Блогосфера

Писатель Давид Гроссман, постоянный участник альтернативных церемоний, во время произнесения речи в 2018 году. Гроссман потерял сына Ури z"l на Второй Ливанской войне. Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Фестиваль ненависти

Израильтяне привыкли считать себя единственной и ультимативной жертвой конфликта и отказываются признавать то, что с другой стороны могут быть невинные, непричастные жертвы. Это означало бы признать хотя бы частично ответственность Израиля, что не вписывается в привычную (и активно навязываемую) картину мира. Израиль же, как всем известно, просто хочет мира и чтобы его не трогали. Поэтому с той стороны невинных жертв быть не может, а все погибшие автоматически записываются в террористы.

Каждый год с приближением Дня памяти начинается фестиваль ненависти вокруг проведения альтернативной, или совместной, церемонии памяти павших.
По традиции для начала палестинским участникам отказывают в разрешении на въезд на территорию Израиля, причем иногда под самыми экзотическими предлогами — так, например, в прошлом году министр обороны Либерман заявил, что эта церемония является «проявлением дурного вкуса», что проливает некоторый свет на порядок выдачи разрешений. Оказывается, важным фактором является личный вкус министра обороны. В этом году Нетаниягу бесхитростно сослался на обычное для всех национальных праздников полное закрытие территорий. Просто и со вкусом.

Следующий этап — собственно церемония. Ее неизменно сопровождают правые экстремисты, встречающие участников оскорблениями уже на парковке, выкрикивающие оскорбительные лозунги во время церемонии и нападающие на участников по дороге к машинам после окончания. (Из позапрошлогодних обсуждений в фб призывов к пикетированию церемонии: «А биты с собой брать?»)

Фото: Рони Эйтан

Потом начинается шельмование. Участников церемонии обвиняют в оскорблении чувств скорбящих (церемония совсем небольшая, на несколько тысяч человек, камерная и почти не освещается в прессе, но тем не менее она как-то ухитряется оскорбить людей, не имеющих к ней никакого отношения). Шельмующие уверенно заявляют, что на церемонии происходит братание с террористами, хотя родственники террористов не допускаются к участию, кроме того, обычно они надолго лишаются права на получение разрешения на въезд в Израиль, а ШАБАК просеивает всех палестинских участников через сито. Но одержимцы ШАБАКу не доверяют, проводят свои исследования и в результате фабрикуют и распространяют дикие истории, например, о женах убийц семьи Фогелей, используя в основном методы фантазирования и домысливания.

Причины всей этой фантасмагории просты. Израильтяне привыкли считать себя единственной и ультимативной жертвой конфликта и отказываются признавать то, что с другой стороны могут быть невинные, непричастные жертвы. Это означало бы признать хотя бы частично ответственность Израиля, что не вписывается в привычную (и активно навязываемую) картину мира. Израиль же, как всем известно, просто хочет мира и чтобы его не трогали. Поэтому с той стороны невинных жертв быть не может, а все погибшие автоматически записываются в террористы. В нашей картине мира палестинцы виноваты по определению. Если не взрывали, значит, стреляли. Не стреляли, значит, бросали камни. Или шли рядом. Зачем они там шли? Или ехали? Почему оказались на линии огня? Зачем они вообще там есть? Почему они — сегодняшние шестнадцатилетние — напали на нас в 48-ом? Почему проиграли? Вот пусть теперь не жалуются. Все они, а особенно погибшие, всегда были и будут сами виноваты, и поэтому проводить совместные с палестинцами церемонии для большинства населения означает «предательство», «капитуляцию перед врагом» и братание с «террористами».

Тем не менее каждый год они собирают все больше и больше участников. Возможно, люди узнают о них в том числе благодаря кампаниям ненависти.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x