Еврейский мир

Фото: Flash-90

Праздник Торы, праздник перемен и традиций

Иудаизм не принадлежит только «религиозным». В этом его особенность. Монополия ортодоксии в Израиле не должна быть поводом для светских отказываться от своего иудаизма. Тем более, что еврейская традиция сделала все возможное для того, чтобы включить в себя всех евреев. Всех до единого.

Завершающий цикл осенних праздников Симхат Тора – это гибридный праздник. По сути, это единственный праздник еврейского календаря, на который распространяются законы праздников из Торы, но который не упоминается в Торе ни разу. Более того, Симхат Тора – это праздник, который возник позже позднейших праздников Пурима и Хануки. И вишенка на торте – он возник не на Земле Израиля.

Для меня этот праздник – наиважнейший символ того, что иудаизм – это цивилизация, которая прошла через тысячелетия именно благодаря способности меняться и приспосабливаться. Сегодня он включает в себя элементы праздника Шмини Ацерет, установленного ещё в Торе более двух с половиной тысяч лет назад как йом-тов – праздничный день. Но он многое вобрал в себя с течением лет – молитвы о начале сезона дождей из конца эпохи Второго Храма, особую поминальную службу, традиция которой возникла в общинах долины Рейна, тех немногих, что пережили бойню, устроенную крестоносцами тысячу лет назад. И сам праздник Симхат Тора – это торжественные танцы, устраиваемые в честь окончания цикла чтения Торы и начала его заново – традиция, возникшая в еврейских общинах Вавилонии около полутора тысяч лет назад.

Это невероятно, насколько еврейство на протяжении своего существования умело вбирать в себя новые элементы, но и продолжало следовать традиции той древней культуры, которая существовала (в совершенно другой форме) три тысячи лет назад. Эта способность видеть себя частью целого происходила из концепции Торы – не Пятикнижия Моисея, получившего роль Письменной Торы, а глубокой веры в Устную Тору – скрытую Божественную мудрость, которую Моисей получил на Синае. Уже в Иерусалимском Талмуде эта вера обрела форму в высказывании рабби Йеошуа бен Леви (трактат Пеа 2:4): «Даже то, что опытный ученик толкует перед своим учителем, уже было сказано Моше на Синае».

Но то, что было знаком великого революционного подхода полторы тысячи лет назад, обеспечившего сохранность цивилизации, выгорело с течением времени. Академическая школа библейской критики, оформившаяся на рубеже 18 и 19 столетий, не заслужила признания со стороны традиционного иудаизма. Реакцией на критику стало буквальное прочтение текста, и уже в 20 веке обладатель академического образования, великий раввин Менахем Шнеерсон, использовал его для попыток объяснить сотворение мира за шесть суток.

Ответной реакцией сторонников библейской критики стало использование ее для отрицания иудаизма в целом. Корректировка позиций и включение новых постулатов перестали быть ценностью, как в глазах традиционных евреев,  так и светских.

Симхат Тора – это возможность завершить цикл и начать его заново. Не думаю, что мое предложение поддержат те, кого принято называть ортодоксальными евреями. Они глубоко убеждены в том, что только их взгляды верны, и их убежденность подпитывается постулатами, над которыми трудились их раввины последние двести лет. Светские евреи же ещё могут услышать. Иудаизм не принадлежит только «религиозным». В этом его особенность. Монополия ортодоксии в Израиле не должна быть поводом для светских отказываться от своего иудаизма. Тем более, что еврейская традиция сделала все возможное для того, чтобы включить в себя всех евреев. Всех до единого.

С праздником!

Биньямин Минич – раввин общины «Шират Ха-Ям Кармель» в Хайфе, исследователь еврейской философии и литургии

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x