Общество

Почему мы отказываемся от лучшего?

Вначале я думал озаглавить эту статью попикантней, а в подзаголовоке указать «Пикап сумасшедшего математика». Но хорошо понимая, что бдительная редакция такие заглавия не пропустит, остановил свой выбор на главном вопросе человеческого выбора, который стоит задать себе перед Йом Кипуром: "Почему мы отказываемся от лучшего? Что мешает нашему росту и достижению целей?"

 В фильме «Игры разума» о лауреате Нобелевской премии по экономике Джоне Нэше, есть сцена с девушкой-блондинкой в баре: «Господа, посмотрите! Вот это да! Если бы она двигалась замедленно».

В этой сцене продемонстрирована (правда, очень упрощенно) концепция, за которую ученый и получил Нобелевскую премию по экономике, — это идея равновесия по Нэшу, которое он сам называл «управляющей динамикой».

Сразу оговорюсь, что представление это, где мужчины и женщины сведены к функциям, отдает сексизмом, мужским шовинизмом и сексуальным утилитаризмом. Но все лекторы-экономисты, которые вынуждены приводить этот пример в научно-популярных лекциях, тоже оговаривая это, просто-напросто предлагают относиться к блондинке и брюнеткам тут как к понятиям, как к алгебраическим знакам. Ну не станете же вы пенять уравнению, что написание знака «икс» вызывает у вас нездоровые (или, наоборот, здоровые) фривольные ассоциации.

Итак, дано: четыре «клеящих» мужчины, прекрасная блондинка, только зашедшая в бар, и четыре брюнетки.

С точки зрения теории, игроками в этой ситуации являются только мужчины (опять прошу прощения за сексизм), то есть якобы те, кто принимает решение.

Женщины в этом примере — решения не инициируют. Они только реагируют на предложения (сексизм, конечно, но я предупредил).

Реакция девушек определяется следующим образом: если к девушке подходит сразу несколько кавалеров — она отказывает всем. Они мешают друг другу. Она теряется. Девушка не может выбрать, боится сделать неправильный выбор, упустить лучший вариант. Короче, она отошьет всех.

Если к девушке подходит только один мужчина — то девушка якобы автоматически с ним. Если к девушке подходит парень после того, как его отвергает другая девушка — то она, по утверждению автора, тоже отвергает, поскольку не хочет чувствовать себя вторым сортом.

Предпочтения мужчин согласно этой модели таковы: «блондинка» лучше «брюнетки», а «брюнетка» лучше, чем ничего. Действовать можно двумя способами: пойти к «блондинке» или к «брюнеткам». Игра состоит из единственного хода, решения принимаются одновременно (то есть нельзя посмотреть, куда пошли остальные, и после подходить самому).

Если какая-то девушка отвергает мужчину, игра заканчивается: невозможно вернуться к ней или выбрать другую (схематично, но я предупредил).

Уроки Адама Смита и равновесие по Нэшу

Сокурсники Нэша все готовы броситься к блондинке.

— Ну что же, шпаги, господа? Пистолеты?
— Забыл, чему учился?! Вспомни уроки Адама Смита — отца современной экономики.

И все хором вспоминают: «При конкуренции частные амбиции — служат общему благу».

Их вывод: «Правильно, значит — каждый сам за себя, господа! А отшитым — «достаются» «брюнетки».

«Игры разума»

И тут у Нэша наступает прозрение. «Адам Смит устарел. Если мы все рванем к блондинке, то помешаем друг другу, и она не достанется никому. Тогда мы займемся подружками, и они оттолкнут нас — никто не хочет быть вторым сортом. А вот если её никто не заметит, мы не будем толкаться и не оскорбим других девушек. Так мы выиграем. Адам Смит считал, что лучше всего, когда каждый член группы действует в своих интересах. Это правда, но не вся. На деле результат будет оптимальным, если каждый член группы сделает как лучше для себя и для группы. Управляющая динамика. Да! Динамика! Адам Смит неправ», — говорит герой фильма «Игры разума».

Ситуация равновесия по Нэшу не оптимальна для парней, поскольку, преследуя лишь свои эгоистические интересы, каждый выбрал бы именно блондинку. Видно, что преследование только эгоистичных интересов будет равнозначно краху не только групповых интересов, но и интереса каждого из парней — познакомиться с девушкой.

Равновесие по Нэшу будет значить то, что каждый парень действует, учитывая других. Это не альтруизм, а разумный эгоизм: неоптимальный вариант для каждого лично, но оптимальный для каждого, исходя из общей стратегии успеха.

Понимание современной экономики усложнилось после Джона Нэша (а до него – Кейнса). Мы, в отличие от Адама Смита и читавшего его труды Евгения Онегина, хоть и не великие экономы, но понимаем, что конкуренция — не панацея и не единственный фактор развития.

Лучшая остается без кавалера?

Но много раз слушая эту историю про озарения Нэша в баре, на лекциях экономистов и математиков, я всегда вдруг задумывался над тем, что лекторов совершенно не интересовало. Я думал о блондинке (простите мой озабоченный разум).

При этой удобной «для всех» конфигурации, именно блондинка, которая по сюжету самая красивая, самая сексуальная, самая желанная для всех — именно блондинка остается не у дел.

То есть успех, возможный успех при правильном раскладе — достигается в отказе всех игроков от самого желаемого?! А принятие вроде бы самого оптимального решения означает отказ от чего-то гораздо более хорошего, чем то, что выбрано?! Оптимизация как отказ от лучшего…

Но ведь это является не только самоограничением и ущемлением себя самого (что само по себе предательство), но и вопиющей несправедливостью по отношению к лучшему.

Отказ от Главного?

В этом парадокс не только современной экономики, но и всего современного мира — в отказе от наиболее желаемого и самого главного.

Ведь даже религия в лице своих проповедников предпочитает куда больше говорить на понятийном языке из которого удален… Бог — самое лучшее, что может предложить религия.

Один из ведущих израильских каббалистов раввин Мордехай Шрики говорил мне в интервью, что основная проблема почти всех современных религий (в том числе и иудаизма), что священнослужители не говорят о Боге, предпочитая разговоры о нравственности, ритуалах, традициях, духовных ценностях и прочих очень важных, но всё-таки второстепенных (по сравнению с Богом) вещах.

Хорошим тоном у современных представителей различных религий является выступать так, чтоб с их проповедью могли согласиться ученые представители светских наук. Даже если они атеисты. Согласиться с моральными выводами — если они будут общечеловечески ценными. Согласиться с этическими идеалами — если они будут иметь и внерелигиозное значение. Насладиться мудрыми притчами. И главное — побольше гуманизма. Хотя гуманизм — это изначально поиск опоры без помощи Бога.

Абрахам Маслоу

«Мы страшимся наших высших возможностей»

После Второй мировой войны ряд американских психологов восточноевропейского происхождения разрабатывали тему, которая для современной психологии является может быть важнейшей.

Их интересовало: почему если каждый человек имеет стремление к достижению лучшего, к самосовершенствованию, людей постоянно что-то сдерживает и тормозит.

Андраш Ангьял, разрабатывавший теорию человеческой двойственности, предложил понятие «уклонение от роста». Фрэнк Мэньюэл назвал это «комплексом Ионы». А Абрахам Маслоу подробно объяснил этот комплекс в своей теории.

Пророк из «Книги Ионы», которую положено читать в Йом Кипур, пытался уклониться от своей миссии. Отказаться от своего дара. У него были свои резоны.

«Мы страшимся наших высших возможностей» — так определил Абрахам Маслоу суть «Комплекса Ионы».

Он говорил про боязнь величия, о бегстве от своих лучших талантов, о том, что мы страшимся не только худшего, но и лучшего в себе. Все мы обладаем неиспользованными или не полностью развитыми потенциями. Но часто стремимся выбрать чего-нибудь попроще.

Мы обычно боимся стать такими, какими предстаем в наши лучшие моменты, в наиболее благоприятствующих условиях, проявляя наибольшее мужество. Нас радуют и даже приводят в трепет те божественные возможности, которые мы обнаруживаем в себе в такие пиковые моменты — но одновременно мы содрогаемся от слабости и страха перед лицом этих же самых возможностей.

Обращаясь к своим студентам он говорил: «Кто из вас в этой аудитории надеется написать великий американский роман, стать сенатором, губернатором, президентом? Кто хочет быть генеральным секретарем ООН? Или великим композитором? Кто мечтает стать святым, подобно Швейцеру? Кто из вас станет великим лидером?»

И когда в ответ аудитория начинала смущаться и хихикать, Маслоу задавал вопрос: «Если не вы, то кто?».

Если на вопрос: «Какие великие книги по психологии вы планируете написать?» его аспиранты пожимали плечами, запинались, стремились увильнуть, Маслоу говорил: «Разве я не должен задавать такой вопрос? Кто еще напишет книги по психологии, если не психологи? Разве ты учишься, чтобы стать безгласным или пассивным психологом? Какой в этом толк? Зачем ты намерен писать диссертацию, если не стремишься создать великий труд?»

«Если вы намеренно собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют вам ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастливы всю жизнь»  — писал Маслоу.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x