Общество

Биньямин Нетаниягу и Арье Дери 2 апреля 2018. Фото: Hadas Parush, Flash-90

Кульбит премьера

Сразу после того, как  Нетаниягу представил публике договор с комитетом по беженцам ООН, началась атака на него со стороны правых политиков и представителей электората правых воззрений. Радость левого лагеря и шок правого - все это продолжалось до глубокого вечера, когда Нетаниягу сообщил, что из-за множества критических голосов, он приостанавливает действие соглашения. А на следующий день он его и вовсе отменил.

То, что произошло второго и третьего апреля будет записано в хрониках премьерских каденций Биньямина Нетаниягу отдельной строчкой. Да, видели мы уже в исполнении нашего премьера финты высокого уровня сложности, но обычно они были растянуты по времени, и иногда их результатом было принятие правильного для страны решения. Например, как это было в случае с металлоискателями на Храмовой Горе.

Сейчас же все произошло с точностью наоборот. 2-го апреля Нетаниягу неожиданно сообщил о том, что достигнута договоренность между Израилем и отделом ООН по правам беженцев по вопросу  ищущих убежище. Около 16 тысяч (из примерно 38 тысяч) африканцев должны были остаться в Израиле, получив законный статус. Правительство обязывалось распределить и интегрировать их по всей стране. Остальные беженцы под эгидой ООН должны были отправиться в западные страны, с которыми ООН заключило бы договоры об их приеме. Среди стран, которые могут принять беженцев, назывались Канада, Италия и Германия. И, наконец, правительство должно было начать работы по улучшению положения в южном Тель-Авиве, где в данный момент сосредоточена основная масса беженцев.

Нетаниягу объяснял это прагматичное соглашение тем, что та самая пресловутая «третья страна», название которой соблюдалось в тайне, решила отказаться от принятия беженцев, которых Израиль депортировал без их согласия. Секретом Полишинеля уже давно было то, что Руанда является этой страной, но это скрывалось, ибо изначально соглашение между Израилем и Руандой о депортации беженцев без их согласия благоухало отнюдь не амброзией. Судя по всему, Израиль собирался щедро заплатить Руанде за ее согласие принять участие в сомнительной сделке. Договор с ООН фактически дезавуировал остановленный БАГАЦ процесс депортации беженцев в Руанду, где они были бы брошены на произвол судьбы при полном игнорировании властями. Перед ними ставили  выбор: или согласиться на депортацию, или сесть в тюрьму бессрочно.

Сразу после того, как  Нетаниягу представил публике договор с комитетом по беженцам ООН, началась атака на него со стороны правых политиков и представителей электората правых воззрений. Министры Нафтали Беннет, Моше Кахлон и Исраэль Кац выступили с резкой критикой соглашения, не желая допустить, чтобы часть беженцев получила законный статус . Даже такая поклонница Нетаниягу как Мири Регев, позволила себе несколько критических слов в его адрес.  20-й канал ТВ использовал термин «капитуляция». Выдающий себя за журналиста Шимон Риклин, известный фанат семейства Нетаниягу , тоже раскритиковал соглашение. А уж на официальной страничке премьера в Фейсбуке можно было приобщиться к мощному гласу ликудовского электората. Основным рефреном звучали возгласы «ты нас потерял», «ты сдался», «ты пошел на поводу у левых, и больше мой голос на выборах не получишь». Эта нетривиальная волна критики особо контрастно смотрелась на фоне взрывов радости в левом лагере, где многие подчеркивали то, что соглашение с ООН фактически выражает те тезисы, за которые правозащитные организации, занимавшиеся проблемой беженцев, боролись много лет.  Радость левого лагеря и шок правого — все это продолжалось до глубокого вечера, когда Нетаниягу сообщил, что из-за множества критических голосов, он приостанавливает действие соглашения. А на следующий день он его и вовсе отменил.

Протестующие беженцы. Аукцион. Фото: Miriam Alster, Flash-90

И фактически в данный момент решения проблемы просто нет. Не существует страны, куда можно депортировать беженцев без их согласия. И в свете произошедшего с Руандой, трудно поверить, что в обозримом будущем такая страна появится. На встрече с представителями жителей южного Тель-Авива Нетаниягу пообещал создание комиссии по улучшению качества жизни в районе (очень интересно, почему этим израильские правительства не занялись много-много лет назад, когда этот район превратился в городскую клоаку — задолго до прибытия туда беженцев), но не мог обозначить, как именно Израиль собирается решать проблему в желанном этим представителям русле — полной депортации всех беженцев из страны.

Вся эта история обнажила не только то, что мы и раньше прекрасно знали — премьер является умелым и виртуозным политиком, но он не лидер. Отказаться от полезного, и в тактическом и в стратегическом плане, решения лишь из-за резкой критики со стороны своей электоральной базы — это свойство политика, не являющегося лидером.

Настаивать на том, чтобы в Израиле не осталось ни одного африканского беженца — расизм чистой воды. Забота о еврейском характере государства в связи с присутствием 38 тысяч африканцев (количество беженцев на сегодняшний день), и тем более 16 тысяч, как это было предусмотрено в соглашении с ООН — это даже не смешно, а очень грустно. По данным отчета международного центра исследования вопросов эмиграции CIMI, составленного совместно с аналитическим отделом эмиграционной службы МВД Израиля, на данный момент на израильском рынке труда заняты 77 тысяч легальных иностранных рабочих и еще около 82 тысячи палестинцев и иорданцев. Еще примерно 17 тысяч иностранцев работают незаконным образом. На фоне этих цифр все рассуждения о том, что африканские беженцы, подавляющее большинство которых стремятся максимально интегрироваться в Израиле, являются угрозой еврейскому характеру государства — полный абсурд. Их хотят вытолкать отсюда исключительно по причине цвета кожи и ксенофобного страха перед чужаками.

Другого объяснения сопротивлению соглашению с ООН  просто нет. Да, есть заслуживающее внимания мнение о том, что нынешнему истеблишменту крайне выгодно продолжение эпопеи с беженцами, ибо она позволяет постоянно держать народ в тонусе , показывая ему «исконных врагов» — Новый Израильский Фонд, правозащитные организации, партия «Мерец». Уже вечером 3 апреля Нетаниягу в своем официальном фейсбук-аккаунте обрушился на Новый Израильский Фонд, обвинив его в срыве соглашения с Руандой, а заодно, как водится, повторил популярную мантру о финансовом и идейном пособничестве со стороны Фонда истинным врагам Израиля — организациям «Бецелем», «Шоврим штика» и «Адала». Нетаниягу даже сообщил о намерении создать парламентскую комиссию по расследованию деятельности НИФ. Угроза, не имеющая никаких шансов воплотиться в жизнь, но гарантированно производящая отличное впечатление на электорат.

Да, есть политические оттенки, но все подпитывается идущим из самых толщ народа «простым расизмом». Грустно это осознавать, но факт остается фактом. Выступать против регулируемой интеграции 16 тысяч африканских беженцев, и таким образом задушить полезный стране договор, логичный со всех точек зрения  (в том числе нравственной), решающий трудную и долгоиграющую проблему — нет у меня другого рационального объяснения этому явлению, кроме обычного расизма. Рассуждения о том, что договор привел бы к затоплению Израиля беженцами со всего мира, не серьезен. Забор  на границе с Египтом остановил поток, а другими путями они не могут добраться в Израиль из стран, где происходят гуманитарные катастрофы.

Кстати, вся эта тема с беженцами в очередной раз показала, к чему приводит отсутствие в Израиле нормального иммиграционного закона, в рамках которого была бы возможность интеграции в Израиле не только людей, имеющих право на репатриацию по ЗОВ. Но это уже тема для другого разговора.

Примечательно, что судя по некоторым данным, Нетаниягу поспешил заключить соглашение с ООН из-за угрозы со стороны влиятельных американских евреев начать кампанию против выдворения беженцев из Израиля. У американских евреев и так с нынешней израильской властью натянутые отношения, вспомнить хотя бы споры вокруг компромисса о совместной молитве возле Стены Плача, а сейчас еще и этот печальный поворот… Надо, кстати отметить,что не случайно Натан Щаранский, председатель Сохнута приветствовал соглашение  с ООН.

Подведем  итог событий этих двух дней. В сухом остатке:

Израиль отказался от самого благоприятного для страны решения проблемы африканских беженцев. Решения в сто раз лучшего с моральной и этической точки зрения, чем правительственная «руандская» инициатива.

Это произошло потому, что слишком много израильтян хотят выдворить ВСЕХ африканцев из страны.

На данный момент ВСЕ беженцы остаются в Израиле, и решение проблемы не просматривается. Ни для страны, ни для беженцев, ни для жителей южного Тель-Авива.

Самим фактом соглашения с отделом по вопросу беженцев ООН, премьер признал, что нелегально находящиеся в стране африканцы являются беженцами, что идет вразрез с той позицией, которую Израиль занимает все годы, с начала возникновения проблемы.

Отношения с американскими евреями еще более ухудшились.

Во всех бедах страны снова «виноваты» Сорос и Новый Израильский Фонд.

Все это происходит в стране, где живут люди, воспитанные на страшной истории своих соплеменников, безуспешно искавших укрытие от преследований нацистов во время Катастрофы. В стране, где еще можно увидеть людей, выживших в той страшной бойне, нередко благодаря помощи не евреев, рисковавших жизнью, дабы их спасти. В стране, которая призывает другие страны помнить уроки Катастрофы. Но помнит ли сам Израиль эти уроки?

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x