Политика

Тали Плоскова и Моше Кахлон. Photo by Hadas Parush/Flash90

Кахлон, который слился

Кахлон и сглупил. И предал те 150 тысяч избирателей, которые проголосовали за него. Особенно обидно, что русскоязычные избиратели дали Кахлону более четверти голосов. Проголосовали в том числе потому, что поверили депутату Тали Плосковой, которую сейчас Кахлон забыл, входя в Ликуд.

Смотрите предыдущую статью «Триумф и падение Кахлона»

Кахлона судили по одному вопросу: удастся ли снизить цены на жильё.
Многие его действия  были недостаточно конструктивны, многие абсолютно контрпродуктивны.

Цены не упали. А большую часть каденции продолжали расти — являясь главной агитацией против Кахлона.

Социальное жильё увеличивалось в гомеопатических дозах.

Спрос и предложение

Главная проблема в области строительства в Израиле проста. Дефицит жилья возник потому, что почти десятилетие темпы строительства были значительно ниже, чем темпы роста потребности в жилье.

Ариэль Атиас

В 2010 году министр строительства Ариэль Атиас, беседуя со мной и другими участниками круглого стола в амуте «Гешер», сказал, что жилищный кризис скоро взорвется, поскольку в Израиле уже много лет строится около тридцати тысяч квартир, а потребность возрастает на сорок тысяч. Атиаса возможный взрыв волновал, но заботился он, прежде всего, о своей аудитории. Поэтому заявил, что государство при посредстве его министерства должно непрерывно строить отдельные города для ультрарелигиозного населения, поскольку, с одной стороны, его численность быстро растет, а с другой — ультрарелигиозным негоже жить в «смешанных» городах.

Взрыв произошел уже через год. Во время социального протеста. Но с тех пор, сменяющие друг друга министры финансов (Штайниц, Лапид, Кахлон) пытаются бороться с кризисом странным способом: вместо того, чтобы увеличить предложение, они пытаются что-то сделать со спросом. Вместо того чтобы строить самим и создать благоприятные условия для более масштабного строительства, государство постоянно мудрит с регуляциями, что для рынка недвижимости противопоказано.

Партия малых дел

Кахлон провалился в главном вопросе. В остальном? В лучшем случае — это была политика “малых дел”. Кахлону не хватало кардинальности и масштабности. В худшем — безумная “раздача чеков без покрытия”.

Галант и Кахлон в Кнессете. Photo by Miriam Alster/FLASH90

Всем было понятно, что партия “Кулану” расплатится за это на выборах. Поэтому как только были объявлены выборы 2019 года от Кахлона сбежал его второй номер — министр строительства Йоав Галант, его третий номер — Эли Алалуф, его четвертый номер — Майкл Орен, его пятый номер — Рахель Азария. Сбежали, чтоб не позориться. Чтоб не рухнуть вместе с Кахлоном.

Ещё до этого от Кахлона сбежал министр экологии от кахлоновской партии и один из создателей “Кулану” Ави Габай.

Но ситуацию ещё можно было спасти, если бы “Кулану” провели хорошую PR-кампанию.

Но кампания Кахлона была и глупостью и изменой одновременно.

Эли Алалуф

Кахлон и Ликуд

Соратница Кахлона Тали Плоскова, которую он просто забыл в прихожей, когда входил в «Ликуд», пытается уверить публику, что Кахлон не лжец, он действительно верил в то, что говорил на каждом этапе. А через несколько дней, когда делал вопреки своим бывшим заявлениям, верил в противоположное.

Кахлон действительно не циничный лжец. И от этого ещё хуже.

Перед прошлыми выборами у Кахлона были две возможности:

1. Войти в Ликуд с 10 мандатами
Объединиться на гораздо лучших условиях, чем он зашел сегодня. Получить гораздо большее количество забронированных депутатских мест, чем он получил на выборах.

2. Отстоять партию “Кулану”
Провести кампейн, в котором бы было бы доказано, что “Кулану”  — имеет право на самостоятельное существование.

В конце концов, у Кулану ведь были какие-то завоевания, какие-то достижения. Пусть и более скромные, чем могли были быть.

Но достижения были. Им было, чего продавать на выборах.

Кахлон должен был выбрать цель. И действовать, исходя из выбранной цели. Поскольку в политике цель — не оправдывает средства, но, безусловно, определяет образ действий, принятых для достижения цели.

Эффективный образ действий соответствует конкретным обстоятельствам. Кахлон должен был выбрать цель. И просто действовать целесообразно.

Вместо этого Кахлон, который мучился дилеммой, стал демонстрировать шизофреническое раздвоение личности.

Раздвоение Кулану

Не войдя в Ликуд до выборов, Кахлон,  уже в ходе кампейна, стал сливаться, то есть самым жалким образом сливать свою партию. Я описывал это перед прошлыми выборами в статье “А на лоб прилепи бюллетень”.

Располагавший немалым пропагандистским бюджетом, Кахлон завесил всю страну своими портретами вместе с основателем партии «Ликуд» и её первым бессменным лидером в течение 35 лет — Менахемом Бегиным. Как будто он хотел сказать всем, что остался ликудником, что является более правильным «Ликудом». Лучшим «Ликудом». Более справедливым «Ликудом». «Ликудом» с социальной аджендой. «Ликудом», вернувшимся к дням Менахема Бегина.

Кахлон окликал ликудников по идентификации, делал эту идентификацию более доминантной. При этом, вроде, призывал голосовать за другую партию.

Кахлон тратил большую часть агитационного бюджета на пропаганду в пользу «Ликуда». Вроде бы, мотивируя сомневающихся – голосовать за «Ликуд», а не за него.

«Кулану» получила 10 мандатов на выборах 2015 года как центристская партия, которая сосредоточена на социально-экономических вопросах. Как дополнительный «Ликуд» они были не нужны.

Но ситуация оказалась ещё хуже, чем я думал. Люди Кахлона в разных городах, одновременно с ведением пропагандистского кампейна “Кулану” занимались приемом людей в партию «Ликуд».

Человек, заходивший в Хайфе или в Ашкелоне (два опорных города Кахлона) в кабинет функционера от “Кулану”, слышал разговоры об одной партии, а на столе видел бюллетени другой…

Когда удивившийся активист спросил одного из руководителей местных кахлоновцев —   “Как же так? Зачем”, он получил ответ: “На всякий случай”.

Но полководец, который ведет войско к победе, может сжечь за собой мосты, но не может по ходу битвы договариваться, чтоб его приняли на довольствие в армию противника.

Это был слив. И политическая глупость, и предательство избирателей.

Моше Кахлон

Сразу после выборов

Кахлон ушел в несознанку. Стал смотреть на всё взглядом “Оставь меня старушка, я в печали”. Плакал: “Мы стали маленькими и нерелевантными”. Говорил, что не может отстаивать свои ценности и программу, поскольку получил четыре мандата.

Какая связь?! К чертовой матери, какая связь между ценностями и количеством полученных мандатов?! Ценности — они либо есть, либо ты Кахлон…

Это напоминает учителя, который пришел на занятие, увидел, что многие опоздали… И срывает гнев на тех, что пришел вовремя. Но те, кто пришел вовремя — не виноваты.

Как правильно написал Ави Бар-Эли, «TheMarker» (см. перевод на сайте “Детали”) о Кахлоне: “Он предпочел унизиться для получения только четырех мандатов — и наблюдал, как Либерман показал, каким образом всего с пятью мандатами можно выиграть «полцарства за закон». Вместо того, чтобы шесть месяцев назад присоединиться к списку «Ликуда» или «Кахоль-Лаван» с обещанием второго места для него — плюс четыре или пять реальных мест для его депутатов, Кахлон теперь в буквальном смысле слова ползает на животе, чтобы получить пятое место в «Ликуде» —  плюс два или три места для своих коллег в лучшем случае. Под прицелом босса, который только и  ждет его политической смерти”.

Кахлон и сглупил. И предал те 150 тысяч избирателей, которые проголосовали за него.

Особенно обидно, что русскоязычные избиратели дали Кахлону более четверти голосов. Проголосовали в том числе потому, что поверили депутату Тали Плосковой, которую сейчас Кахлон просто кинул и забыл, входя в «Ликуд».

Министр Кахлон и депутат Плосков. Photo by Hadas Parush/Flash90

О месте в списке

Учитывая, как мы писали выше, что от Кахлона сбежали  Йоав Галант, Эли Алалуф, Майкл Орен, Рахель Азария, то есть №2, №3, №4, №5 в его списке, Тали Плоскова, которая на прошлых выборах занимала шестое место, должна была стать номером вторым.

Но Кахлон, со свойственной ему, как и многим другим выходцам из Северной Африки, русофобией, которую он даже не пытался скрыть при обсуждении вопросов “пенсионной катастрофы” пожилых выходцев из бывшего СССР… Кахлон просто не мог поставить “эту русскую” на второе место в списке. До этого, он раз за разом не назначал её на освободившиеся министерские посты, предпочитая людей, которые стояли в списке куда дальше.

Это должно было быть звоночком для русскоязычных избирателей. Звоночком, который не услышали те русскоязычные, что проголосовал за “Кулану”.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x