Политика

Фото: Haim Zach/GPO/Flash-90

По Европе в поисках союзников

Бывают, конечно, всякие чудеса в подлунном мире, но маловероятно, чтобы Нетаниягу удалось убедить европейских лидеров выйти из ядерного соглашения одним лишь методом магического внушения, без привлечения грубой силы в лице Дональда Трампа. По крайней мере, до тех пор, пока у Европы сохраняется надежда вывести свои компании из-под действия санкций США.

Биньямин Нетаниягу стремится развить успех, достигнутый демонстрацией «иранского архива» и выходом США из ядерной сделки. Теперь его задача – убедить европейских лидеров в том, что партнерство с Ираном – это плохо, иранская сделка должна быть похоронена, а иранские войска надо вернуть из Сирии домой. Задача не самая простая, поскольку европейские страны неоднократно заявляли о своей приверженности СВПД. И убедиться в этом Нетаниягу пришлось уже в первой точке своего назначения – в Берлине.

У премьера Германии Ангелы Меркель нет сомнений в том, что влияние, которое пытается оказывать Иран на ситуацию на Ближнем Востоке, является негативным, «особенно в отношении безопасности Государства Израиль», а потому иранской армии нечего делать в Сирии. Но вот изменить мнение Меркель насчет иранского атома Нетаниягу пока не удалось. Нет, конечно, два шкафа с документами произвели впечатление даже на железную немецкую леди, однако, выходить из СВПД вслед за США Германия пока не собирается. «У нас нет согласия по всем пунктам, но мы – партнеры и мы друзья», — подвела итог переговоров Меркель.

Примерно с тем же результатом закончились и переговоры с президентом Франции Эммануэлем Макроном, который, несмотря на свою удивительную гибкость и способность к лавированию между политическими рифами, все же не может игнорировать интересы французского бизнеса. А интересы эти совершенно не совпадают с интересами Израиля, поскольку именно французские компании сегодня больше всего страдают от срыва ядерной сделки и возвращения американских санкций против Ирана. Накануне визита израильского премьера в Париж о приостановке своей деятельности в Иране объявил французский концерн Peugeot Citroën Automobiles. Ранее с аналогичными заявлениями выступили еще два титана французского бизнеса – нефтяная компания Total и электроэнергетическая корпорация Engie. Французы ждут специального разрешения от США и поддержки от французских и европейских органов власти, обеспечивающих защиту от применения в отношении них вторичных санкций. Нет, сложно, конечно, предположить, что Вашингтон, разорвав такое масштабное соглашение и объявив о введении жестких санкций, начнет делать исключения для европейских компаний, однако, иллюзии французов пока еще окончательно не развеяны. (Кроме того, Макрон выступил с резкой критикой переноса посольства США в Иерусалим, что, по его мнению, вызвало всплеск насилия на границе с Газой:«Если это приводит к смерти людей, это не праздник» — прим. РеЛевант)

Не меняла до сегодняшнего дня своих позиций и Великобритания. О намерениях Лондона сохранять приверженность соглашению по ядерной сделке заявляла ранее и британский премьер-министр Тереза Мэй, с которой Нетаниягу также намерен встретиться во время своего европейского турне. Мэй по-прежнему считает, что СВПД – это «наилучший способ предотвращения разработки Ираном ядерного оружия». Кроме того, официальный Лондон тоже пока не теряет надежды договориться с Вашингтоном о выводе британских компаний из-под вторичных санкций – специально созданные рабочие группы ведут сейчас переговоры на эту тему.

Так что бывают, конечно, всякие чудеса в подлунном мире, но маловероятно, чтобы Нетаниягу удалось убедить европейских лидеров выйти из ядерного соглашения одним лишь методом магического внушения, без привлечения грубой силы в лице Дональда Трампа. По крайней мере, до тех пор, пока у Европы сохраняется надежда вывести свои компании из-под действия санкций США. А вот у другой темы переговоров по Ирану шансов на поддержку значительно больше. Активность Ирана на Ближнем Востоке и его закрепление на сирийской территории не может не беспокоить даже европейских лидеров. Так что, в принципе, никто из них не возражал бы против того, чтобы Иран был выдавлен из Сирии. Другое дело, что Европа самостоятельно на это повлиять никак не может. Максимум, что она может сделать – это не препятствовать Израилю в попытках защитить свои границы. Именно этого израильский премьер и добивается.

Но все же, хотя вояж по европейским столицам и приятен сам по себе, основной игрок, который может воздействовать на ситуацию в ближневосточном регионе – это вовсе не Европа. Это Россия. Потому интенсивность израильско-российских переговоров в последнее время растет на глазах. И ради интересующего его результата израильский премьер готов нацепить на себя не только георгиевскую ленточку, но, если потребуется, и кокошник. На майской встрече с Путиным ему удалось договориться о том, что Россия не будет вмешиваться, когда Израиль будет наносить удары по иранским позициям в Сирии, и в итоге, имея все возможности использовать ПВО для защиты своих иранских союзников, Россия не пошевелила для этого даже пальцем. Более того – Россия определенно заявила, что Иран (впрочем, как и все другие иностранные силы) должен покинуть сирийскую территорию после начала политического процесса урегулирования конфликта. Мавр сделал свое дело, помог удержать от краха режим Асада, теперь мавр может уходить. Больше его помощь России не нужна. Будучи лидером единственной страны, армия которой пришла в Сирию по просьбе действующего правительства, Путин считает себя вправе диктовать Асаду условия. И в данный момент он совершенно не заинтересован в эскалации конфликта между Израилем и Ираном, поскольку это, в первую очередь, может угрожать безопасности российских баз в Сирии, а значит – интересам Москвы. Так что на данном этапе интересы Израиля и России совпадают. Потому Россия сделала в отношении Израиля еще один широкий жест – согласилась на то, что граничащая с Израилем сирийской провинции Даръа должна быть очищена от иранского военного присутствия – в районе границы будут действовать только сирийские военные.

Это все замечательно, и, если израильскому премьеру действительно удастся с помощью дипломатических усилий связать руки Ирану в Сирии, это будет даже большим успехом, чем история с «иранским архивом», поскольку это позволит практически перерубить созданный Ираном коридор для поставки оружия «Хезболле». Только вот зачем Нетаниягу потребовалось для этого одобрение европейских политиков?

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x