Женская территория

Протест против отношения к жертвам насилия возде здания Верховного суда. Photo by Tomer Neuberg/FLASH90

Слишком много женщин были уничтожены подобным образом

В 2000-м году ко мне обратилась девушка, работавшая в министерстве транспорта, по отношению к которой тогдашний министр Ицхак Мордехай совершил насильственные действия сексуального характера. Я сопровождала ее в ходе длительного и изматывающего процесса подачи жалобы. Я предостерегла ее в связи с возможными последствиями. Но я и сама не предполагала, насколько серьезными могут быть эти последствия. Молодая 22-летняя девушка, опозоренная, пережившая настоящую травлю, она не могла впоследствии найти работу. Ее жизнь была разбита, поскольку она верила (и я верила вместе с ней), что заслуживает справедливости.

“Я пыталась понять, будет ли моя жизнь полностью уничтожена,” — сказала профессор Кристин Блейзи-Форд во время дачи свидетельских показаний перед юридическим комитетом американского сената. Наблюдая за ее выступлением, я могла лишь согласно покачивать головой. Я знала слишком многих женщин, которые были уничтожены подобным образом. Женщин, мобилизовавших все свои душевные ресурсы для того, чтобы предать огласке то, что сделали с ними мужчины, и в итоге оказавшихся выпотрошенными до предела и выброшенными на обочину – после того, как завершился судебный и медийный фарс по их делу.

Кандидатура Бретта Кавано на пост верховного судьи – первый серьезный экзамен на прочность для общественного движения #MeToo и инициированного им процесса изменения социальных норм. В то время, как напуганные изменениями истерически обвиняют феминисткую революцию в пренебрежении к фактам и принципу презумпции невиновности (“Это очень пугающий период для молодых американских мужчин,” — сказал Дональд Трамп), наблюдение за ходом сенатского расследования убедительно показывает, насколько далекой до сих пор является возможность подлинных изменений. Нет никаких жаждущих крови феминисток. Есть категория мужчин, для которых акт сексуальной агрессии — всего лишь досадная политическая помеха, а кричащая боль жертв подобной агрессии — всего лишь пиарные проблемы.

Жутко наблюдать за республиканцами, требующими от свидетельницы “предоставить доказательства” и при этом отказывающимися возбудить формальное следствие, хотя это должно быть чем-то само собой разумеющимся, когда речь идет о попытке изнасилования. Когда наблюдаешь за происходящим в прямом эфире, начинаешь  сомневаться в искренности задающих столь популярный вопрос, обращенный к жертвам сексуального насилия и домогательства: “Почему же ты не жаловалась прежде?”

В 2000-м году ко мне обратилась девушка, работавшая в министерстве транспорта, по отношению к которой тогдашний министр Ицхак Мордехай совершил насильственные действия сексуального характера. Я сопровождала ее в ходе длительного и изматывающего процесса подачи жалобы. Я предостерегла ее в связи с возможными последствиями. Но я и сама не предполагала, насколько серьезными могут быть эти последствия. Молодая 22-летняя девушка, опозоренная, пережившая настоящую травлю, она не могла впоследствии найти работу. Ее жизнь была разбита, поскольку она верила (и я верила вместе с ней), что заслуживает справедливости.

С тех подобные истории повторялись одна за другой. Оставьте свой вопрос “Почему же ты не жаловалась прежде?” для тех, кто не видит, как Эйтан Броши и Нисим Сломянский продолжают оставаться депутатами кнессета. Для тех, кто не знает, в каком аду побывали женщины, приходившие ко мне за помощью, включая и тех, кто обратился с жалобами против Моше Кацава и Сильвана Шалома.

Женщины не подают жалобы, потому что знают, насколько незначительны их шансы добиться справедливости; потому что полиция сама заражена жуткой культурой сексуального насилия; потому что судьи заявляют им, что они “не похожи на тех, кого сексуально домогаются, а похожи на тех, кто использует в личных целях свою сексуальность”.  Многие не жалуются еще и потому, что пока они соберутся с силами, наберутся смелости пойти на этот шаг, закон не признает факт преступления за давностью срока.

Многие мужчины этого не понимают.  Они не понимают, что мир — это место, в котором отсутствие справедливости по отношению к женщинам это привычное явление;  в котором от женщин  требуют доверять системе, презирающей их, не ставящей их ни в грош.  Вопрос “Почему же ты не жаловалась прежде?”  — это вежливый вариант фразы “Зачем ты вообще открыла рот? Зачем ты мешаешь нам теперь?”

 

Оригинал публикации на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x