Политика

F-16. Фото: википедия

Кто кого «подставил» в сирийском небе

Ситуация, скорее всего, будет решаться на уровне военных ведомств, которые более плотно займутся вопросами военного взаимодействия, чтобы избежать подобных ситуаций в дальнейшем. В ухудшении отношений с Израилем сегодня не заинтересована, прежде всего, сама Москва. Хочется ей того или не хочется, но ей еще придется сотрудничать с Израилем в Сирии.

История, произошедшая между Россией и Израилем накануне Йом Кипура, похожа на скверный анекдот, воплотившийся в реальность. Это могло бы быть смешно, если бы речь не шла о пятнадцати человеческих жизнях.

Россия, которая отправлялась на войну в Сирии как на легкую увеселительную прогулку, рассчитывая таким способом поднять свой международный престиж и попутно потренировать войска в боевых условиях, продолжает нести потери. А поскольку признать, что сирийская авантюра изначально была глупостью, что Асад – плохой союзник, а российская армия неважно подготовлена, невозможно, Москве все время приходится искать виновника своих неудач. То враг напал внезапно, то американцы не предупредили об ударе, теперь вот Россию «подставил» Израиль.

17 сентября российский самолет Ил-20, возвращавшийся на авиабазу Хмеймим, был сбит сирийской системой ПВО в 35 километрах от побережья Средиземного моря, погибли 15 российских военнослужащих. Как объяснил российский министр обороны Сергей Шойгу, Ил-20 выполнял разведзадание в Идлибской зоне деэскалации «для определения мест хранения и сбора беспилотных летательных аппаратов, которые из этой зоны вылетают и наносят удары по разным районам Сирии». В это же время четыре израильских истребителя F-16 атаковали иранские объекты в Латакии. В момент нанесения удара сирийских ПВО российский самолет оказался на линии огня – между группой из четырех израильских F-16 и территорией Сирии, и был сбит ракетой комплекса С-200, который в Сирию поставила сама же Россия. По мнению Минобороны, ситуация выглядит следующим образом: израильские летчики, прикрываясь российским самолетом, «у которого эффективная отражающая поверхность на порядок больше, чем у F-16 ВВС Израиля», подставили его под удар.

На сирийской границе. Фото: Hadas Parush, Flash-90

Еще раз, медленно: четыре израильских F-16, прикрываясь одним российским Ил-20, подставили его под удар произведенного в России зенитного комплекса С-200. Для тех, кто не представляет разницы между российским Ил-20, разработанным на базе пассажирского Ил-18, и сверхзвуковым военным F-16: скорость F-16 в два-три раза превышает скорость российского самолета, не говоря уже о том, что летают они на разной высоте. Но для российского Минобороны это не имеет значения. Если у Роскосмоса хватает ума утверждать, что дырку в обшивке Международной космической станции просверлили американские астронавты, то что, собственно, мешает Минобороны заявить, что в гибели российского самолета виноваты израильские летчики? В этом даже есть определенная логика. Не зря соцсети второй день перепевают привычные российские анекдоты из серии «Если в кране нет воды…» (хотя здесь, скорее, более уместна шутка про плохого танцора). Ведь, действительно, не обвинять же в гибели самолета своего любимца Асада и его криворуких зенитчиков.

Израиль выразил готовность передать России всю информацию, необходимую для расследования инцидента, и предложил направить в Москву командующего ВВС. Параллельно ЦАХАЛ начал свое расследование произошедшего инцидента. Генштаб ВС Израиля заявил, что, по предварительным данным, Ил-20 находился за пределами зоны операции в Латакии, и в момент, когда сирийские ПВО начали атаку, все израильские самолеты, принимавшие участие в операции, уже находились в воздушном пространстве Израиля и почти приземлялись на своей базе. А причиной гибели российского самолета стал «обширный и неточный сирийский зенитный ракетный огонь». Но Россия упорно настаивает на том, что трагедия является прямым следствием израильских ударов по Сирии и несогласованности действий.

Минобороны РФ рвет и мечет, по его словам, несмотря на имеющиеся договоренности о предотвращении опасных инцидентов с Израилем, командование российской группировки войск было оповещено только за одну минуту до нанесения удара израильскими F-16, поэтому вина за сбитый российский самолет и гибель экипажа полностью лежит на Израиле. «Россия расценивает провокационные действия Израиля как враждебные и оставляет за собой право на адекватные ответные действия», – заявил представитель министерства обороны России генерал-майор Игорь Конашенков. Владимир Путин подтвердил, что заявление Минобороны было с ним согласовано, и это официальная российская позиция. Однако, российский президент был более аккуратен в выражениях и назвал случившееся «цепью трагических случайных обстоятельств». По словам Путина, ответом на крушение самолета Ил-20 в Сирии станет усиление безопасности российских военных в регионе. «Это будут такие шаги, которые заметят все», – сказал он. Какие же это могут быть шаги?

По мнению президента Академии геополитических проблем, экс-начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России генерал-полковника в отставке Леонида Ивашова, трагедия с Ил-20 стала возможна потому, что Россия слишком долго прощала Израилю агрессивные акты в отношении Сирии. Поэтому Ивашов предложил свой сценарий ответных действий. Во-первых, без предупреждения атаковать любой израильский самолет, оказавшийся в воздушном пространстве Сирии, причем не только сирийскими средствами ПВО, но и России. Во-вторых, отозвать российского посла из Израиля и выдворить израильского посла из России, понизить уровень дипломатических отношений. В-третьих, приостановить действие соглашения о безвизовом режиме. В-четвертых, прекратить военные и военно-технические отношения с Израилем, включая соглашение об обмене разведданными. В-пятых, поставить российские зенитные системы большой дальности Сирии и Ирану: «Если наши зенитные системы собьют несколько израильских F-16, то многие страны в очередь встанут за нашей техникой». «Подобные аморальность и безнравственность лечатся военной силой. Когда врежут по израильским самолетам, а затем, если они не прекратят агрессию, и по аэродромам, с которых они взлетают, тогда появится и мораль. А этими заявлениями, протестами, стыдливостью не вразумишь, нужен жесткий военный ответ», — заявил Ивашов.

Ивашов давно известен свой антиизраильской позицией (аналогичной позиции, к сожалению, придерживаются многие в российском Минобороне и МИДе), однако, вряд ли следует ожидать, что его советы будут воплощены в жизнь. Но и без антисемита Ивашова достаточно желающих выступить в стиле известной песни: «Израильская военщина известна всему свету, как мать вам говорю, как женщина, требую их к ответу». Вот, например, первый зампред комитета Госдумы по обороне Александр Шерин просто, ничтоже сумняшеся, предложил нанести удар по Израилю: «Я призываю системы «Бастион», С-400, «Искандер» показать, как они реально работают. Вот у нас полигон «Восток-2018», вот то же самое надо сделать с той площадкой, с которой взлетают самолеты – вот и все», — заявил он радиостанции «Говорит Москва». Вот и все. Всего делов-то. Аналогичной позиции придерживается и член комитета по международным делам Госдумы Алексей Журавлев. «Что значит «адекватный ответ» на войне? Пальцем погрозим опять? Как бы сейчас Израиль поступил? Адекватный ответ – любое приближение военных целей ближе определенного сектора будет сбиваться. Пускай попробуют приблизиться! И туда надо ставить наши новейшие комплексы, С-500, а не С-200. Адекватность в данном случае означает не то, что мы также спрячемся за израильский самолет и что-то сделаем, а четко и ясно обозначим свои интересы. Израиль их обозначает, он их и не скрывает», – заявил он в эфире телеканала «Россия 1». А зампред комитета Госдумы по обороне единоросс Юрий Швыткин вообще увидел в трагедии с Ил-20 руку Вашингтона: «Безусловно, я расцениваю удар Израиля по Сирии как очередной акт агрессии… Израиль выполняет волю США, я думаю, что США с учетом вчерашних переговоров поняли, что их как игрока отодвигают от сирийских вопросов. Конечно же, я не исключаю, что именно они срежиссировали эти атаки», – заявил он в интервью РИА Новости.

Но какой вес имеет мнение воинственных болтунов из Госдумы и диванного военного эксперта? Понятно, что Россия самолично никогда не рискнет сбивать израильские самолеты в воздушном пространстве Сирии, поскольку прекрасно понимает, чем это может для нее закончиться, не говоря уже о нанесении удара по израильской территории – на этом история путинской России просто закончится, и в Кремле это прекрасно понимают. А вот работу по обучению сирийцев пользованию российскими комплексами ПВО Москва точно активизирует. Не исключено, что Россия попытается-таки поставить в Сирию более современные зенитные комплексы С-300, о чем уже давно идут разговоры. Но при этом Путин дал понять, что ситуация с Ил-20 не сопоставима с событиями трехлетней давности, когда Турция сбила российский Су-24 (тогда российский президент назвал эту трагедию «ударом в спину»), «потому что израильский самолет не сбивал наш». А это значит, что ожидать обострения отношений и тем более – отзыва послов, прекращения авиасообщения или отмены безвиза, которого Россия так долго добивалась, не стоит. Ситуация, скорее всего, будет решаться на уровне военных ведомств, которые более плотно займутся вопросами военного взаимодействия, чтобы избежать подобных ситуаций в дальнейшем. В ухудшении отношений с Израилем сегодня не заинтересована, прежде всего, сама Москва. Хочется ей того или не хочется, но ей еще придется сотрудничать с Израилем в Сирии, кроме того, введение каких бы то ни было санкций (в любом смысле этого слова) против Израиля автоматически повлечет за собой дальнейшее ужесточение санкций в отношении самой Москвы со стороны США, и это в Кремле тоже понимают.

Так что и про самолет, и про пятнадцать погибших Россия, вероятнее всего, скоро тихо забудет. Однако, израильским ВВС все равно придется теперь летать в сирийском небе с оглядкой.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x