Конфликт

Иллюстрация: Rudy and Peter Skitterians

Надо рисовать ракету

Сегодня на территории половины Израиля закрыты детские учебные заведения и звучат сирены. Любому ребенку непросто понять то, что происходит сейчас в нашей стране. Но объяснить что такое военная операция и почему закрыта школа ребенку аутисту - это отдельный квест. 

На любую мою просьбу прийти пораньше  с работы, чтобы я успела, например, на родительское собрание в школу, мой муж отвечает: “Хорошо, но только если не будет войны”. В условиях Израиля эта шутка является шуткой только наполовину. То есть, конечно, мы все улыбаемся, когда он так говорит, но в голове держим, что и война все-таки возможна. Именно это “возможно” и случилось сегодня.

Утром дети как обычно собрались в школу. 8-летняя Дашка убежала первая, ей очень важно приходить в школу еще до ее открытия. За Яшей приехала подвозка. Яша учится в специальной школе для детей аутистов, его школа находится на другом конце города, поэтому каждое утро в одно и то же время за ним приезжает подвозка. Примерно через 10 минут после того, как я уже успела выдохнуть и подумать, ну вот еще одно утро прошло спокойно, пришло сообщение, что учеба отменяется и надо забирать детей. 

Любому ребенку тяжело объяснить, что происходит в Израиле и почему отменили занятия в школах. Сформулировать надо так, чтобы не напугать и не повысить уровень тревожности и беспокойства. Например, я не могу сказать:”Наши войска убили террориста в секторе Газа, и теперь оттуда по нам стреляют ракетами”. Потому что несмотря на то, что это правда, уровень тревожности это не уменьшит.  Точно так же, как не могу сказать: “Да не переживайте, просто еще один день каникул”. И это, в принципе, правда, но она никак не отражает действительности. Пока я соображала и формулировала, пришла напуганная Даша, которой другие, более стрессоустойчивые дети уже сообщили, что на нас сейчас будут падать ракеты. Пришлось спешным образом объяснять, что ракеты вот прямо сейчас падать не будут, но  возможно и упадут. Тогда об этом нам сообщит специальная сирена. Поэтому мы и возвращаемся домой, где более безопасно, чем в школе, где есть защищенное помещение, а также мама, телевизор, компьютер и много еды. Даша все-таки спросила, почему так произошло, и мне пришлось рассказать про террориста, который был очень плохой и хотел всех убить, поэтому прежде, чем он исполнит все, что задумал, мы его сами убили. Дашу мой ответ удовлетворил. Правда, насчет уровня тревожности я пока не уверена. Это покажет время. 

Фотография автора

Осталось забрать из школы Яшу и хотя бы попробовать объяснить ему, что же происходит. Не объяснять ничего в случае с Яшей — не выход. И несмотря на то, что он практически не разговаривает, мы знаем, что самое главное для него — это знать, что его ждет, куда он пойдет и кто будет вместе с ним. Информация не только его успокаивает, это его связь с окружающим миром. Яша живет по плану, который мы каждый день ему пишем заново. В этом плане или календаре мы отражаем все самые главные для него вещи. На данный момент это: подробный план на ближайшие пять дней, когда будут следующие каникулы, когда его день рождения и когда мы в следующий раз полетим за границу. Яша не может задать вопрос, не может спросить: “Куда мы идем или почему звучит сирена?” Но я уверена, если бы он мог,  он бы задал мне кучу вопросов. Любое изменение в рутине Яша воспринимает как трагедию. Отчасти именно потому, что он опять не знает, что теперь будет. Ведь написано одно, а происходит совсем другое. Но, к сожалению, Армия Обороны Израиля не поставила меня в известность прежде, чем проводить спецоперации. В противном случае, я могла бы предупредить Яшку заранее, что завтра нас ожидает война и школа работать не будет. 

Когда я забирала Яшу, я морально была готова к истерике из-за такого грубого вмешательства в его личное расписание. Но все прошло гладко, Яша только попросил шоколадного мороженого в качестве компенсации за неожиданные изменения. 

Из школы нам прислали сразу два специально подготовленных для детей аутистов рассказа с картинками о том, что делать если вы услышите сирену. Однако ни одного рассказа  о том, почему эта сирена может звучать. А Яша явно требовал объяснений. И поскольку Яша мыслит визуальными образами, то есть ему надо все написать и нарисовать, мне пришлось нарисовать ему ракету и даже «железный купол», который эту ракету перехватывает. Когда в конце моего рассказа Яшка взял книжки и бутылку с водой, и пошел в защищенную комнату, я поняла, что информация до него дошла. Именно в этой защищенной комнате нас и застала сирена, которую мы мужественно пережили. Остался один вопрос, что же мне сказать Яшке по поводу завтрашнего дня, если ни я, ни школа, ни мэрия, никто пока не знает, будет ли в нашем городе завтра учеба в школах или нет?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x