Арт-политика

Фото: кадр из фильма

Колыма - наша и Юрия Дудя

Лютый холод пронизывает картину, становится  тоже героем повествования. Холод и ледяная бездушная машина, переламывающая людей, устроенная так же рационально, как фашистские концлагеря. Рекордное количество просмотров набирает в сети фильм Юрия Дудя " Колыма - родина нашего страха".

Когда я начала смотреть фильм Юрия Дудя «Колыма – родина нашего страха», я понимала, что у меня есть только один критерий: понравился бы этот документальный  фильм моему отцу или нет. Мой отец, который провел  годы юности в лагерях по той самой политической 58-й статье, конечно, читал и Шаламова, и бережно хранил «Один день Ивана Денисовича» Солженицына на самом почетном месте. Так вот, я точно знаю, он бы понял, как правильно и здорово сделан этот фильм.

Дудь – не Шаламов. Он – лицо нового поколения, он делает этот фильм для них, он говорит с ними на одном языке, и поэтому для тех, кто не читал Шаламова и Гинзбург – картина станет, возможно, единственным источником знания о забытых ими и их родителями роковых 30-х. Поэтому считаю этот фильм, набравший уже 5 миллионов просмотров в сети, гражданским поступком.

Автор начинает разговор с размышлений о страхе, и  некоторым это кажется спорным. Свидетельствую: он прав. Страх пошел оттуда.

«Откуда у старшего поколения страх, почему они боятся, что даже за минимальную смелость обязательно прилетит наказание? Гипотеза: этот страх зародился еще в прошлом веке и через поколения добрался до нас.» Дополнение — этот страх сейчас вполне оправдан обстоятельствами новейшей истории.

А теперь о том, что толкнуло его на создание фильма. Тогда , когда он начал работу, еще не были опубликованы цифры- свидетельство того, что 7о-% населения России положительно оценивает роль Сталина. И, дополняю, не только России.

А вот эти цифры уже были: «Согласно опросам ВЦИОМ почти половина молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет о сталинских репрессиях не слышали вообще. Никогда».

Если бы он делал фильм только о страшных кругах ада, свидетельства которых живы на Колыме – молодежь бы не смотрела фильм. Нет, он говорит и о Колыме современной, он показывает, как живут там сегодня, он населяет фильм персонажами, он прислушивается к их речи, он честно показывает удручающие картины сегодняшней Колымы и Якутии, приехав  туда в страшные 50-градусные морозы. И этот лютый холод пронизывает картину, становится  тоже героем повествования. Холод и ледяная бездушнаая машина, переламывающая людей, устроенная так же рационально, как фашистские концлагеря.

И эти забавные герои –  водитель Антоха с его историей, собиратель реликвий в трениках и клетчатой рубахе, который хочет говорить «не только о плохом, но и хорошем» на фоне  кайла и жестяных мисок арестованных – фон для главного разговора. Разговора не только о том, как это было возможно – 20 миллионов арестованных и 2 миллиона погибших – а о том, что творилось и творится у людей в головах. Как это становится возможным.

Когда после слез, после рассказов о судьбе репрессированного отца, дочь знаменитого Сергея Королева вдруг говорит, что не может оценить роль Сталина, что он был для них как Бог…. Когда дочь другого репрессированного, улыбаясь, говорит, что ну, это же был не Сталин. Это же не он во всем виноват, а совсем другие люди… становится страшнее, чем смотреть на ватники, кайло и бараки. Потому что это все не кончается. И может повториться в любой момент. Не о прошлом этот фильм — а о  том, как человечество близко к повторению забытых уроков.

Юрий Дудь, любимый молодежью интервьюер, любитель острых словечек и подсчета миллионов своих собеседников, сегодня сделал удивительную вещь. Он встряхнул своим фильмом ровесников, он  вернул многим забывшим — память, он сделал то, что должен делать настоящий журналист – рассказал подзабытую правду. Спасибо ему. И от имени моего отца — тоже спасибо.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x