и пингвина в Антарктиде.

В  первой части я писал о том, как обстоит дело с правом на ношение оружия в разных странах. Напомню, что сами эти заметки я начал писать в связи с утверждением министром внутренней безопасности Израиля Гиладом Эрданом новых правил выдачи лицензий на владение огнестрельным оружием. Отныне правом на ношение пистолета будет обладать каждый, кто отслужил в боевых частях. Также такое право получат спасатели, сотрудники и волонтеры скорой медицинской помощи. Разумеется, при условии отсутствия криминального прошлого и медицинских противопоказаний.
Станет ли после этого наша жизнь в Израиле более безопасной?

Свое решение Гилад  Эрдан аргументировал так: «Многие опытные граждане, владеющие оружием, помогли предотвратить теракты. Чем их больше, тем больше вероятность сорвать атаку на мирных граждан».
Против этого, вроде, и возразить нечего. Истина прописная. Волга впадает в Каспийское море. Действительно, чем больше людей с оружием окажутся на месте, где какой-нибудь отморозок с ножом или девочка с ножницами попытается совершить теракт, тем больше шансов, что террориста быстро ликвидируют.
Но к счастью, террористы у нас попадаются не каждый день, а в последнее время теракты, слава богу, практически сошли на нет. Зато всяких конфликтов на семейной почве, на работе, да просто на автомобильной стоянке или в очереди возникает немало. И как себя поведет оружие в такой ситуации?
В Израиле «человек с ружьем» никого не удивляет. Парни и девушки в военной форме отправляются в увольнение с автоматами наперевес. И, хотя я испытываю определенный дискомфорт, когда в автобусе упирается мне в бок ствол «М-16» уснувшего рядом бойца, чувства протеста это не вызывает: мы живем в вынуждено милитаризованной стране. Все иностранные журналисты, приезжающие в Израиль, не преминут восхититься какой-нибудь еврейской красавицей с автоматом «Галиль» на бедре. И кадр девушки в форме ЦАХАЛа с автоматом стал непременным в любом телерассказе о нашей стране. Такой визитной карточкой страны. Так сказать, местный колорит — вроде самбы в Бразилии и пингвина в Антарктиде.
В Швейцарии, где большинство мужчин числятся в  армейском резерве, их боевое оружие хранится дома. Это, как правило, автомат или автоматический карабин. Однако во время моего путешествия по этой пасторальной стране мне не встретился ни один человек в штатской одежде с автоматом наперевес.

Не принадлежу я и к убежденным пацифистам — тем, кто публично сжигает игрушечные танки и пластиковые пистолеты, утверждая, что детей нельзя воспитывать на оружии. Мальчишки всегда играли в войну, как девочки в куклы. И пусть себе только играют…

Когда я изучал статистику по другим странам, мне попадалось много самых разных данных, кроме одних: какой процент убитых или раненых из хранящегося у гражданских лиц огнестрельного оружия «заслуживали» этого с точки зрения закона. То есть, сколько было поражено террористов или хотя бы грабителей, насильников, просто воров, проникших в дом, из этого оружия, а сколько людей пострадало от этого оружия, не будучи преступниками? У меня лично нет никаких сомнений, что вторых было значительно больше. В первой части своих заметок я написал, что в 2016 году в США из 11 тысяч погибших от огнестрельного оружия половина были самоубийцами. Я убежден, что наличие в доме огнестрельного оружия провоцирует использовать его в минуту серьезного душевного кризиса. Собственно, кинематограф дает нам сотни примеров этого. Муж, застав жену с любовником, хватает «пушку» и убивает любовника, жену или обоих. Жена в состоянии аффекта убивает мужа, достав из ящика стола хранящийся там изящный дамский пистолетик. А не будь пистолета в ящике стола, глядишь, ограничилась бы ударом сковородкой. Тоже больно, но не смертельно.

Да и со своей жизнью в минуту, когда кажется, что нет другого выхода,  так легко свести счеты одним нажатием спускового крючка. Куда проще и быстрее, чем травиться газом, или вешаться. Пока занимаешься приготовлением к повешению – ищешь веревку и подходящий крюк, — можно и передумать. При наличии пистолета времени на колебания значительно меньше. Да и мгновенность результата как-то способствует принятию рокового решения.

Чехову приписывают фразу: «Если в начале пьесы на сцене висит ружье, то к концу оно должно выстрелить». На самом деле, Чехов сформулировал эту мысль совсем иначе, но смысл был тот же. Жизнь, слава богу,  не пьеса, и «ружье» в доме стреляет  не всегда, и даже редко. Но, увы, чаще, чем хотелось бы. Собственно, хотелось бы, чтобы никогда.

Позиция израильских властей в отношении оружия подвержена постоянным колебаниям, причем, в значительной степени, эмоциональным. Еще двадцать лет назад, в 1997 году тогдашний министр внутренних дел Элиягу Свиса (а выдача разрешений на владение оружием это прерогатива именно МВД) призывал резко расширить круг лиц, кому можно выдать такое разрешение. Тогда правительство эту инициативу не одобрило. Потом, помнится, за короткий промежуток времени случилось несколько несчастных случаев, когда братья или друзья пришедших в увольнение солдат баловались с оружием. Не зря ведь народная мудрость говорит, что раз в сто лет и палка стреляет. А что же говорить о карабине М-16! Примерно в то же время произошло несколько нападений на солдат с похищением оружия. И по армии «в порядке реагажа» был издан приказ: во избежание подобных случаев, в увольнение солдаты должны отправляться безоружными. Но спустя какое-то время произошло несколько нападений террористов на безоружных солдат, и, опять же — «в порядке реагажа», солдаты снова стали заполнять автобусы с автоматами наперевес. По странному совпадению, происшествия у нас идут сериями. И вот случилась серия  убийств жен в семейных ссорах охранниками. Тогда все охранники даже на входе в торговые центры были вооружены. Мой приятель, тишайший человек возраста «пятьдесят плюс», сидел на входе в местное отделение министерства абсорбции с пистолетом на поясе. После этих случаев с несдержанными в быту  стражами,  всех охранников обязали в конце рабочей смены сдавать оружие.  Теперь вот снова Гилад Эрдан выпустил джинна из бутылки, и по приблизительной оценке 600 тысяч израильтян получат возможность обзавестись «уравнивателем», как называют пистолет в Америке, ибо он уравнивает в возможностях очкастого хлюпика и громилу.

Более того, очень многим даже не придется тратить на обзаведение «пушкой» свои кровные. Всем уходящим в запас сержантам и офицерам разрешат оставить свой табельный пистолет «в личное пользование».

Всё, что остается нам, это подождать несколько лет и посмотреть на статистику. Сколько террористов будет уничтожено из пистолетов «новых стрелков», сколько людей погибнет или будет ранено по неосторожности,  насколько вырастет статистика самоубийств, в том числе — из огнестрельного оружия, сколько будет убито из пистолета на вечной бытовой почве.

Мне лично кажется, что на успехи в борьбе с терроризмом решение Эрдана повлияет мало.
Эрнест Хемингуэй назвал свой роман «Прощай, оружие!» Нам впору воскликнуть: «Здравствуй, оружие!»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x