Женская территория

Merav Sudaey, "In between". Основано на фото Itay Gross

О чем забыл израильский феминизм

Следует признать, что израильский феминистский дискурс, находящийся под мощным влиянием американского либерального феминизма, уже давно отбросил в сторону такие понятия, как “справедливость”, “равенство”, “признание”, оставил позади женщин из социально слабых слоев населения. Забастовка нянечек, пособия матерям-одиночкам, контроль над ценами на сухое молоко... Все это не интересует израильский феминистский дискурс. Главное прочитать очередную отповедь привилегированным мужчинам.

После недавних событий возникло ощущение, что наконец пришло понимание: наиболее важной темой современной феминистской борьбы является социальная политика. И наиболее срочной, поскольку женщины, страдающие от насилия, прежде всего, нуждаются в средствах, которые помогут им спасти собственную жизнь и жизнь своих детей (например, убежища). В средствах нуждаются и женщины, рожденные внутри порочного круга бедности, либо оказавшиеся в подобном положении. Многие из них — это матери-одиночки, против которых действуют все правительства Нетаниягу, включая самого Нетаниягу, еще с периода, когда он занимал пост министра финансов. В средствах нуждаются женщины, занятые проституцией. Криминализация клиентов – это, конечно, политкорректно и современно, однако абсолютно бессмысленно и неэффективно в ситуации, когда уровень бедности растет, а система социальной помощи разрушается на глазах.

Несмотря на все это, уже на следующий день после всеобщей женской забастовки и манифестации на площади Рабина, тему социальной помощи начали задвигать в сторону, и дискуссия вернулась в привычное русло: политика инденичностей и еще раз политика идентичностей. Следует признать, что израильский феминистский дискурс, находящийся под мощным влиянием американского либерального феминизма, уже давно отбросил в сторону такие понятия, как “справедливость”, “равенство”, “признание”, оставил позади женщин из социально слабых слоев населения. Забастовка нянечек, пособия матерям-одиночкам, контроль над ценами на сухое молоко. Все это не интересует израильский феминистский дискурс. Главное прочитать очередную отповедь привилегированным мужчинам.

Либеральный феминизм, сформировавшийся в буржуазных кругах и ставший мейнстримным течением женского движения, занят такими важными вопросами, как представительство женщин, однако вытесняет на периферию абсолютно все социальные темы.  Это весьма давний конфликт в феминистском движении, он ощущался еще в период борьбы за избирательное право. Социальные течения феминизма были отброшены на периферию борьбы прежде всего потому, что социалистические идеи считались в те годы нелегитимными, но также и потому, что у образованных женщин из высших сословий было намного больше свободного времени для борьбы.  С усилением  неолиберальных тенденций возникла надежда на то, что женщины из буржуазного класса (беднеющего с каждым годом) поймут наконец, что замалчивание социально-экономических тем возвращается к ним бумерангом. Однако феминистский мейнстрим еще больше отдалился от социальных вопросов и полностью подчинился господствующим неолиберальным тенденциям (расформирование гражданских систем, перенос государственной ответственности на плечи индивидуумов).

Сегодня становится ясно, что стремление избегать конфликтов с центрами экономической и политической силы оставило современный феминизм у разбитого корыта. Может быть, израильскому феминизму стоит пересмотреть идею слепого следования американской модели и обратить внимание на внутренние, локальные проблемы.  Социальная проблематика, как было отмечено выше, наиболее первостепенная из всех. Но просто признать это недостаточно. Необходима общественно-политическая программа, которая выдвинет на повестку дня несколько связанных друг с другом тем — экономическая независимость женщин, рынок труда, образование, изменение социально-экономического порядка приоритетов.

Экономическая независимость

 Экономическая зависимость женщин является существенным фактором, не позволяющим им покинуть дом, ставший для них адом. Это также является причиной узкого выбора возможностей и опасности скатиться к нищете.  Это касается и женщин, принадлежащих к среднему классу. Можно сколько угодно рассуждать о самооценке, самоидентификации, расширении прав и возможностей, однако без экономической независимости все это останется лишь красивыми словами. Экономическая независимость – более широкое понятие, чем равенство в оплате труда, поскольку оно, среди прочего, включает усиление позиций девушек и женщин в сфере образования  и улучшение социальных и финансовых условий труда в тех профессиях, которые считаются традиционно “женскими” (медицинские сестры, социальные работницы, учителя). Кроме того, существенным фактором разрыва в заработной плате является количество рабочих часов. Женщины-матери часто вынуждены работать меньше. Экономическая независимость требует, разумеется,  масштабной реформы во многих сферах – в системе образования, в субисидировании получения высшего образования в периферийных районах, в том, что касается увеличения заработной платы в государственном секторе, субисидирования продленных групп в детских садах, увеличения декретного отпуска.

 Рынок труда

 Большая часть израильских женщин – матери, и одним из наиболее существенных факторов, ослабляющих их экономическое положение, является столкновение между материнством и карьерой. Ультра-капиталистический рынок труда базируется на устаревшей системе семейных ценностей, согласно которой воспитание детей –  низкостатусное занятие, происходящее где-то далеко, на периферии производительного процесса. Иными словами, рынок выстроен под мужчину-кормильца, работающего с раннего утра до позднего вечера. Это базовая, встроенная в систему, дискриминация, которая причиняет ущерб и родителям-мужчинам. Сегодня, более, чем когда бы то ни было в прошлом, рынок труда может быть гибким – в том числе и благодаря технологиям, позволяющим работать из дома. Но дискриминационная система не будет изменена без широкого признания проблемы, без давления профсоюзов, без соответствующего законодательства, регулирующего трудовой рынок.

Образование

 Экономическая независимость, самооценка, пространство выбора  — все это тесным образом связано с воспитанием и образованием. Так же, как и формирование плюралистической атмосферы в обществе, способствующей переменам, так же, как и предотвращение насилия во всех его формах. Точечные, локальные проекты по формированию плюралистического сознания ничего не изменят, учитывая те милитаристские и консервативные посылы, которые транслирует нашим детям система образования, особенно при нынешем министре-реакционере. Необходимо кардинальное преобразование педагогической методики, сокращение социального разрыва в образовании, перенаправление бюджетов социально слабым секторам населения, оказание помощи трудным подросткам, укрепление связи с системой социального обеспечения.

Изменение порядка приоритетов

 Подобные описанным выше реформы – в экономике, трудовой сфере, образовании —  невозможно реализовать без кардинального изменения порядка приоритетов. В этом плане израильский феминизм стоит перед большим вызовом, чем американский. В Израиле проблемы не лежат в исключительно социально-экономической плоскости. Речь идет об исключительных обстоятельствах, сочетающих в себе жизнь в военно-конфликтной зоне, особое влияние сверхконсервативных религиозных институтов, которые щедро финансируются. Религиозные войны, милитаризм, национализм – такого рода явления всегда консервируют дискриминационный статус женщины.  Феминизму противостоит “святая троица” — владельцы крупного капитала, мизогинные священнослужители и реакционные политики. Поэтому социальный феминизм, если таковой все же возникнет в Израиле, не сможет действовать в отрыве от общеполитического контекста.

 

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x