Женская территория

Фото: Hadas Parush, Flash-90

Короли или королевы?

Кто мог бы быть израильским королем Генрихом IV? Кто из глав нынешних партий беспокоится о том, чтобы в нашей кастрюле всегда была курица? Прямо скажем, с королями не очень. Зато есть две королевы - одна на левом фланге, другая на правом. Тамар Зандберг - глава "Мерец", и Орли Леви Абуксис - глава партии "Гешер".

Дорогие читатели и читательницы,  предлагаю вам предвыборный тест: определите, в программе какой партии озвучена следующая социально-экономическая платформа: “Мы верим в экономическое развитие, при котором сохраняется финансовая стабильность Израиля. Наше экономическое видение фокусируется на экономическом росте и продуктивности, а также на сокращении бедности и предоставлении реальных возможностей каждому гражданину Израиля”.

Не уверены? И не удивительно. Экономическая политика ушла на периферию предвыборных дебатов. Обещания туманны, а понять, в чем отличия между социально-экономическими платформами  партий почти невозможно. Как остроумно заметила Юлия Вермишель-Ронен, известный блогер, — политические лозунги становятся неотличимы от рекламы Икеи . «Наша цель — сделать лучше ежедневную жизнь как можно большего числа людей. В этом наш смысл и глобальное видение”.  О чем это? Да ни о чем.

В начале XVII века во Франции к власти пришел Генрих IV Бурбон. Франция была опустошена жестокой войной между католиками и гугенотами, сельское хозяйство пришло в упадок, у крестьян не осталось домашнего скота и птицы,  в стране царил голод. Свою программу новый король обозначил так: «Я хочу, чтобы каждый крестьянин в моем королевстве был в состоянии есть по воскресеньям курицу в горшке».

Конкретней не бывает.  В нашем случае речь идет, конечно, не о курице, а о том,  сократилось ли, например, время ожидания в приемных покоях больниц? Получают ли нуждающиеся социальное жилье? Снизились ли цены на аренду квартир? Выделены ли бюджеты на бесплатные ясли? Увеличились ли наши шансы найти стабильную работу?  Выделяются ли средства на убежища для женщин, пострадавших от домашнего насилия? Тратятся ли деньги на очередную прибавку к пенсиям армейских чинов и сотрудников спецслужб, или на повышение пенсий приехавшим из СНГ? Увеличивается ли государственный бюджет за счет налогов на корпорации и на самых богатых граждан страны, или налоговое бремя несут бедные и средние слои?

О социально-экономической программе почти никто из политиков сегодня не говорит. И это не только потому, что сами они люди в абсолютном большинстве обеспеченные и не отдают себе отчета в существующих проблемах.  Значительная часть израильских политиков принадлежит к израильским элитам, в том числе финансовым, зависит от поддержки этих элит и продвигает их интересы. Наличие внешнего врага помогает отвлечь внимание от того, кто платит налоги, а кто — нет, и от того, на что тратится госбюджет. Ведь Родина в опасности, тут не до яслей и не до пенсий! Причем опасность подстерегает нас повсюду : со стороны Нетаниягу “Только не Биби!”, Ганца “Он левый, левый!”, палестинцев,  социал-демократов, арабских партий….

Впрочем, это верно не только для Израиля. Трамп бесконечно говорит о “чрезвычайном положении” на границе с Мексикой, о преступниках  и бандитах, которые якобы проникают в США через границу. Что обсуждается гораздо меньше, так это налоговая реформа, проведенная Трампом, в рамках которой он добился крупнейшего снижения налогов для бизнеса, корпораций и предприятий с 35% до 21%, и как результат — уменьшения налоговых поступлений в госбюджет. Кто выиграет от этой реформы?  Трамп (который лично сэкономит себе на этом десятки миллионов долларов) и его богатые друзья. Кто проиграет? Больные, которые не получат бесплатную медицинскую помощь, школьники, которые не получат горячих обедов, матери одиночки, которые лишатся пособий…. Борьба с “мексиканской угрозой” и с нелегальными иммигрантами становится дымовой завесой для продвижения интересов финансовых элит. Разве можно считать проценты, когда Америка в опасности?

Возвращаясь к Израилю — кто мог бы быть израильским королем Генрихом IV? Кто из глав нынешних партий беспокоится о том, чтобы в нашей кастрюле всегда была курица? Прямо скажем, с королями не очень. Зато есть две королевы — одна на левом фланге, другая на правом. Тамар Зандберг — глава «Мерец», и Орли Леви Абуксис — глава партии «Гешер».

Тамар Зандберг. Фото: Hadas Parush, Flash-90

В 2016 году, во время переговоров о присоединении партии к правящей коалиции, Орли Леви объявила о своём выходе из НДИ , объяснив это  недостатком внимания, уделяемого руководством фракции социальным вопросам. Она активно продвигала социальные законы, боролась за права женщин, возглавляла  лобби , занимающееся делами молодежи, находящейся в группе риска. Орли Леви получила премию «Особо отличившийся парламентарий», активно боролась за увеличение бюджетов на социальное жилье. “Мои темы, — говорит Орли Леви-Абукасис — это то, что трогает сердце каждого гражданина — здоровье, социальная защита, периферия”.

Орли Леви-Абукасис. Фото: Ноам Ривкин-Фентон

Что касается Тамар Зандберг, то она еще будучи членом горсовета Тель-Авива продвигала такие темы, как доступное жилье и общественный транспорт по субботам. В Кнессете она также активно занималась правами женщин и законами, посвященными защите окружающей среды. По результатам социального индекса Кнессета Тамар Зандберг вошла в десятку самых социальных депутатов, то есть тех, кто наиболее активно голосовали за социальные законы. Кстати, партия «Мерец» в целом занимает самое высокое место в этом индексе (он публикуется  организацией «А-Мишмар а-Хеврати»).

Значит ли это, что женщины депутаты заведомо больше внимания уделяют экономическим вопросам? Увы, нет. Так, например, Мири Регев из Ликуда является одной из самых “антисоциальных” депутатов Кнессета.  Регев голосовала против многих законопроектов, направленных на защиту самых слабых слоев населения: в том числе и против законов по обеспечению доходов для пожилых иммигрантов. Но в целом, в прошлом Кнессете было немало женщин депутатов, как из коалиции, так из оппозиции которые активно продвигали законы, направленные на защиту слабых слоев населения и продвижение социальной справедливости. Среди них — Михаль Розин из «Мерец», Мейрав Михаэли из партии «Авода», Михаль Бен-Ари и Тали Плоскова из «Кулану».

Ксения Светлова, ныне — экс-депутат Кнессета от партии Сионистский лагерь

Ну и конечно, наша собственная королева социальных вопросов — Ксения Светлова. За время своей работы в Кнессете она предложила более 200 законопроектов, многие из которых касались социальных вопросов, как общего плана, так и относящихся  к репатриантам из СНГ. Светлова решила выйти из партии «А-Тнуа», объяснив свое решение тем, что партия и ее лидер Ципи Ливни фокусируются, в основном, на вопросах внешней политики. «Когда я присоединилась к «Сионистскому лагерю», это была большая партия, имеющая силу и влияние во многих областях. Сейчас речь идет о партии в совершенно ином формате, и основное внимание уделяется вопросам внешней политики и безопасности. Мне не хватает социального аспекта в повестке дня движения».

В Кнессете 21 созыва Светловой уже не будет. Количество женщин депутатов существенно снизится.  Партии «Мерец» и «Гешер» могут не пройти электорального барьера. Дело идет к тому, что мы можем оказаться у пустой кастрюли.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x