Интервью

Кфар-Саба - город будущего. Фото предоставлено Ювалем Леви

Как выбрать мэра?

В рамках проекта "На местах" мы опубликуем несколько интервью с разными "беспартийными" кандидатами, баллотирующимися на местных выборах. Сегодня мы представляем вам беседу с Ювалем Леви из Кфар-Сабы: "Вы берете человека на работу. Местная власть в отличие от федеральной, не должна управлять, она должна обслуживать население, делать жизнь проще.  Мэр – должен быть хозяйственником, а не чиновником".

Как выбрать мэра? Это довольно сложный вопрос для горожанина, но решать его надо, потому что именно от муниципальной власти зависит, как мы будем жить в нашем доме, по каким улицам ходить, по каким дорогам ездить, где учить детей и даже то, каким воздухом нам предстоит дышать. В Кфар-Сабе, небольшом городе в центре страны, где я живу, как и везде, сошлись самые разные интересы людей и бизнесов, и начался предвыборный марафон. Коррупционный скандал давно лишил Кфар-Сабу нормально действующей власти, место мэра сейчас занимает заместитель, так что выборов тут ждут с нетерпением. Один из кандидатов, Юваль Леви, ответил на наши вопросы. Главный вопрос: по каким критериям собственно выбирать? Но началось все с того, что мы заговорили по-русски.

— Юваль, мы с вами беседуем на русском. Но ваша семья  родом из Ирана?  Как это все соединилось?

— Я родился в 1965 году, на Рош Ашана. Мои родители жили тогда в Герцлии, где не было больниц, и мама поехала рожать в Кфар-Сабу, где тогда был самый настоящий родильный дом, каких сегодня уже нет. Поэтому я – коренной кфар-сабец. А отец – из Ирана. Он помогал семьям иракских евреев перебираться в Иран, откуда можно было уехать в Израиль. Когда власти напали на его след, ему пришлось бежать, и в 1949 году он восемнадцатилетним юношей оказался в Израиле, где в это время началась война за Независимость. Пройдя ее от начала до конца кавалеристом, отец приехал на побывку в лагерь для новых олим, где жила его семья и там встретил мою маму – Малку. Я учился, окончил факультет экономики и факультет политологии – оба в Иерусалимском университете, а позднее юридический Колледж Шаарей Мишпат.  Стал бизнес адвокатом.  Работал в Японии, а потом уехал работать в Россию, консультировать проект в Калужской области. Английского там не знали. Выучил русский. Язык я учил по своей «особой методике»: вначале те слова, которые чаще всего используется. Так я познакомился с богатым миром русских ругательств. Потом освоил и нормальную речь, благодаря чему и говорю по-русски, по сей день, довольно сносно. Всего в России я прожил четыре года, а в это время в Израиле меня ждала моя семья. С женой Еленой и детьми тоже говорю по-русски. В общем, русская тема не отпускает.

— Я знаю, что вы 20 лет живете в Кфар-Сабе и 10 лет – работаете в городском совете. И вы представляете… кого?

— Только горожан. Наша фракция «Тапуах» не связана ни с какой партией Израиля. Я считаю это важным. Моя главная идея: каждый человек имеет право делать свой выбор и жить, как он хочет. Город не управляет людьми, он должен предоставить необходимые человеку услуги.  Самое большое наше преимущество, на мой взгляд – у нас вообще нет спонсоров и политического давления. Убежден, что у кандидатов не должно быть  никаких финансовых интересов. Это уже у нас было. И закончилось не очень хорошо.

— Извините за вопрос, но скажите пожалуйста, откуда у рядового члена муниципалитета деньги на избирательную компанию?

-Я их заработал. Я всегда много работал и в Израиле, и за границей, был кризисным менеджером, руководил проектами. Я занимал ответственные и хорошо оплачиваемые должности. Я и сейчас много работаю, и у меня есть свои средства на избирательную кампанию, я не обращаюсь к спонсорам и соответственно от них не завишу.

Кфар-Саба, город будущего. Фото предоставлено Ювалем Леви

— Известно, что вы активно боретесь против двух заводов и требуете прекратить их работу? И даже обращались по этому поводу министру экологии Зееву Элькину, требуя созвать совещание и принять решение об их закрытии…

-Заводы «Каниель» и «Бар-Он», расположенные на северо-востоке Кфар-Сабы, используют в работе химические вещества, они элементарно опасны для здоровья жителей. Практически они держат в заложниках весь город. Там рядом школа, детские сады, там люди живут. С этими предприятиями и их выбросами местная власть не очень может управляться. Но считаю это необходимым. На этом месте можно сделать промышленную зону, которая будет давать городу деньги, будет место для колледжа и так далее.  Я добиваюсь того, чтобы изменить ситуацию.

— У вас планы до 2028 года. Вы правда считает, что мэр может кардинально изменить жизнь маленького города? Что именно он может изменить?

— У нас совсем не маленький город — 106 тыс. человек.

— Ну…хорошо. Не «Деревня дедушки». Но и не Тель-Авив.

— 23 тысячи детей в школах, немало… Да, я бы многое изменил. Например. Кфар-Саба сейчас — город очень обеспеченных людей. В Израиле есть такая шкала — 10 уровней финансового благополучия жителей города, у нас в городе –восьмой. Мэрия считала это приоритетом. Но я не считаю, что так должно быть, что на это надо делать упор!

Думаю, надо начинать строить дома с маленькими квартирами. Последние 10 лет здесь вообще не строилось квартиры с тремя комнатами. Только от 120 кв.метров!  А людям нужны небольшие квартиры, они должны быть доступны, с этого и надо начинать. И в каждом доме должны быть разные квартиры. Чтобы здесь жили люди с разным уровнем жизни, не только самым высоким. Это же необходимо и молодежи, которая должна иметь возможность купить квартиру здесь, не уезжать отсюда! Нужны хорошие детские сады и школы. Бюджет, чтобы развивать культуру. Молодежь сейчас ездит в Тель-Авив, потому что удушены все клубы! Им не давали лицензии, просто не давали людям вести бизнес.  Не знаю почему, нет этому объяснения.

— А как избежать при этом коррупционной составляющей при выборе подрядчков, строителей и т.д.?

-Последние 10 лет я здесь вижу их всех. Я их «понюхал», и я их знаю.  Некоторые пытались участвовать в кампании, я отказался.

— Ну вот я, жительница города, выбираю из разных кандидатов. А где гарантия, что все не утонет в коррупции, как обычно?

— Последние 10 лет я работал в горсовете, добровольно, бесплатно. Каждый из нас делает выбор, надо принимать решение. Если встречаются молодой человек и девушка, где гарантии, что все будет отлично? Их нет. Ну, папа говрит: «Он нормальный человек…».

Я хочу, чтобы город был открыт и удобен для всех. Чтобы образование было качественным в школах, и еще нам не хватает колледжа. Меньше тратить деньги на рекламу на пиар. Представьте, 6 миллионов в год из госказны шло только на пиар. Зачем? Лучше бы потратить эти деньги на образование, на качественные багруты. Школа должна давать навыки современной жизни. А лучшая реклама города – это сам город.

— Как сейчас обстоят дела с социальным жильём?

— Сейчас люди стоят на очереди 7 лет, а те, кто встают сегодня – могут ждать 15 лет, как им сказали.  Нам нужно строить на деньги федерального бюджета – это даст рабочие места и социальное жильё, но пока у нас строят только дорогие дома престарелых.  Нет не только квартир, нет инфраструктуры для пожилых, нет клубов (только для тех, кто работал на военном заводе), нет театра, ничего. Все это должно быть в нормальном израильском городе.

— Вы еще и транспортную реформу задумали?

— Город стоит в пробках.  300 миллионов от государства,  реальные деньги, выделены на транспортную реформу из федерального бюджета. На это государство выделяет деньги каждой мэрии . Если город их берет, он должен показать программу. Проблема Кфар-Сабы заключалась в том, что деньги взяли, но программа была не продумана. По этой программе центральная улица становилась трассой, с полосой посередине для остановок транспорта. Так уже сделали в Петах-Тикве, и это привело к жертвам. Я хочу поменять эту программу, не отказываться, но сделать иначе, чтобы было удобно садиться в автобус, а не прыгать между машинами.  И центр должен быть разгружен.

У нас есть план реформы. Во-первых, нужны еще въезды и выезды. Во-вторых, нужно построить новую объездную дорогу. Это решит проблему междугородних машин, которые ездят через Кфар-Сабу – им просто не понадобится заезжать в город. В-третьих, вот тут-то и нужно построить «умное» шоссе на центральной улице Вайцман. Почему «умное»? Потому, что нельзя бездумно расширять улицу. Автобусы действительно должны иметь преимущество на центральной дороге. Но не весь день, а только в часы пик. И тогда складывается полная картина нормального транспорта в городе: машины могут съезжать по новым развязкам, иногородние машины не заезжают в город, автобусы обслуживают тех, кто не пользуется частным транспортом

— И велосипедных дорожек у нас почти нет…

— Конечно, они должны быть, причем такие, чтобы можно было проехать от пункта А до пункта Б, а не так как сейчас, выезжая на дорогу.

— Скажите, Кфар-Саба – светский город, или не совсем?  Здесь не ходит транспорт по субботам, не работают магазины и кафе…

—Пять лет тому назад встал вопрос о том, чтобы мэрия обеспечила бесплатный автобус по шабатам до Тель-Авива и на море. Было такое предложение. Все депутаты высказались против. Я думаю, что такой автобус нужен только для пенсионеров, жителей хостеля. Но у нас свободный рынок, есть возможность сделать такой автобус – пожалуйста. Не бесплатно, но, если есть спрос – есть предложение. Только спрос небольшой…Дело в том, что 80% жителей Кфар-Сабы имеют машины. А у 60% — 2 машины. Им не нужен автобус. То есть нет спроса.

— Но вот в Герцлии такой автобус есть.

— В Герцлии есть выход к морю, которое – общественный ресурс, и если на него нельзя попасть, мэрия обязана что-то сделать. И они смогли продвинуть эту идею. Там религиозное лобби было против, но сумели отстоять.

— А в Кфар-Сабе есть сопротивление на религиозной почве? Есть столкновения?

— Нет, бизнесам никто не мешает. У нас есть местный  закон , и по нему, пожалуйста, работайте. Театры, кафе, рестораны могут быть открыты. Можно и магазины открывать.  Против этого были не религиозные люди, а светские бизнесмены, у которых здесь магазины, и вот они обращались в суд. Их беспокоило то, что они не хотят работать в субботу, а их сосед будет зарабатывать.  Они светские люди.  Диктатуры религиозных у нас нет. И войны светских с религиозными у тут не будет. И штрафовать работающие магазины никто не собирается.

-Кфар-Сабу не считают городом репатриантов. Здесь нет ульпана, очень плохо работает отделение министерства абсорбции. Есть ли вариант привлечь в город тех, кто репатриируется сейчас? Что делать для этого?

— Нужны хорошие и разные школы, детские сады.  Но начинать надо со строительства домов. Отказаться от концепции – не пускать в  город людей с низкими доходами, матерей-одиночек, пенсионеров и так далее. Я считаю это в корне неверным.

— Какой процент русскоязычных в Кфар-Сабе?

— Около 10%. Это немало. Но не 25% как в Хайфе. В моей семье есть одна ( жена) – самая  важная для меня, и мы добавили еще четырех! Детей.

— Имеют ли «русские» свои интересы, которые надо отстаивать, как считают некоторые политики, или они должны быть интегрированы в израильскую жизнь?

— Я сам настаивал на том, чтобы дети учили русский язык. Я считаю, что  должны быть театры, культурная жизнь, книги, клуб – на русском. Русский надо сохранять – и язык, и культуру. Для «русских» дать хорошее образование детям — зачастую главная цель в жизни. В этом смысле я, конечно, «русский». Для меня образование — это ключ к будущему. Если мы сегодня не вложим в систему городского образования все необходимые средства, то завтра мы получим поколение, не способное осваивать современные профессии и развивать новые технологии, попросту не приспособленное к современной жизни. Мы не сможем идти вперёд. Это моя идеология.

Кфар-Саба. Фото предоставлено Ювалем Леви

— Вы не хотите связывать себя ни с какой партией. Но ваши взгляды тоже имеют значения, как взгляды любого кандидата в мэры.

— Есть огромная разница между муниципальной и федеральной политикой. Для муниципальной – мои взгляды не важны. Важен уровень жизни людей и качество этой жизни. Нам не надо думать о территориях, но нам точно нужно учить детей арабскому языку, потому что это наши соседи. Нам не надо принимать глобальных законов, как это делается в Кнессете, но дать всем нормальные условия жизни.  Я за либерализм, я за то, чтобы каждый человек был свободен. Да, я служил в армии, я понимаю, что вокруг происходит, и у меня огромное желание, чтобы мы жили свободно и мирно. Тишина и свобода.

— Близость к территориям за зеленой чертой влияет на политику города?

— Мой папа больше 40 лет работал в компании вместе с арабами, и у меня были проекты совместные с жителями территорий. Если мы прекратим быть зашоренными и сможем увидеть в людях людей, а не вешать ярлыки – тогда мир будет открыт. Мы не должны закрываться.

— Когда вы думаете о небольшом израильском городе в центре страны, где вы родились и где растут ваши дети… Каким бы вы хотели видеть город в будущем?

— Хотел бы, чтобы он был академическим, либеральным, чтобы все слои и группы могли жить своей жизнью, сохранять традиции Кфар-Сабы, а это очень интерсный город, со своей глубокой историей, и чтобы все уважали разность друг друга – так было в прошлом, надо это вернуть. Чтобы дети остались жить здесь. А мэр будет строить дома, обеспечивать образование.

— И убирать мусор!

— Да, да. И канализацией заниматься, конечно.

— Когда мы выбираем мэра, на что мы должны смотреть?

—  Когда выбираем «ваад байта» ( управляющего домом) или помощника по дому,  мы должны знать: где работал, какие рекомендации, посмотреть на человека. Вы берете человека на работу. Местная власть в отличие от федеральной, не должна управлять, она должна обслуживать население, делать жизнь проще.  Мэр – должен быть хозяйственником, а не чиновником.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x