Гражданин мира

Хэфнер, 1966 год. Фото: Википедия

Открытая книга Хью Хефнера

"Холли Мэдисон после расставания с Хэфнером написала книгу "Внутри кроличьей дыры: любопытные приключения и предостерегающие рассказы о бывшем Плейбое", в которой рассказала, как планировала покончить жизнь самоубийством в 2002 году, чтобы «сбежать от той нелепой жизни, которую я вела". Одна из феминисток сказала, что Хефнер одновременно служит богу и дьяволу. Думаю, что это утверждение достаточно точно характеризует эту неоднозначную фигуру". Публикуем второй текст о Хью Хэфнере, создателе Плейбоя.

 

Предупреждение

На этот раз — перед началом статьи, а не в после нее: «Мнение автора может не совпадать с мнением редакции и читателей, и вообще ни с чьим, кроме его собственного»».

 Пролог

«Покажите мне мужчину, любого возраста, в любом уголке мира, в любой исторический момент, кто не хотел бы побыть хоть недолго Хью Хефнером — в 20, 50, 80 лет, чтобы жить в его стиле, с красивыми женщинами, которые его обожают, наслаждаться таким счастьем, на которое вряд ли кто из людей смеет надеяться».  Такими словами начинается документальный фильм 2009 года, название  которого могло бы стать и названием этой статьи: «Хью Хефнер. Плейбой, активист и бунтарь».  Что ж, меня можете не показывать. Я хотел бы хотя бы один вечер провести в имении Хефнера.

Некролог

27 сентября отмечается Международный день кролика. Судьба — величайший насмешник. Именно в это день на 92 году жизни умер создатель самого знаменитого «кролика» мира — журнала «Плейбой» —  Хью Хефнер. Кролик стал эмблемой этого журнала и всей блистательной империи «Плейбоя».
Прощальное слово Владимира Познера:
–​ Этот день, который я провел у него дома, в Голливуде, я запомню навсегда. Он прожил совершенно замечательную, полную жизнь, и это тот случай, когда можно сказать, что человек мог уйти из жизни с самым главным чувством советского человека, как у нас говорили, а именно –​ чувством полного удовлетворения. Что бы дальше ни было с его журналом, уже не будет Хефнера. Будет его сын, будут еще какие-то люди, но уход Хефнера – это все равно как уход Стива Джобса, основателя Apple».

Дурная репутация

В Советском Союзе «Плейбой» всегда проходил по разряду порнографических изданий. За его наличие в вашем доме можно было поплатиться если не тюремным заключением, то большими неприятностями. Я впервые увидел журнал в 14-летнем возрасте, его принес домой мой старший брат. Я увидел другую жизнь, и почему- то больше всего запомнил не обнаженную «девушку месяца», а  рекламу виски «Баллантайн» («У Джона была подружка Мери. Джон познакомил Мери с виски»Баллантайн». Мери познакомила с виски «Баллантайн» семнадцать своих подружек. Теперь у Джона восемнадцать подружек»).  Это была другая жизнь — роскошных автомобилей, часов «Ролекс», остроумных карикатур. Английский я знал тогда в пределах курса седьмого класса, поэтому дальше упомянутого объявления не пошел. Странно, но у русскоязычных почему-то репутация журнала как порнографического вошла в ДНК. Не так давно, обсуждая на канале ILand решение руководства журнала вернуть на обложку обнаженных красавиц, ведущая тоже назвала «Плейбой» порнографическим журналом.

Человек, изменивший мир?

На телеканале «Дождь» есть такие минисюжеты:  «Люди, изменившие мир». Хью Хефнер вполне мог бы присутствовать в этой рубрике. Ну, если ни мир, то Соединенные Штаты он изменил точно. 50-е годы в США были годами сытого пуританства, стерильных мыльных опер и скучных уик-эндов.  Когда вышел «Плейбой», все стало оживать. Люди стали искать новые пути. В те времена нагота считалась непристойной, но даже в то время, как и сейчас, мужчины в среднем каждые восемь минут думали о сексе. Хефнер вытащил наружу фантазии, которые существовали в головах мужчин. И, как потом выяснилось, не только мужчин.
Я не собираюсь писать биографию Хефнера, он сам — точнее, его студия в нынешнем году выпустила на телеэкраны десятисерийный фильм-исповедь Хью Хефнера. Рекомендую к просмотру.
Целью Хефнера было сделать общество менее репрессивным в отношении сексуальности. Это был более здоровый подход к сексу.

Возможно, идея «Плейбоя» родилась у Хефнера из-за его глубоких пуританских корней, в его семье было неприлично даже обниматься на людях. В колледже, где он изучал психологию, он написал и опубликовал работу о сексуальных табу. Хью сравнил репрессивные законы, касающиеся сексуальных отношений в 48 штатах США. Вывод был убийственный: если бы эти законы применялись на практике, большая часть мужского населения США сидела бы в тюрьме. Достаточно сказать, что до 70-х годов оральный секс являлся преступлением во всех американских штатах, и в Джорджии за него полагалось 50 лет тюрьмы. «Плейбой» внес существенный вклад  в изменение  человеческого мышления. Философию «Плейбоя» можно сконцентрировать в знаменитой фразе американского общественного деятеля  Джерри Рубина: «Если это приятно, делай это». Впрочем, это все равно, как концентрация Хилелем  Торы в одной фразе. А вот «комментарии» к этой фразе Хью Хефнер писал несколько лет в постоянной колонке в журнале, которая так и называлась «Философия «Плейбоя». Там были его мысли о гражданских правах чернокожего населения, о войне в Вьетнаме, о свободе слова. Между прочим, Хефнер в 80-х годах учредил премию «Первая поправка». Первая поправка к конституции США гарантирует свободу слова и прессы, без которого, по мнению Хефнера (и моего тоже), свобода общества невозможна.

Что касается обнаженных девушек, то Хью Хефнера и его команду всегда отличал безупречный вкус. Там не было ничего похожего на то, что Курт Воннегут в одном из своих романов называл «норками нараспашку». Что впрочем, не мешало консерваторам считать журнал непристойным.

Вот слова Хефнера, сказанные им на пороге восьмидесятилетия: «Мы живем в мире, где непристойность определятся как нечто имеющее отношение к сексу, а не к войне и убийствам, не к ненависти и насилию. Что это за мир такой?!»

По соседству с девушками

«Плейбой» диктовал стиль жизни либерального мужчины. Я не знаю, читали ли борцы за мораль советского человека  литературные произведения, печатавшиеся в «Плейбоя». Между тем, уже во втором номере «Плейбоя» начал печататься знаменитый роман-антиутопия Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», который до этого отвергли многие издательства. Хефнер впоследствии говорил: «Если и был журнал, писатель и роман, созданные друг для друга, так это «Плейбой» и Брэдбери». В «Плейбое» считали за честь печататься лучшие американские (и не только) писатели. Здесь публиковали свои произведения Владимир Набоков и Станислав Лем, Стивен Кинг и Курт Воннегут, Джон  Апдайк   и Гор Видал, Эрнест Хемингуэй и Габриэль Гарсиа Маркес, и многие-многие другие.  Интересно, что в самый разгар застоя, в 1971 году в журнале были опубликованы стихи Евгения Евтушенко. Этих авторов абсолютно не смущало  соседство на страницах с «девушками по соседству» , как называли девушек «Плейбоя» — в «Плейбое» не снимали профессиональных моделей, любая девушка могла стать звездой «Плейбоя».  Не смущало это и читателей журнала.

Хвостик как унижение

Наконец-то я добрался и до этой темы. Феминистки  стали яростными противниками журнала, а, впоследствии, и всей концепции  империи «Плейбой». По их мнению, Хефнер — опасный человек. Он предложил концепцию, что соседская девушка — «горячая штучка». Более того, он продвигал стереотип безупречного тела. У мужчин складывался образ, как должна выглядеть «правильная» женщина. Женщины, не отвечающие критериям «Плейбоя», по мнению феминисток,  могли чувствовали комплекс неполноценности.

Против этого трудно что либо возразить.

Борцы  за права женщин обвинили Хефнера, что он рассматривает женщин только как сексуальный объект, что «крольчихи» «Плейбоя» в его клубах  в  соблазнительной униформе с ушками и хвостиком — это унижение женщины. Вот она — служба Хефа (как его все называли) дьяволу!

С женскими персонами  «Плейбоя» связаны и немало скандалов. Так, в В 2006 году «Секс-звездой года» была названа актриса Джессика Альба, однако она сочла для себя невозможным появляться на обложке журнала. Редакторы журнала тем не менее раздобыли ее снимок в бикини и поместили на обложке. Альба тогда  выступила с заявлением о том, что журнал «нарушил ее личные права» и «откровенно обманул читателей», дав им возможность думать, что она согласилась принять участие в съемке. Скандал удалось погасить с немалым трудом и средствами.

Есть много трагических историй, связанных с девушками «Плейбоя» и просто с женщинами, фигурировавшими на его страницах. Как правило, эти истории не были непосредственно связаны с Хефнером и его журналом. Трудно, например, заподозрить, что причиной смерти первой звезды «Плейбоя» Мерлин Монро стал факт ее появления на обложке первого номера журнала.

Фото: Википедия

Но, с другой стороны,  некая Холли Мэдисон, которая с в течение семи лет, с 2001 по 2008 год, была одной из «подружек»  Хефнера, после расставания написала книгу «Внутри кроличьей дыры: любопытные приключения и предостерегающие рассказы о бывшем Плейбое», в которой рассказала, как планировала покончить жизнь самоубийством в 2002 году, чтобы «сбежать от той нелепой жизни, которую я вела».

Наверняка, есть еще много шокирующих фактов о том, что происходило за дверями особняка «Плейбоя» (и ниже я напишу о некоторых них), но к особняку «Плейбоя» вполне можно отнести знаменитую фразу о Лас-Вегасе: «ТО, что происходит в Вегасе, остается в Вегасе» (Реплика в сторону: увы, в связи с последними событиями в Лас-Вегасе этот афоризм уже нельзя считать верным)

Прямо скажем, Хефнера с полным основанием можно назвать «мужским шовинистом». Но справедливости ради следует отметить, что Хефнер одновременно активно боролся за право женщины на контрацепцию. В то время контрацептивы были запрещены  во многих штатах, и Хефнер и его журнал боролись за то, чтобы изменить это, чтобы женщины получили право выбора не только в вопросе — делать аборт или нет, но и права на контрацепцию.

Вопреки» черным спискам»

В 50-х-60-х годах в США свирепствовал маккартизм. Даже после ухода Маккарти с политической арены, продолжали действовать «комиссии по расследованию антиамериканской деятельности», существовали «черные  списки» писателей, сценаристов, режиссеров, актеров, которым были закрыты двери в Голливуд. Эти комиссии вызывали отвращение у Хефнера. Он продолжал печатать людей из «черных списков», на страницах журнала появлялись  рассказы замечательного сценариста Далтона Трамбо, Хеф опубликовал цикл статей о Чарли Чаплине, которого подвергали травле за его взгляды, он приглашал в свою телевизионную программу артистов, внесенных в «черные списки».

Президенты и «Плейбой»

В 60-х годах в «Плейбое» появились непременные  интервью. Первое интервью было с чернокожим музыкантом Майлсом Дэвисом, который, правда, говорил не столько о музыке, сколько о расизме. Перечень «селебритиз», согласившихся дать интервью «порнографическому» журналу не менее впечатляющий, чем список мастеров пера. Рядом с прелестями «девушки месяца» публиковались откровения проповедника и борца за гражданские права Джесси Джексона, принцессы Монако Грейс Келли, Мартина Лютера Кинга, Малкольма Икс, будущего лауреата Нобелевской премии Боба Дилана и чемпиона  мира по шахматам Гарри Каспарова. Дали интервью «Плейбою» и Фидель Кастро, и несколько бывших и будущих президентов Соединенных Штатов — весьма консервативный баптист Джимми Картер, и махровый реакционер Ричард Никсон, настоящий плейбой Билл Клинтон  и, разумеется, Дональд Трамп — как же без него!

Казалось бы, куда уж респектабельней! Но образ жизни Хефнера и его «крольчихи» в откровенных нарядах затмевали в глазах обывателей все эти «серьезности» «Плейбоя». Бабушка сексуальной революции, легендарная теле-сексолог Рут Вертхаймер говорила, что ей нравится то, что делает Хефнер, но она не рискует упоминать его имя в беседах с коллегами по университету, потому что, «когда я упоминаю его имя, коллеги думают не о свободе слова, а о семи девушках, с которыми он живет в своем имении».

2006 год, фото: Википедия

«Плейбой» против расизма

» Я благодарен судьбе, что прожил достаточно долго и увидел первого чернокожего президента Соединенных Штатов. Это дает мне чувство гордости», — сказал Хефнер. Ему есть чем гордиться! Когда в 1959 году он создал свое телевизионное шоу «Пентхауз «Плейбоя»»(такой вариант американского «Голубого огонька»)  в нем впервые в США вместе выступали и белые и цветные актеры, певцы, музыканты. Это шоу даже было запрещено в южных штатах. Хефнер ненавидел расизм. Он создал свои знаменитые клубы, и членами его могли стать все, независимо от цвета кожи. И когда в клубе «Плейбоя» в Новом Орлеане, созданного по франшизе,  владелец отказался впускать чернокожих членов клуба, ссылаясь на сегрегационные законы штата Луизиана, Хефнер выкупил франшизу с убытком для себя, но с тех пор этот клуб, вопреки расистским законам, могли посещать все.  В 1974 году Хью Хефнер получил награду Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения.

Слуга бога и дьявола

Одна из феминисток сказала, что Хефнер одновременно служит богу и дьяволу. Думаю, что это утверждение достаточно точно характеризует эту неоднозначную фигуру. Да, с некоторых пор этот мальчик из пуританской семьи жил, как и полагалось плейбою. Это было частью его легенды, но стало его сущностью.  В его вечеринках (некоторые предпочитают называть их оргиями) в Лос-Анджелесе участвовали многие звезды кино, джаза и эстрады, на бульваре в Голливуде есть его звезда, которой он очень гордился. С особняком «Плейбоя» был связан громкий скандал, в котором был замешан друг Хефнера комедийный актер Билл Косби. В 2014 году одна женщина подала на него в суд, обвинив в изнасиловании, которое, по ее словам, произошло в 1974 году в том самом особняке. Другая женщина также заявила о сексуальном насилии со стороны Косби, совершенном уже в 2008 году. И хотя Хефнер и заявил, что никогда бы не потерпел бы такого поведения в своем особняке, пятно на и без того далеко не безупречной репутации особняка и его владельца стало еще более жирным.

«Перечитывая» Хефнера

Может быть, кому-то покажется странным, что в одном человеке так круто замешено столько всего. Хефнер сам неоднозначен, как и его журнал. Всю жизнь его окружали успех и восхищение, скандалы и ненависть.
По словам самого Хефнера, которыми я и хочу закончить этот очерк: «Кто я такой? Я — открытая книга с иллюстрациями. Но то, как интерпретировать эти иллюстрации, можно считать лакмусовой бумажкой, определяющей истинные ценности для каждого».

*Мнение авторов могут не совпадать с позицией редакции

Читайте также статью с несколько иным взглядом на эту тему «Можно уже сказать правду о Хью Хефнере» ( от редакции РеЛевант)

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x