Интервью

Взаимопомощь и тусовка. Иллюстрация: stux

“Кроличья нора” для отчаявшихся родителей  

Некоторое время назад родители-репатрианты создали группу “Кроличья нора”, которая объединяет более 1200 участников. В группе делятся отзывами о школах, обмениваются “секретными” телефонами и сайтами, поддерживают друг друга, организуют “живые” тусовки и находят новых друзей.

В последнее время фейсбук все больше занимает раньше несвойственные ниши. Тут можно найти специалистов всех профилей и группы, объединяющие самых разных людей. В том числе репатриантов, озабоченных проблемами адаптации детей в новой стране. Кажется, соответствующие ведомства этих людей не замечают, вот они и объединяются, чтобы отстаивать свои права или хотя бы поговорить и понять, что они не одни.

Некоторое время назад родители-репатрианты создали группу “Кроличья нора”, которая объединяет более 1200 участников. В группе делятся отзывами о школах, обмениваются “секретными” телефонами и сайтами, поддерживают друг друга, организуют “живые” тусовки и находят новых друзей.

Идейный вдохновитель и администратор “Кроличьей норы” Анна Голицына приехала в Израиль с семьей пять лет назад. Сейчас дочке Анны 12 лет, она с трудом адаптируется во все еще не родной стране, но нашла себя в музыке, играет на электрогитаре, мечтает стать рок-музыкантом.

Анна — психолог по образованию, учится на семейного консультанта, занимается консультированием и адаптацией репатриантов.

— Почему возникла необходимость создать такую группу на русском? Как вы считаете, русскоговорящие родители имеют меньше доступа к информации о школах и тем, что с ними связано?

— Группу я начала создавать, когда после очередного обсуждения в фейсбуке школьных проблем дочки я поняла, что это не ребенок у меня такой упрямый и неправильный, а у многих подростков есть схожие проблемы в первые годы после репатриации. Мы на тот момент были три года в стране.

Анна Голицына

— Какие, например, проблемы?

— Основная — одиночество ребенка и нежелание включаться в местную жизнь. Дочка сталкивалась с буллингом, отказывалась ходить в школу и учить иврит, не общалась со сверстниками и отказывалась выходить из комнаты. Чтобы изменить ситуацию, я стала собирать встречи и организовывать мероприятия для русскоязычных детей школьного возраста. Мы встречались в парке с участниками группы, проводили психологические тренинги, игры, конкурсы, книгообмены или просто устраивали пикник. Родителям тоже было полезно пообщаться, мы сделали несколько групп психологической поддержки для родителей. Помимо этого мы собирали базу израильских школ с реальными отзывами о том, как там проходит адаптация репатриантов, пытались организовать помощь волонтеров школьникам в учебе. На данный момент планируется группа поддержки для родителей и встречи, посвященные образовательной системе. Проект исключительно волонтерский, и сейчас у меня даже команды нет, а ресурсы ограничены, поэтому я была бы рада встретить кого-нибудь активного, кто, так же как я, хочет менять ситуацию.

— Думаю, немалая часть проблем — недостаток информации, особенно для тех, кто пока не выучил иврит…

— Да, русскоязычные родители после репатриации не имеют вообще никакой информации. Конечно, зависит от города, есть города с неплохими отделами абсорбции, которые помогают. Я живу в Кирьят Оно, тут репатриантов практически нет, из-за отсутствия языка первое время невозможно получить помощь в принципе, непонятно как общаться со школой и что можно требовать. И сотрудники школы слабо представляют, что нужно делать с репатриантами и как их адаптировать. Во многих местах все еще придерживаются подхода, что нужно запретить говорить по-русски, отобрать у детей русские книжки и заставить гонять в футбол вместе со всеми. Мало где умеют работать с травлей, поэтому дети-репатрианты сталкиваются с буллингом. Дети годами находятся в тяжелейшем стрессе, даже если условия внешне вполне приличные, и даже если родители адаптируются нормально. Страдает и эмоциональное и когнитивное развитие. Я вижу довольно часто, что умных развитых подростков загоняют в рамки диагнозов и пытаются лечить препаратами, когда им нужен просто адекватный преподаватель, который изучал возрастную психологию.

— Кто в основном состоит в группе? Родители? А есть ли те, кто продвигает свои проекты в образовании? И обращают ли на вас внимание из Министерства образования?

— Изначально группа создавалась для родителей. Среди участников много тех, кто еще не приехал, а только собирается репатриироваться. Есть и те, кто предоставляет образовательные услуги. Про чиновников из Министерства образования мне неизвестно, если они в группе и есть, то тайно. Диалога с ними нет, хотя, наверное, надо бы. На мой взгляд, вообще необходимо какое-то просвещение сотрудников образования насчет работы с репатриантами. Хотя у нас целое министерство абсорбции есть, но у меня создалось  ощущение, что применяются старые малоэффективные схемы работы. Восприятие русскоязычных стигматизировано в израильском обществе, а это, прежде всего, происходит от незнания. Нам не помешали бы уроки толерантности и интеграции, и это будет актуально не только для русскоязычных репатриантов.

 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x