Общество

Гилберт Гутфройд в роли Адольфа Гитлера. Фото: твиттер

"Исторические приколы" с Анной Франк

"Анна, я сожалею, что мне приходится рассказать тебе о том, что антисемитизм всё ещё цветёт и процветает во всём мире. Даже здесь, в Америке, синагоги не защищены.  Ваша история учит нас противостоять ненависти,  не отказываться от надежды и никогда не забывать прошлое".

Прошло меньше 24 часов после выхода в эфире на телеканале Netflix передачи  Historical Roasts («Исторические приколы» — юмористическле историческое шоу, где исторические личности шутят друг над другом- прим. РеЛевант), в которой говорили об Анне Франк, и десятки разъярённых зрителей написали в Интернете, что они отказываются от подписки на Netflix и обвинят комиков, снявшихся в передаче, большинство из которых составляют евреи, в антисемитизме. Скорее всего, многие из них вовсе не потрудились посмотреть эту передачу.

Можно с уверенностью сказать, что в наше время массам не много нужно, чтобы начать испытывать обиду и злиться.  Если бы критики посмотрели передачу, то увидели бы, что конечный результат был далёк от осквернения памяти Холокоста – совсем наоборот. Это были очень деликатные, гуманные, смешные и исторически совершенно точные полчаса. Ведущий сделал всё, что было в его силах, чтобы почтить память 6 миллионов с помощью юмора – самого эффективного оружия выживания еврейского народа – и, более того, он использовал экранное время для того, чтобы передать универсальный посыл, гуманный и релевантный в наше время. И нет ничего плохого в том, что получилось страшно смешно.

Ведущий– известный своей безжалостностью комик Джеф Росс – начал передачу необычным образом. Он сказал, что «смеётся только над людьми, которых он любит, а Анна Франк – близка его сердцу». Потом он рассказал о том, как уважал её, когда повзрослел, как, благодаря ей, он изучил историю своей религии и своей семьи и объяснил, почему она является наиболее подходящим персонажем, который последним смеётся над Второй мировой войной. Со сцены звучали цитаты из «Дневника» Анны Франк, а свой монолог Росс завершил таким универсальным посылом: «Когда мы говорим о Холокосте, мы всегда призываем «не забывать», но, тем не менее, по всей земле продолжается геноцид народов». Далее он напомнил об убийстве дарфурцев в Судане и о гражданской войне в Сирии, которая для сверхдержав является только стратегическим, но не гуманным вопросом.

Так же и другие комики, участвовавшие в передаче – Рэйчел Файнштейн (Анна Франк), Джон Любич (Франклин Делано Рузвельт), Гилберт Гутфройд (Адольф Гитлер), Фред Вильрад (Бог, как же иначе?) и Дон Риклис в роли её отца — мастерски совмещают безжалостные остроты и не политкорректные шутки, без которых не может обойтись жанр сатиры, с моральным посылом.  Отметим также, что, вразрез с форматом телепередачи, сама Анна Франк почти не выступает объектом для шуток. Когда Любич в роли Рузвельта ковыляет от инвалидного кресла на подиум, он сосредоточивается на двух самых важных вещах: на том, что у Гитлера монорхизм и на том факте, что он удерживал американскую армию от вступления в войну вплоть до бомбардировки «Пёрл-Харбора». Вообще, Любич посвящает львиную долю своего монолога радикально альтернативному нарратив тому, что, как правило, связано с одним из самых популярных президентов в американской истории. Он высмеивает его колебания при вступлении в войну, жестокие иммиграционные законы Америки тех лет (квота в 15 тысяч еврейских беженцев, получивших разрешение на въезд в США) и созданные по приказу Рузвельта концентрационные лагеря, в которые загнали американских граждан японского происхождения.

Образ Гитлера в исполнении известного комика Гилберта Гутфройда – настоящая находка, может быть, самое удачное изображение на сцене фюрера. Как говорит Рэйчел Файнштейн (Анна Франк): «Победа состоит в том, чтобы дать еврею играть роль Гитлера, особенно – самому крикливому и раздражающему еврею, которого мы смогли найти». У Гутфройда богатая история «оскорбления памяти». Он был первым, кто в юмореске «Аристократы» высмеял жертв террористической атаки 11.9, и на каждом своём выступлении он не упускает случая перейти очередную «красную линию», возникшую у него на пути. Но даже он расточает свой яд на всех, за исключением Анны Франк. С присущим ему ярко выраженным еврейским акцентом Гутфройд-Гитлер обрушивается на гомофобию и расизм, которые характеризовали «величайшее поколение американцев», смеётся над привилегированными белыми мужчинами, отпускает шутки в сторону католической церкви. Он же вновь и вновь смеётся над Рузвельтом, который не вступил в войну вовремя. Тем не менее, его единственное высказывание по адресу Анны Франк – это шутка, и, с моей точки зрения, самая удачная во всей передаче: «Все знают, что ты очень мужественная и ещё писатель, продавший множество экземпляров, но для меня ты навсегда останешься заключённой номер 852060».

В конце программы, когда Росс приглашает на подиум Анну Франк, он произносит: «Анна, я сожалею, что мне приходится рассказать тебе о том, что антисемитизм всё ещё цветёт и процветает во всём мире, даже здесь, в Америке, синагоги не защищены.  Ваша история учит нас противостоять ненависти,  не отказываться от надежды и никогда не забывать прошлое». Анна Франк, со своей стороны, называет происходящее «самой дурацкой бат-мицвой за все времена», смеётся над Гитлером, который выглядит так, будто он провёл больше времени, чем она, на чердаке и проходится по телеканалу Netflix, который снял 5000 документальных фильмов про Гитлера, но ни одного фильма про неё. Свой последний монолог она завершает почти сентиментально: «Давайте подумаем о всех тех, кто лишился жизни слишком рано, но, что ещё более важно — давайте подумаем о тех, кто живут сейчас и нуждаются в нас. А Гитлер пусть съест свой хвост!» Хорошо было бы, если бы все церемонии памяти заканчивали вот так – призывом выбрать жизнь и проклятием смерти и угнетателей.

Не приходится удивляться тому, что нападки на Historical Roasts посыпались, в первую очередь, со стороны американских и голландских евреев.

А в Израиле давно уже настоящее оскорбление памяти жертв стало явлением повседневным. Выражается оно в постоянном использовании слова «нацист» налево и направо. И в непропорциональных сравнениях того, что происходит в наших краях с концентрационными лагерями. И в очень субъективном и циничном использовании главой правительства величайшей травмы еврейского народа. Народной легендой стала решающая роль, которую иерусалимский муфтий должен был сыграть в «окончательном решении еврейского вопроса». Нормальным считается вспоминать о Европе 30-х годов, когда речь идёт о ядерном соглашении с Ираном. Дипломатические альянсы заключаются с крайне правыми политиками во всём мире, значительная часть которых отрицает Холокост.

Клянусь, я не собирался указывать людям, от чего они должны или не должны обижаться. Но, поскольку это касается и меня, то лично я не только не запрещал бы трансляцию передачи, но более того – показывал бы её в школах на воспитательных часах.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x