Политика

Ципи Ливни в Кнессете. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Цена политической неопытности Ливни

С одной стороны, в 2008 году Ливни проявила принципиальность и несогласие поступиться принципами для премьерского кресла. Во главе угла ее идеологической платформы, с тех пор как она стала частью руководства партии "Кадима", стоит желание привести к соглашению между Израилем и палестинцами на базе модели "два государства для двух народов". И дать деньги Эли Ишаю, а особенно пообещать ему не вести переговоры с палестинцами, являлось принципиальной уступкой с ее стороны. Но с другой стороны...

Сейчас можно только преполагать, каким путем пошло бы государство Израиль, если бы в 2008 году Ципи Ливни удалось бы собрать правительство, и продолжить каденцию, которую начал премьер-министр Эхуд Ольмерт, руководитель правящей партии «Кадима». Ольмерт, под большим политическим давлением, связанным с развернутыми против него полицией  коррупционными расследованиями, сложил тогда с себя полномочия руководителя партии, и ушел в отставку с поста премьер-министра после избрания преемника, каковым и стала Ципи Ливни.

Ливни получила от президента Шимона Переса право на создание правительства. В принципе, логично было бы предположить, что все партнеры «Кадимы» по правительству Ольмерта вошли бы в правительство Ливни. Но среди них был крепкий орешек — ШАС. Эта партия стала выдвигать условия для своего вхождения в правительство Ливни. Условия как финансового, так и идеологического плана. В основном, страсти тогда кипели из-за сокращения пособий на детей, и ШАС требовали добавку к бюджету в размере 600 миллионов шекелей на свои нужды, призванные компенсировать сокращения, и руководитель партии Эли Ишай также выдвинул требование об отказе от мирного процесса и обязательстве Ливни не делить Иерусалим.

В принципе понятно, что Ливни могла пойти на уступки. Собственно, 600 миллионов шекелей она в конце концов, после долгих размышлений и колебаний, связанных с нежеланием поддаваться давлению Ишая, согласилась заплатить, но было уже поздно — Биньямин Нетаниягу мгновенно пошел навстречу всем требованиям ШАСа и заключил с партией своего рода договор. Исполнение всех ее требований взамен на несогласие войти в правительство Ливни. Этот отказ ШАС привел к тому, что в назначенное законом время Ливни не смогла представить коалицию, и были назначены всеобщие выборы. Готовясь к ним, Ливни была уверена, что ее принципиальность будет достойна оценена избирателями, но многие из них предпочли громкие обещания, которые раздавал Нетаниягу, само громкое из которых, о разрушении ХАМАСа, он не выполнил до сих пор.  На выборах «Кадима» во главе с Ливни набрала на один мандат больше, чем «Ликуд»  , однако Нетаниягу удалось представить президенту больше депутатов, которые рекомендовали составление правительство именно ему, а не Ливни. Сделка Биби с ШАС сработала и тогда. Фактически это было продолжение тайных соглашений, которые предотвратили вхождение ШАС в правительство Ливни. К слову, Нетаниягу тогда фактически использовал то, что арабские партии не рекомендовали Ливни, то есть тогда у него не было никаких проблем с тем, что арабские депутаты фактически являлись частью блокирующего блока в его пользу. Зато сейчас эта карта активно разыгрывается Биби против партии «Кахоль Лаван».

Как эти события можно оценить с позиции сегодняшнего дня?

С одной стороны, Ливни проявила принципиальность и несогласие поступиться принципами для премьерского кресла. Во главе угла ее идеологической платформы, с тех пор как она стала частью руководства партии «Кадима», стоит желание привести к соглашению между Израилем и палестинцами на базе модели «два государства для двух народов». И дать деньги Эли Ишаю, а особенно пообещать ему не вести переговоры с палестинцами, являлось принципиальной уступкой с ее стороны. Собственно, до своего ухода с арены, Ливни была единственным израильским политиком, которая продвигалa тему урегулирования конфликта с палестинцами как самый главный пункт своей платформы.

С другой стороны, Ливни, и она сама признавалась в этом позже, не обладала в те дни достаточным политическим умением и опытом, чтобы умело лавировать между разными политическими силами, и добиваться своих целей даже с помощью политических противников. Тот же Эли Ишай находился в правительстве Ольмерта, при этом было известно, что Ольмерт ведет активные переговоры с Абу-Мазеном по поводу заключения договора. По итогам прошедших десяти лет правления Нетаниягу, можно с полной уверенностью и прагматичностью сказать, что лучше бы Ливни проявила гибкость в переговорах с ШАС, пошла бы на уступки, дотянула бы до всеобщих выборов, которые должны были состояться через два года, по дороге укрепляя свою власть, и в меру возможности начиная воплощение в жизнь своего мировоззрения. А потом она могла бы снова избраться премьер-министром, и возможно сегодня мы бы уже были бы в разгаре мирного процесса. Геополитический баланс в регионе был бы сдвинут в сторону более гибкой политики, Израиль не находился бы в позиции полной стагнации вопроса мирного процесса, при этом все эти десять лет усердно действуя для того, что сделать разделение с палестинцами невозможным.

И Нетаниягу не работал бы все эти годы над выращиванием образа врага в виде всех тех, кто не согласен с его политикой, параллельно все больше закапываясь в истории, которые привели к подаче обвинительных заключений по весьма серьезным коррупционным пунктам (обвинительные заключения будут поданы в суд по результатам слушаний), а Мири Регев не воевала бы с неугодными людьми искусства, а Беннет не насаждал религизацию в системе школьного образования и не боролся бы против слишком вольных деятелей израильского академического мира, а Аелет Шакед не проводила бы свою консервативную революцию в судебной системе, а ультраортодоксальные партии не навязывали бы обществу свои законы, рвущие деликатную ткать статуса-кво. Все эти, и другие члены правительства и коалиции, не занимались бы той разрушительной для израильского общества деятельностью, которой они упиваются все эти десять лет.

Думаю, что не слишком катастрофические уступки ШАСу — это была приемлемая цена за то, что бы все вышеперечисленное, и многое другое, не случилось бы. А Ципи Ливни, у которой был в руках исторический шанс получить карт-бланш на решение израильско-палестинского конфликта и на предотвращение правления Биби, не использовала его, и в итоге сейчас она сошла с исторической сцены, при этом за все прошедшие после того упущения десять лет, она не смогла повлиять значительным образом на исторические процессы. И очень жаль, что так.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x