Арт-политика

Иммануил Кант - "предатель Родины"

Из листовки: «Кант предал Русскую Землю, которая приняла его – так откажитесь от его поганого имени, требуйте от руководства отказаться от него! Срывайте таблички, вымарывайте чуждое имя из своих документов! Покажите себя Русскими людьми, а не выродками, забывшими свое Отечество!!! Позор предателям! Позор Канту! Слава Руси!»

Главным мыслителем уходящего года стал Иммануил Кант. Я не выпендриваюсь. Это правда.

У Бродского есть хорошее стихотворение «Выступление в Сорбонне».

«Изучать философию следует, в лучшем случае,
после пятидесяти. Выстраивать модель
общества — и подавно. Сначала следует
научиться готовить суп, жарить — пусть не ловить —
рыбу, делать приличный кофе».

5 октября мне исполнилось 50. Возраст, до которого я не рассчитывал дожить (учитывая, что первый инфаркт у меня был в 31). Поэтому философию я изучал преждевременно.

Готовить приличный кофе я тоже худо-бедно научился. И стряпать еду.

Недавно я, обучая ребенка езде на велосипеде, подвернул ногу. Травма вызвала острый приступ подагры. В результате чего свалился в постель И… решил, что сам Бог и поэт велели заняться чтением Канта.

«Изучать труд философа следует через призму
опыта либо — в очках (что примерно одно и то же),
когда буквы сливаются и когда
голая баба на смятой подстилке снова
для вас фотография или же репродукция
с картины художника. Истинная любовь
к мудрости не настаивает на взаимности…».

Кант и аэропорт?

Более всего Кант призывает к мужеству пользоваться собственным умом, если он к моменту прочтения Канта накоплен.

Самое знаменитое утверждение философа: «Звездное небо над головой и моральный закон внутри нас наполняют ум все новым и возрастающим восхищением и трепетом, тем больше, чем чаще и упорнее мы над этим размышляем». Смотри на звездное небо, углубляйся в моральный закон, всё остальное суетно.

Но вот как только я углубился в грандиозную метафизическую систему Канта, которая для философии подобна ньютоновской механике для физики, Кант вдруг стал персонажем новостей. Рядом с именем философа повторялось слово «аэропорт».

Новостные ленты вдруг стали приносить известия об увековечении имени Канта. А социальные сети запестрели цитатами чистого безумия вокруг имени автора «Критики чистого разума».

Несмотря на то, что многие биографы Канта множество раз повторяли, что никакой другой биографии кроме духовной у философа не было, ничего интересного с ним не случилось, реальная земная жизнь у философа была. И прожил он её в городе Кенигсберге, расположенном на берегу Балтийского моря, который тогда был административным центром  германской провинции Восточная Пруссия, а теперь называется Калининград и входит в Российскую Федерацию.

А в РФ вдруг решили переименовывать аэропорты… Конкурс «Великие имена России» был устроен по инициативе митрополита Псковского и Порховского Тихона (Шевкунова). Того самого, что считается «духовником Путина», наиболее реальным кандидатом на занятие патриаршего кресла в будущем. Того самого, что призвал расследовать в гибели Николая Второго возможность убийства в «ритуальных целях».

Присвоение аэропортам имен великих людей решено было сделать всенародным. С обсуждением, сопоставлением, голосованием. Ну, если реальных выборов в стране нет. Имя президента или премьера народ реально на конкурентной основе выбрать не может. Если даже на губернаторских выборах кандидатов от власти продавливают чуть ли не коленом, то почему бы не дать оторваться населению на выборах названий для аэропортов. Для канализации нерастраченных политических инстинктов. Пять миллионов россиян приняли участие в «общенародном голосовании» … Голосовали в интернете — на одноименном сайте — и офлайн на борту самолетов, собственно, в аэропортах и на железнодорожных вокзалах.

И возникло желание дать калининградскому аэропорту имя самого знаменитого жителя города.

Житель Кенигсберга

Родившись в Кенигсберге 22 апреля 1724 года в семье изготовителя кожаных ремней, Иммануил – сутуловатый человек маленького роста, с непропорционально большой головой, будучи с детства хилым, подчинил свою жизнь жёсткому режиму, что позволило ему дожить до восьмидесяти, пережив всех своих друзей — никогда не покидал пределов Восточной Пруссии. Сопровождая богатых учеников, в доме которых он работал репетитором, Кант мог удалиться почти на 40 миль от Кенигсберга. Но это было самое большое расстояние, на которое он удалялся от своего провинциального городка за всю его жизнь. Даже на побережье рядом лежащего Балтийского моря Кант так и не выбрался. Но то, что он никогда не видел ни моря, ни океанов, ни гор, ни пустынь — не помешало ему быть лучшим преподавателем географии в своем университете, на лекции которого приходили не только студенты, но и посторонняя публика (включая дам).

«Трудно сочинить историю жизни Канта, ибо не было у него ни истории, ни жизни. Он жил механически упорядоченной, отрешенной от реальности жизнью в тихом, далеком от событий Кенигсберге, старинном городке на северо-восточной границе Германии. Не думаю, чтобы большие часы тамошнего собора отправляли свою службу с таким же усердием и точностью, как кенигсбергский бюргер Иммануил Кант. Для подъема, для чашки кофе, писания и чтения лекций, для приема пищи и для прогулки – для всего было раз навсегда отведено время, и соседи при виде Канта в сером плаще и с испанской тростью в руках точно знали: сейчас 15.30» — писал о Канте Генрих Гейне.

Историю с часами очень любят рассказывать. Байка варьируется. Либо рассказывается как житель города, привыкший к тому, что Кант появляется на площади вместе с боем часов, появился чуть раньше, а после выяснения оказалось, что это часы поломались. Либо повторяется фраза жителей города: «Нет еще семи часов: профессор Кант еще не вышел от Грина». Ибо своей пунктуальностью Кант мог заменять жителям городка хронометр.

Другая байка о мудреце из Кенигсберга связана с его асексуальностью. Ученики великого Иммануила Канта никак не могли смириться с тем, что великий философ, открывший последние тайны бытия и мышленья, так и умрет, не изведав: что такое Любовь… Однажды они привели к нему даму, что согласилась, из любви к Просвещению, провести с затворником ночь. По окончанию таинства, после познания женщины, кенигсбергский мыслитель выдал определение: «Любовь – это множество суетных поступательно-возвратных движений».

Но книги философа были куда интересней и увлекательней, чем его жизнь.

Имени Канта?

И потому нет ничего странного, что когда возникла идея с переименованиями аэропортов — вспомнили имя Канта. Хотя, может быть, аэропорт имени философа Иммануила Канта звучит, как общежитие имени монаха Бертольда Шварца в романе про приключения Остапа Бендера.

Вариантов было четыре.
1) Императрица Елизавета Петровна
2) Генерал армии Черняховский
3) Маршал Василевский
4) Иммануил Кант

Кант от прочих отличался только одним беспорочным преимуществом — он в этом городе жил. Остальные перечисленные — город завоевывали.

Ну и по любым историческим меркам Кант — всё же более велик и значим на цивилизационных весах человечества, чем взбалмошная дшерь Петра Великого и два полководца. На этих весах Кант — возможно не только величайший в Кенигсберге, но и на планете Земля.

Впервые русские войска захватывали Кенигсберг при императрице Елизавете во время Семилетней войны. Маршал Советского Союза Александр Василевский командовал 3-м Белорусским фронтом и руководил штурмом Кёнигсберга в феврале 1945-го. Он заменил на этом посту генерала армии Черняховского, который погиб на окраине города Мельзак в Восточной Пруссии.

«Взять бы этого Канта, да года на три в Соловки!»

Именно так, как вы помните, в бессмертном булгаковском романе предлагал сделать Иван Бездомный.

На старте голосования всемирно известный философ вырвался вперед, а полководцы оказались в аутсайдерах. 20 ноября Кант лидировал с показателем в 40,35% голосов по сравнению с 29,11% голосов за российскую императрицу Елизавету.

Это было нестерпимо горе-патриотам. А поскольку пребывающего «в местах значительно более отдаленных» Канта в Соловки упрятать было нельзя, то репрессии развязали против его памятника и его памяти.

Один депутат Думы Марат Бариев сказал, что само наличие философа в списке оскорбляет ветеранов Великой Отечественной войны.

Под покровом ночи неизвестные облили розовой краской памятник мыслителю у носящего его имя Балтийского федерального университета (БФУ).

Вокруг постамента разбросали листовки с призывом к студентам «откреститься православным крестом от этого вражьего имени, от немца, народ которого принёс нам столько бед». «Хватит предавать родину» — было в листовках.

«Кант предал Русскую Землю, которая приняла его – так откажитесь от его поганого имени, требуйте от руководства отказаться от него! Срывайте таблички, вымарывайте чуждое имя из своих документов! Покажите себя Русскими людьми, а не выродками, забывшими свое Отечество!!! Позор предателям! Позор Канту! Слава Руси!»

От рук вандалов пострадали также могила философа у стен Кафедрального собора и мемориальная табличка, обозначающая место, где когда-то стоял его дом.

Ссыпались обвинения: «враг», «русофоб», «предатель», «фашист», немец».

«Предатель Родины» и враг Балтфлота»

Пиком абсурда стала речь вице-адмирал Балтфлота Игоря Мухаметшина: «Четыре кандидата претендуют, чтобы аэропорт носил его имя. Это Елизавета Петровна, внучка императора, небезызвестный какой-то там Иммануил Кант и два полководца».

То, что вице-адмирал назвал дочь Петра Великого внучкой… Ну это только показывает, насколько российские державники-патриоты знают свою историю.

Флотоводец назвал Канта «предателем Родины», к тому же писавшим «какие-то непонятные книги, которые никто не читал и никогда читать не будет».

Бывший главный режиссёр калининградской ГТРК, пенсионер Виталий Котовский, работающий с телестудией «Балтийск ТВ», 30 ноября снимал сюжет о торжественной церемонии встречи корабля, вернувшегося из боевого похода. И случайно записал речь вице-адмирала. «Я снимал перебивки к тому сюжету, что я делал. Это должен был быть обычный рядовой сюжет про приход корабля. Вдруг слышу про Канта, слышу, что он (вице-адмирал) говорит что-то непотребное», – рассказал Котовский.

Видео стало хитом в социальных сетях.

Если бы какой-нибудь злобный враг российской государственности, проводимой державниками «политики памяти», всего властного исторического нарратива, хотел бы сочинить гнусный памфлет… то он бы вице-адмирала не переплюнул.

Имени Петровны

4 декабря в Общественной палате РФ состоялось итоговое заседание Экспертного совета конкурса «Великие имена России», на котором были подведены итоги финального общенационального голосования.

На исходе голосования императрица обошла философа Канта и двух советских военачальников: генерала Черняховского и маршала Василевского.

Об этом ТАСС сказал член Общественной палаты области Игорь Селиванов: «Выбор, который сделали граждане, отдав голоса в пользу Елизаветы Петровны, считаю вполне логичным. Императрица внесла большой вклад в развитие России, с ее именем связаны и страницы истории нашего края на самом западе страны».

Как заявил председатель комитета по международным и межрегиональным отношениям калининградской областной думы Александр Мусевич: «Мне кажется, что имя Елизаветы в названии аэропорта, если к этому приложить творческие усилия, способно также придать самому авиаузлу и некий дополнительный шарм».

Русский подданный и его императрица

Интересно, что завоевание Елизаветы Петровны было при жизни Канта, который вместе со всеми преподавателями университета принес присягу русской императрице. 4 года Кант был российским подданным. В его доме были расквартированы русские дворяне.

«Негоже аэропорту области и города, где лилась кровь советских солдат и офицеров, носить имя чужестранца» — сказал вице-адмирал Мухаметшин. Хотя во времена Канта в Кенигсберге если кто и был чужестранцами, то это расквартированные в его квартире офицеры. Впрочем, и те в основном были остзейскими немцами.

В 1758 году Кант отправил императрице прошение назначить его на должность ординарного профессора: «Пресветлейшая, всесильная Государыня, Самодержица всея Руси, всемилостивейшая Государыня и великая жена! Вследствие смерти покойного доктора и профессора Кипке Professio ordinaria логики и метафизики, которую он занимал в здешнем Кенигсбергском университете, стала вакантною. Эти науки всегда составляли главнейший предмет моих занятий. В продолжение тех лет, когда я находился в здешнем университете, я каждый семестр читал обе эти науки, на частных уроках. Я имел в этих науках две публичные dissertationes и, кроме того, стремился ознакомить с результатами моих работ в четырех статьях, помещенных в Кенигсбергском ученом сочинении (Intelligenzwerk), в трех программах и трех других философских tractata» И так далеее вплоть до уверения в преданности «Вашего Императорского Величества всеподданнейшего раба».

Письмо застряло в губернской канцелярии.

А ординарного профессора назначил командующий русскими войсками фон Корф, предпочтя великому Канту ничтожнейшего приват-доцента Букка — просто за выслугу лет.

Не везет Канту в русских конкурсах…

Единство и борьба противоположностей

«Кант должен быть символом Калининградской области» — так говорил Путин.

Интересно, что решение присвоить бывшему калининградскому институту, который стал университетом, имя Канта, исходило дюжину лет назад из Кремля.

Более того, ещё в 2013 году, выступая перед студентами этого университета, лично Владимир Путин призвал сделать Иммануила Канта символом Калининградской области. А почему бы не использовать бренд?

Как написал политический обозреватель Сергей Ильченко: «Трудности скрещивания Иммануила Канта с Михаилом Калининым ни самого Путина, ни его окружение, ни, тем более, коллектив университета им. Канта ничуть не смутили. Да и с чего бы им смущаться? Такая эклектика — часть обыденной российской ирреальности. И если два казака, увешанные кучей медалей, могут спокойно стоять на митинге друг рядом с другом, с портретами Николая II и Ленина, мирно беседуя — автор лично наблюдал такую идиллию —  то отчего бы Канту с Калининым не ужиться на одном постаменте и даже, если уж на то пошло, в одном обобщенном образе? Там более, если первый шаг уже сделан, и пединститут, основанный в 1947-м, в отжатом у немцев Кёнигсберге, переименованном в Калининград, получил имя Канта в 2005-м — и все прошло гладко».

И могли бы Канта вновь призвать на российскую службу. Уже посмертно. Но это было в 2013. Ещё до «Крымнаша». Сейчас общественная температура уже не та.

И отношение к Канту: «Получи фашист гранату…»

Кант против Гегеля

Противостояние двух противоположных, но в равной мере истинных, логически доказуемых идей у философов называется антиномией.

Вершина антиномического мышления — философия Иммануила Канта, который посвятил себя исследованию мощи и пределов человеческого понимания.

Гегельянская традиция — считает возможным разрешение любого противоречия путем победы более разумного. Она лежит в основе революционного преобразования жизни, путем ломанья об колено.

В кантианском мире противоречия могут уживаться.

Кантианский Израиль

Израиль – страна, которую легче понять с Кантом, чем с Гегелем. Нам нравится пережить две взаимоисключающие идеи как равноправные — и защищать сразу две.

Это можно сравнить со стереоэффектом, когда взаимоналожением двух изображений создается изображение новое и объемное. Новый смысл из двух взаимоисключающих посылов. Смысл не только противоречивый, но и трудно формулируемый. Вернее, нуждающийся в постоянном переформулировании.  Ибо в Израиле смысловые итоги не подводятся, а переживаются. Рефлексия не бежит до правильного ответа, чтобы застыть возле него часовым на посту. А продолжает и продолжает свою противоречивую деятельность.

Догматическое «или — или» — нам не подходит. Чтобы понять Израиль, надо, для начала, понять и пережить две противоположные истины, образующие перспективу.

Многие недопонимают и недооценивают эту сложность Израиля. Но это не только залог проблем (порой кажется, что дело доходит до шизофренического состояния), но и прочности.

Мышление антиномическое, умение понимать взаимоисключающие истины отнюдь не превращает человека в буриданова осла, мечущегося между двумя разными ориентирами. Тот, кто может мыслить противоположными точками зрения, тот, кто понимает, что мир «двуобъясним», что оба возможных объяснения необходимо учитывать, — тот в сложной ситуации сможет посмотреть двумя глазами издалека на близкие вещи и победить. Это усиливает нравственную составляющую, внезапную интуицию, которая понимает быстрее и точнее логики, обостряет эмпатию и душевную чуткость.

Только если слишком заигрываться в это, то недалеко и до оруэлловского двоемыслия: «способности одновременно держаться двух противоположных убеждений» …

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x