Арт-политика

В дом семьи Ансбахер а Ткоа пришли многие, чтобы отдать дань памяти Ори z"l. Photo Hadas Parush/Flash90

У Ционы есть одно крыло

Наверное, этот спектакль так запал мне в душу в связи с последними событиями. Зверское убийство этой бедной девочки, светлая ей память.  Улыбающаяся рожа изверга со всех экранов. И параллельно, очень тихо, палестинская делегация, пришедшая принести свои соболезнования семье девочки. И семья погибшей девочки, принявшая эти соболезнования. Вот это – настоящая толерантность, настоящее приятие другого. Потому что в каждом народе есть выродки, и есть нормальные люди, которые не приемлют насилия, в любом его проявлении, ужасаются преступлениям и скорбят по погибшим. 

Сегодня  у моего сына была школьная экскурсия в театр. Я вызвалась сопровождать ( обычно просят кого- то из  родителей присоединиться, так как первоклашки на экскурсиях напоминают молекулы газа – находятся в постоянном движении и один человек за ними просто не уследит. Да, я еще раз утвердилась в своем мнении, что  государство учителям не доплачивает) .

Друзья мои, я была на многих весьма известных постановках, знаменитых театров и режиссеров.  Но этот, казалось бы, обычный детский спектакль неизвестного мне театра просто запал в душу. Признаюсь честно, я до сих пор под впечатлением.

У Ционы есть одно крыло. Я пыталась найти краткое содержание на русском, но аннотация спектакля не передает и десятой части. Поэтому в двух словах.  Маленькая голубка Циона мечтает попасть на птичьий остров и там спеть. Когда вся ее стая собирается улетать, Циона понимает, что она улететь не сможет, у нее всего одно крыло.  Расстроенная, она остается одна в гнезде и пытается понять, что ей делать дальше и как найти свою дорогу в жизни. Она встречает ежика, который тоже особенный – он кудрявый. Он пытался спасти птичку, попавшую в загрязненное озеро, его колючки испачкались в масле и превратились в кудряшки. Ему нужно смыть с себя масло в теплой морской воде и тогда он станет, как все. Поскольку Циона не летает, друзья решают идти на Птичий остров пешком.  Не буду спойлерить, скажу только, в этом спектакле прекрасно все. От названия — можно было бы сказать, у Ционы нет одного крыла, но весь смысл не в том, чего у нее нет, а в том, что у нее да есть.   И до реакции маленьких зрителей. Малыши смотрели, раскрыв рты, некоторые расплакались. Жалели птичку.  А птичку жалеть в конце было нечего, она прекрасно справилась. У нее же было одно крыло. И ежик справился, в конце концов – он особенный,  кудрявый. Один в свое роде.

Но самое прекрасное в этом спектакле то, что его надо смотреть не детям, а взрослым. Желательно — через день, для лучшего усваивания.

Мы, взрослые, охотно оперируем модными сегодня понятиями «толерантность» или «политическая корректность». На словах. А на деле…

На деле, мы готовы сожрать друг друга за любое, малейшее несовпадение с нашим ОЦМ ( особо ценным мнением). Мы охотно критикуем друг друга за внешность, поведение, привычки.  И ненавидим за разные политические взгляды, до пожелания сломать ноги и умереть в страшных муках.  Даже такая мелочь, как ингредиент салата оливье на Новый год ( курица против колбасы) вполне способна повлечь за собой сетевую войну – с оскорблениями, проклятиями и всеми вытекающими.

Политическая корректность  не позволяет нам назвать инвалида инвалидом, а заставляет придумывать другое название – человек с ограниченными возможностями.  При этом  отношение общества к инвалидам, простите, к людям с ограниченными возможностями, сами знаете, какое. В Израиле, возможно, лучше, чем в некоторых других странах, но до хорошего — ой как далеко. Якобы толерантность – это просто терпимость, мы терпим рядом с собой отличного от нас, НО не принимаем его таким, какой он есть.

Вероисповедание, место жительства, язык, на котором мы говорим – не делает нас лучше  кого либо, оно делает нас другими. И толерантность без приятия – пустой звук. А приятие подразумевает — принимать инакомыслие с пониманием, и стараться найти общее, а оно всегда есть.

Наверное, этот спектакль так запал мне в душу в связи с последними событиями. Зверское убийство этой бедной девочки, светлая ей память.  Улыбающаяся рожа изверга со всех экранов. И параллельно, очень тихо, палестинская делегация, пришедшая принести свои соболезнования семье девочки. И семья погибшей девочки, принявшая эти соболезнования. Вот это – настоящая толерантность, настоящее приятие другого. Потому что в каждом народе есть выродки, и есть нормальные люди, которые не приемлют насилия, в любом его проявлении, ужасаются преступлениям и скорбят по погибшим.

И пока есть такие люди, с обеих сторон границы – теплится робкая надежда, что какой- то выход из нашей безвыходной политической ситуации найдется. Рано или поздно.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x