Политика

Кто предал Итамара Бен-Гвира

Вероятно, стоит выделить так называемый «каханистский пиар» в особую область. Рав Меир Кахане оставил своим ученикам и последователям универсальный идеологический принцип - «упоминания в прессе вызывают упоминания в прессе». Рав Кахане учил, что более всего помогает увеличить количество упоминаний в прессе возмущение оппонентов. Поэтому, например, когда правые радикалы устраивали какой-нибудь хулиганский акт в Хевроне, то первым об этом сообщал в прессу выдающийся депутат Кнессета от партии МЕРЕЦ Ран Коэн... Ибо зачем Баруху Марзелю самому пробивать сообщения о собственных хулиганствах в прессу, если лучше него это сделает депутат Кнессета от партии МЕРЕЦ?

Итамар Бен-Гвир – это один из самых талантливых в Израиле адвокатов и пиарщиков. Если бы не его взгляды на политику и нежелание идти на компромиссы в отношении этих взглядов, то он бы давно был гораздо более богатым и более влиятельным человеком. Сделал бы политическую карьеру или имел крупный адвокатский офис или PR-агентство. Это  человек, против которого было подано 53 обвинительных заключения. По словам Бен-Гвира, он был признан виновным в совершении 7 уголовных преступлений, в том числе: бесчинство, помехи полицейскому, подстрекательство к расизму и поддержка террористической организации. Был оправдан судом в 46 других правонарушениях.

В общей сложности сумма компенсаций, полученных Бен-Гвиром в исках против полиции за нарушение его прав, составила около 250 тысяч шекелей. Правда, энергия, которую он потратил, чтобы получить эти компенсации, может быть оценена, по самым скромным адвокатским меркам, в много-много миллионов шекелей.

Итамар Бен-Гвир. Фото: Рони Эйтан

Итамар Бен-Гвир приобрёл скандальную известность из-за провокационных инициатив и выступлений в судах, сопровождавшихся ярким освещением в СМИ. Это человек, который знает, как работать в медиа-пространстве.

Вероятно, стоит выделить так называемый «каханистский пиар» в особую область. Ровно так же, как в особую область выделяется аффективный пиар поп-звёзд или сетевой пиар продавцов «Гербалайфа». Рав Меир Кахане оставил своим ученикам и последователям (многие из которых сегодня уже давно не каханисты) универсальный идеологический принцип «тикшорет горемет ле-тикшорет» — «упоминания в прессе вызывают упоминания в прессе». Рав Кахане учил, что более всего помогает увеличить количество упоминаний в прессе возмущение оппонентов. Поэтому, например, когда правые радикалы устраивали какой-нибудь хулиганский акт в Хевроне, то первым об этом сообщал в прессу выдающийся депутат Кнессета от партии МЕРЕЦ Ран Коэн. Долгое время я не мог понять, откуда Ран Коэн узнаёт о творимых в Хевроне непотребствах крайне правых минут через 5 после случившегося. Потом выяснил, что у Рана Коэна был информатор, который ему сообщал о происходящем. Информатор представлялся профессором… и говорил с тяжелым американским акцентом. Почти всегда начиная свою речь с фразы: «У меня крадут государство». Роль американского профессора исполнял Барух Марзель. Ибо зачем Баруху Марзелю самому пробивать сообщения о собственных хулиганствах в прессу, если лучше него это сделает депутат Кнессета от партии МЕРЕЦ?!

Рав Кахане учил, что, если в прессе уже прошло сообщение о том, что подстрекательское экстремистское письмо направлено в адрес кого-либо, то само письмо можно уже не отправлять. Сэкономить на марках. Именно в подобной отрасли пиара более всего преуспел Итамар Бен-Гвир – способный ученик Баруха Марзеля, Авигдора Эскина и других каханистов старшего поколения.

Итамар Бен Гвир и Авигдор Эскин устраивают демонстрацию у Украинского посольства. 2008 год. Фото Давида Эйдельмана

Он родился в Иерусалиме. Младший сын Шошаны и Цадока Бен-Гвира. Его отец также уроженец Иерусалима. Родился в семье выходцев из Ирака. Отец изменил фамилию на израильский лад. Мать Шошана была активисткой ЭЦЕЛа. За её деятельность в возрасте 14 лет была арестована британскими властями.

Бен-Гвир рос в Мевассерет-Ционе в семье, соблюдающей еврейские традиции. Учился в средней школе ОРТ в Иерусалиме. В 11-м классе стал религиозным человеком. Затем учился в йешиве «Ха-Раайон ха-Иегуди» («Еврейская идея»).

Шестнадцатилетний Итамар вступил в движение КАХ (основанное раввином Меиром Кахане) и продвинулся до поста координатора молодёжного движения. По словам Бен-Гвира, уже в возрасте 14 лет подвергался арестам на фоне его политической деятельности. В результате теракта в Пещере патриархов движение КАХ было провозглашено террористической организацией и объявлено вне закона. Бен-Гвир был осуждён за нарушение запрета о создании политической организации КАХ, когда распространил воззвания, подписанные «бывшими активистами КАХ». Его не призвали на армейскую службу. По словам Бен-Гвира, армия отказалась от него из-за его прошлого в движении КАХ.

После объявления КАХ вне закона Бен-Гвир продолжил свою деятельность в организации «Хазит ха-Раайон» («Идейный фронт») вплоть до её закрытия. Накануне ликвидации Бен-Гвир не был её самым известным представителем. Тем не менее, благодаря его постоянному участию в акциях протеста, которые нередко доходили до суда и активно освещались СМИ, Бен-Гвир удостоился почётного места среди праворадикальных экстремистов.

Я познакомился с ним в 2006 году. Тогда это был очень брутальный бородатый и плохо ухоженный политический активист в предельно грязной машине, в которой он колесил по стране. У него хорошая голова и неплохое чувство юмора. Тогда он ещё не был адвокатом, но я присутствовал на его встречах с юристами. Креативных ходов и решений ему было не занимать.

С тех пор Бен-Гвир сильно преобразился. Поправился. Сбрил бороду. Получил лицензию адвоката.

Итамар самим своим существованием опровергает несколько устойчивых правых мифов. Говорят, что правых очень сильно не любит пресса. Бен-Гвир – один из любимцев израильских телестудий. Когда редакторов ИТВ упрекают за то, что они перебарщивают с его участием, они разводят руками, сообщая, что он увеличивает рейтинг. Правда, в Ликуде и в «Еврейском доме» относятся к этому иначе, выдвигая конспирологическую версию, что левые СМИ нарочно раскручивают Бен-Гвира, увеличивая его популярность, зная, что он всё равно не преодолеет электоральный барьер, а только унесёт правые голоса в мусорную корзину.

Другой миф, который развенчивает Бен-Гвир самим своим существованием, «правых не любит израильская судебная система». Как адвокат, особенно в исках о клевете, Бен-Гвир доказал, что даже если у людей ультраправая репутация, то возводить напраслину на них не стоит.

Бен Ари и Бен Гвир. Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

После того, как в 2009 году каханисты впервые после убийства рава Меира Кахане вернулись в Кнессет, Бен-Гвир стал помощником депутата Михаэля Бен-Ари. Это был единственный помощник депутата Кнессета, который был известней, чем сам депутат. Тогда уже его начали приглашать в телевизионные программы и обильно цитировать. Он возглавил партию «Оцма Йехудит» — более в силу необходимости, поскольку «старшие товарищи» — Барух Марзель, Бен-Ари и Бенци Гопштейн – были «забанены» израильской судебной системой и не могли участвовать в выборах из-за различного рода расистских, ксенофобских, экстремистских высказываний. Бен-Гвир же, будучи адвокатом, всегда знает предельную границу радикального самовыражения.

То, что случилось в последние дни с правым блоком, принесёт Бен-Гвиру много новых симпатий. Как бы к нему не относиться, Беннет, Шакед, Перец и Смотрич – поступили с ним подло. Рафи Перец его предал. Он днём выпустил пост, что «слово – это слово», и он не откажется от такого союзника, как Итамар Бен-Гвир, а вечером, опасаясь, что Биньямин Нетаниягу заберёт у него портфель министра просвещения, расторг союз за час до окончания подачи предвыборных списков.

Итамар Бен Гвир в Верховном суде. Фото: Hadas Parush, Flash-90

Бен-Гвир, выступая, говорит: «Тот, кто называет себя министром просвещения, предал меня и ударил ножом в спину меня и ещё 84 тысячи человек, которые отдали свои голоса за «Еврейскую мощь». Но, чтобы не было недопонимания – это не только рав Рафи Перец, чью политическую карьеру мы спасали, и только благодаря нашей помощи он и Смотрич стали министрами. Нет, речь идёт о предательстве всех политиков из течения религиозного сионизма – Беннета, Смотрича, Аелет Шакед».

Итамар Бен-Гвир уверен, что общественность накажет этих политиков за то, что идеологию им заменила «креслология». Он напоминает, что перед апрельскими выборами Беннет и Шакед тоже «кинули» партию «Еврейский дом», который они до этого возглавляли. А потом, несмотря на радужные поначалу опросы общественного мнения, электоральный барьер не преодолели именно они, а не преданный ими «Еврейский дом».

Итамар Бен-Гвир, возможно, человек с неприемлемыми взглядами. По поводу него как политика могут быть разные мнения. По поводу людей, предавших его, двух мнений быть не может.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x