Еврейский мир

Молитва в Песах. Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

И снова выйдем из рабства

Неудивительно, что Исход все меньше представляется нам историческим событием, и все больше – мифической вехой еврейской культуры. Более того, мудрецы, составившие Агаду, не ставили перед собой целью убедить нас в историчности Исхода. Они хотели, чтобы из года в год мы переживали впечатление Исхода.

Многим людям известны слова Давида Бен Гуриона в комиссии лорда Пиля в 1937 году, в которых он сравнил значимость для американской истории корабля «Мэйфлауэр», на котором 102 англичанина переплыли Атлантический океан и основали Плимутскую колонию в Массачусеттсе —  со значимостью для еврейского народа истории Исхода.

«Знает ли хоть один англичанин, сидящий в этой комиссии, в какой день недели «Мэйфлауэр» отплыл из порта? В какую дату? Я хочу спросить также и американцев – знают ли они точную дату отплытия «Мэйфлауэр» из порта? Сколько человек было на корабле? Кто были их предводители? Какую еду они ели на борту?

Мэйфлауэр. Картина Уильяма Холсалла.

Более 3300 лет назад, задолго до «Мэйфлауэр», наш народ вышел из Египта. Каждый еврей в мире, где бы он ни находился, знает, в какой день это случилось. И знает, какую еду они ели. И мы все еще едим эту еду каждый год в этот день. И мы знаем, кто был их предводителем. И мы сядем и расскажем эту историю своим детям и внукам, чтобы позаботиться о том, чтобы она не забылась. И мы произнесем: ‘Теперь мы рабы, но в следующем году — свободные’. Сейчас мы заперты в Советском Союзе и его лагерях, сейчас мы в Германии, где Гитлер нас уничтожает, сейчас мы рассеяны по миру, но в следующем году мы будем в Иерусалиме. Придет день, и мы вернемся в Сион, в Землю Израиля. Такова природа еврейского народа».

На протяжении веков еврейский народ рассказывает в ночь Песаха историю Исхода из Египта. Момент избавления от египетского рабства считается основополагающим в истории евреев. Помнить об этом чудесном избавлении положено постоянно. Но рассказывать о нем заповедано одну ночь в году. «И каждый, кто рассказывает как можно больше – достоин похвалы».

Неудивительно, что Исход все меньше представляется нам историческим событием, и все больше – мифической вехой еврейской культуры. Более того, мудрецы, составившие Агаду, не ставили перед собой целью убедить нас в историчности Исхода. Они хотели, чтобы из года в год мы переживали впечатление Исхода.

Фото: Nasser Ishtayeh/Flash90

И вот, приходит праздник. В отличие от Исхода, который произошел, согласно описанному в Торе, настолько стремительно, что даже тесто не успело закваситься, мы ощущаем наступление Песаха заранее. Из домов выносятся старые вещи, а сами дома вычищаются до блеска. Внешняя атрибутика доводится до абсолюта. Но внутренний смысл теряется. За запахом хлорки, за буханками хлеба, сожженными накануне праздника на улицах, за переходящим все границы возможного количеством пластика одноразовой посуды, за автоматическим бормотанием слов Пасхальной Агады, в которую многие даже не вдумываются, но искренне верят, что ее нужно прочесть слово в слово от начала и до конца. За всем этим о переживании Исхода речь уже не идет. «В каждом поколении должен человек чувствовать, будто это он вышел из Египта» — всего лишь символические слова.

Хасидское толкование повеления избавиться от квасного говорит, что наша гордыня, растущая, как на дрожжах, подобна запрещенной в Песах закваске. Каждый год, в начале весны, у нас есть уникальная возможность представить, что мы выходим из рабства в долгий путь в пустыне. И нам нельзя выходить, не распрощавшись с нашими дурными качествами. Вот об этом желательно не забывать.

Автор -реформистский раввин

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x