Интервью

Фото: личная страница ФБ

"Я не хочу в самолет!"

Мне сказали, что пришел ответ на мое прошение. Оно было отклонено. Моему двоюродному брату, который учился со мной в школе-интернате, тоже отказали в убежище, при этом дали понять что ему “уже пора собирать вещи”. Я не знаю, что будет дальше. Месяц назад я снова пришел продлевать визу. Мне сказали: “Ты разве не должен уже сесть в самолет?”

Йонас бежал в Израиль, когда ему было 12. Бежал один. Не желая идти на рабскую службу в армию Эритреи (служба, которая убила его старшего брата), он проделал весь путь до границы Израиля с Египтом, по пути попав в руки контрабандистов и проведя несколько месяцев в лагере пыток в Синае. Встретился я с ним в 2015 году, тогда он мне и рассказал свою историю. С того нашего разговора прошло уже более 2 лет, и я решил узнать что произошло в его жизни с тех пор и что его ждет накануне планируемой депортации просителей убежища из Израиля.

-Йонас, последний раз, когда мы встречались, ты говорил, что собираешься переезжать в Иерусалим и идти на волонтерскую службу…

-Да, я хотел отблагодарить Израиль за то, что меня тут приняли, дали пойти в школу-интернат, там я выучил иврит, меня полюбили, отогрели, стали мне семьей. В армию без теудат-зеута меня не брали, «шерут леуми» я тоже не мог делать. Тогда люди из АСАФ (НКО, помогающая просителям убежища) помогли организовать проект волонтерства. Первый год я работал добровольцем в Махон Фойерштейн — хостель для молодых людей с особыми нуждами. Было тяжело — 18-летние, 20-летние ребята, дерутся, не слушаются… Моя задача была хоть как-то помочь учителю. Был один парень из проблемной семьи, они его даже не купали — так я ходил с ним, мыл его в душе. Второй год было легче — работал в детском садике Римоним для детей с особыми нуждами. Помогал воспитателям, смотрел за детьми, чтобы не дрались. Полный рабочий день — по 8 часов, иногда больше.

-A где ты жил в это время?

-АСАФ сняли для нас квартиру в Иерусалиме, нас было 12 человек в 2 комнатах, все ребята такие как я, которые бежали в Израиль одни, будучи детьми.

-Когда проект закончился? После этого что-то изменилось в отношении к тебе со стороны представителей миграционных служб?

-По прошествии 2 лет, в августе 2017 я получил грамоту о завершении волонтерства. Потом приходил в министерство внутренних дел, как обычно, продлевать визу. Когда я им говорил что закончил волонтерскую службу, мне отвечали что “такого быть не может, чтобы суданец был волонтером”. Во-первых, какой я суданец? (Йонас смеется).

Во время проекта, одному из ребят пришла повестка в «Холот» (лагерь содержания африканцев в Негеве, по существу, тюрьма, где люди содержатся без суда и следствия- прим.автора). Директору АСАФ пришлось нанимать адвоката, которому удалось остановить задержание.

Йонас с подругой

-Где ты сейчас живешь?

-Уже полгода живу в Рамат-Гане с подругой, мы там снимаем квартиру. Мы с ней уже 4 года вместе. Она солдатка, служит в «Кирие». Вообще она из Кирьят Малахи, поэтому решили снять квартиру поближе к базе. После службы еще идет работать в ресторане. Субботы мы проводим дома у ее родителей.

-Как у тебя складываются отношения с родителями подруги?

-Сначала ее маме было тяжело. Но сейчас уже все хорошо. Мы все вместе собираемся, готовим обед. После обеда сидим с ее папой, пьем виски. Он мне стал вторым отцом. Из-за меня она разорвала отношения со старшим братом. Он про нее говорил нехорошие вещи.

Йонас с отцом подруги

-Ты сейчас работаешь?

-До недавнего времени я работал в супермаркете «Хаци-Хинам», но после «закона о пикадоне» (закон, который обязывает работодателей удерживать 20% зарплаты просителей убежища, до тех пор, пока те не покинут Израиль — прим.автора) у меня сняли 3000 шекелей с зарплаты. Я плюнул, ушел оттуда. Теперь работаю в маленьком супере в Рамат-Гане. Работаю на кассе, помогаю раскладывать вещи.

-Что ты ждешь от будущего?

-В ноябре прошлого года, когда в очередной раз пришел продлевать визу, мне сказали идти на Саламе (на улице Саламе в Тель-Авиве находится отделение миграционной службы, которое занимается рассмотрением просьб о предоставлении убежища в Израиле- прим.автора). Я пришел туда, мне там сказали, что пришел ответ на мое прошение. Оно было отклонено. Моему двоюродному брату, который учился со мной в школе-интернате, тоже отказали в убежище, при этом дали понять что ему “уже пора собирать вещи”.

Я не знаю, что будет дальше. Месяц назад я снова пришел продлевать визу. Мне сказали: “Ты разве не должен уже сесть в самолет?” Какой самолет? Не хочу я ни в какой самолет!

Блог Автора

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x