Политика

Гламурный фашизм Айелет Шакед

Если положение «Новых правых» будет и дальше ухудшаться, то, вероятно, Шакед заставят зайти на этом поприще ещё дальше. Можно, например, снять Шакед на пляже, а рядом нарисовать свастику на пачке марихуаны. С таким кампейном они могут далеко зайти.

Есть что-то очень унизительное в том, что партия «Новые правые» постоянно позиционирует министра юстиции Айелет Шакед как сексуальный объект.  Особенно после скандалов с назначениями судей через постель.

Видимо партия рассчитывает на определенный, томимый своеобразными фантазиями, сорт избирателей. И надеется, что у этого избирателя хватит свободной руки, чтобы засунуть бюллетень в избирательную урну.

Презрение к мозгам электората

Ещё более унизительно отношение к мозгам электората. Ведь Беннет и Шакед вышли из «Еврейского дома» и создали новую партию, надеясь сохранить львиную долю прежнего и привлечь новый электорат, который за партию кипастых сионистов голосовать отказывается.

А привлечь новый электорат они надеются своей стебностью, хипстерским поведением, хамудностью, миловидностью, умением клёво по-молодежному говорить, эпатировать и вести себя в роликах как самоуверенные подростки, которым мир должен принадлежать только потому, что они такие классные. Беннет и Шакед решили, что они могут быть лидерами общенационального масштаба только потому, что они такие прикольные. А ещё потому, что они будут предлагать такую правую программу, которая в наших условиях нереализуема.

«Не есть ли это знак очередного пробивания нравственного дна?!» — спрашивал я в статье об их торжественном выходе из «Еврейского дома» в партию, которую шутники сразу окрестили «Еврейский пентхауз».

Тогда, объясняя причину своего выхода из «Еврейского дома», который они возглавляли, министр юстиции Айелет Шакед и министр образования Нафтали Беннет рассказали, что партия «Еврейский дом» (под их доблестным управлением) утратила влияние, поэтому необходимо создать новую партию. Комментаторы пришли к выводу, что новая правая платформа будет для Беннета и Шакед временной, необходимой для последующего вливания в Ликуд и борьбы за наследство Нетаниягу (он же уйдет, когда-нибудь). То есть, политики заявили, что их управление домом, который не они создали, между прочим, привело его в негодность. Поэтому они требуют доверить им новый дом, для того, чтобы они имели возможность, воспользовавшись временным жилищем, бросить его, чтобы захватить третий, который они покинули несколько лет назад, считая, что у них будет больше шансов в «Еврейском доме», который они покинули для дальнейшего карьерного продвижения…

Фото: Yossi Zeliger/Flash90

«Братец»

Сейчас уже понятно, что новая партия Шакед и Беннета даже близко не подойдет к тем результатам, которые «Еврейский дом» получил в 2013. Тогда они получили 12 мандатов. И это считалось недостаточным. На Беннета сработал эффект новизны. За «брата» Беннета проголосовали многие избиратели, которые никогда раньше не голосовали за партию религиозных сионистов.

Только мощный негативный кампейн «Ликуда» против «слишком радикального» Беннета смог остановить тогдашний внезапный рост Беннета у светской публики. Но отбитые голоса достались не «Ликуду», а другому «братцу» — Яиру Лапиду.

«Братья» для большей части считались чуть ли не близнецами. Помню в день выборов 22 января 2013 года я зашел в иерусалимский магазин. Продавец «мизрахи» в вязанной кипе.
Говорит, что раньше голосовал за ШАС. Пару раз за «Ликуд». А потом сообщил, что сейчас будет голосовать за Лапида…

-За Лапида?! Чаво-чаво?!

Тогда продавец сообщил мне, что сначала хотел за Беннета. Но он «кицони мидай» (слишком крайний).

А вот, типа уже решил, что хочется чего-то молодого, свежего…

Спросил его о списке Лапида… Представления не имеет. О программе — даже не спрашивал…

Провал 2015 года

Скорее всего, партия «Новые правые» не достигнет и результатов партии «Еврейский дом» на выборах 2015-го, а тогда полученные 8 мандатов казались просто катастрофой. Или жертвоприношением в пользу Ликуда.

На выборах 2015 годка наиболее проигравшим оказался Беннет, которому в самом начале кампании опросы давали 18 мандатов, а политические комментаторы сулили и 22 и больше. Многие были уверены, что по количеству полученных мандатов «Еврейский дом» будет либо очень близок к Ликуду, или даже обойдет его. Политические комментаторы уже даже начали предсказывать, что после выборов возможно правительство, которое будет построено на ротации Беннета и Нетаниягу.

В ходе предвыборной борьбы выяснилось, что у Беннета тоже произошло головокружение от успехов. Великий теоретик и стратег Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц утверждал: «Самое первое, самое главное и самое важное в смысле последствий решение, которое должен принять государственный деятель и командир, это определить тип войны, в которую он погружается; здесь нельзя ошибиться, равно как и нельзя пытаться превратить войну во что-то противное ее природе».

Именно это произошло с Беннетом. Если учесть, что любые демократические выборы — это мирный вариант гражданской войны, то Беннет просто не понял «тип войны, в которую он погрузился». Он не понял, почему правая общественность готова была ему дать (судя по опросам) 18 мандатов, а в потенциале 22. Он не понял, с кем он «воюет» и кто у него может забрать мандаты.

Беннет рос в опросах в период, когда он резко критиковал Нетаниягу справа в ходе летней военной операции 2014 года. Беннет не понял, что единственная возможность роста и самосохранения у него имеется только в том случае, если он постоянно будет противопоставлять свою партию Ликуду в качестве возможной властной альтернативы. Если он справа будет изо всей силы пинать «Ликуд», выталкивая его в центр.

Соглашение о ненападении с Нетаниягу в 2015 году, которое Ликуд постоянно нарушал, сократило Беннета почти втрое.

Не сильно чтящий обязательства и договоры Нетаниягу превратил Беннета в своего второсортного оруженосца и выносителя горшков, к тому же публично избиваемого хозяином на глазах у избирателей. В вечер выборов Беннет, делая хорошую мину при полном проигрыше, заявлял, что они с радостью проявили акт самопожертвования и добровольно отдали свои мандаты. Ничего он не отдал. У него отобрали. И гордиться ему совершенно нечем.

Беннет не понял и особенностей своей партии и своего электората. Лучшим доказательством этого была история с футболистом Эли Оханой, которого религиозные сионисты восприняли как звонкую пощечину. Он думал, что ему достаточно быть просто милым и клевым, как в 2013 году, когда вопрос, кто будет главой правительства, был закрыт, а избиратели могли себе позволить поиграться в ладушки с «братцем» Беннетом. Основная ошибка Беннета в том, что в 2015 году он вел кампейн 2013 — «предыдущую войну».

На примере Беннета мы можем увидеть, что правые партии во время выборов могут преуспеть только в том случае, если будут постоянно громко и недвусмысленно упрекать «Ликуд» в недостаточной правизне. Приглашать же Нетаниягу на митинг ультраправых на площади Рабина — было идиотизмом. Именно это добило «Байт йехуди» и не дало пройти партии Эли Ишая в Кнессет, выбросив в мусорную яму три набранных им мандата, которые могли бы позволить правому лагерю не зависеть от тогдашнего центриста Кахлона (сейчас Кахлон позиционирует себя как «правого адекватного» и завесил всю свою страну плакатами, где его фотка с портретом Бегина).


Потенциал Новых правых

Беннет начал готовиться к нынешним выборам сразу после завершения выборов 2015 года. К его чести, можно сказать, что этот политик понимает, что окончание выборов — это не повод прекращать объяснительную работу. Просто агитационный кампейн принимает иную форму — бега на длинную дистанцию.

В 2017 году, Беннет программе «Встреча с прессой» у Рины Мацлиах заявил, что хочет стать следующим после Нетаниягу главой правительства Израиля. Собственно, метя занять место главы правительства, Беннет кинул партию «Еврейский дом», которая казалась ему излишне секторальной для его амбициозных задач. Выкинул как выжатый гранат.

Сегодня, однако, шансы Еврейского дома, который объединил остатки исторического МАФДАЛа, блока «Национальное единство», партии «Мощь Израиля», став союзом крайне правых национально-религиозных партий, выглядят гораздо более перспективными, чем перспективы партии «Новые правые».

В случае, если Нетаниягу в канун выборов повторит «кампейн гевалт», обратившись к правой публике с призывом спасать правое правительство, голосуя за «Ликуд», Беннет с Шакед могут просто не пройти электоральный барьер.

Сексуальный орешек

И Беннет с Шакед начали метаться, пускаясь во все тяжкие. И ничего умнее, чем выставлять Шакед как сексуальный объект, которая может продать даже флакончик фашизма евреям.

То в одном из роликов Беннет объясняет израильскому мачо, что «Новые правые», это когда ты целуешь мезузу (מְזוּזָה), то она целует тебя в ответ, когда тебя называют «захватчик», то имеют в виду мужскую неотразимость, а из миски с семечками ты можешь вытащить орешек, не просто орешек, а «Айелет Шакед» говорит сама министр юстиции призывно улыбаясь смущенному мачо («шакед» — в переводе с иврита орех).

Нюх потеряла

Последний ролик изображает Шакед, рекламирующей в сексуальной рекламе духи с названием «Фашизм».

Шакед выступает в роли гламурной воздушной модели. Томная красотка слышит: «Фашизм… Судебная революция…Сокращение судейского активизма… Назначение судей… Управляемость… Разделение властей…Укрощение БАГАЦ…». И не пугается. В конце ролика, в ответ на очередное повторение (с максимально томным придыханием, как и положено в гламурной рекламе) «Фашизм», Шакед заявляет: «Для меня это пахнет как демократия».

Ролик вышел вместе с многометровой рекламой «Шакед тенацеах аль БАГАЦ, Беннет йиацеах эт ХАМАС». Как это перевести? «Тенацеах аль» — будет дирижировать, подчинит, будет управлять. То есть: «Шакед будет управлять БАГАЦом, а Беннет победит ХАМАС». Братцу и сестрице отнюдь не кажется зазорным сравнить в одном предложении высшую судебную инстанцию и террористическую организацию.

Само декларирование цели того или иного лица подчинить лично себе Высший суд справедливости — это не только наглядное попрание принципа разделения властей — одной из основ демократии, но и… Я думаю, что это вполне можно приравнять к призыву проведения государственного переворота.

Задача ролика: показать, что Шакед ничего не боится. Даже обвинений в фашизме. То, что всем кажется фашизмом, для неё пахнет демократией.

Но если для министра юстиции фашизм пахнет демократией, то она… извините… нюх потеряла.



Нужда, что ставит секс-объектом

Идея и сценарий ролика появились полтора месяца назад. Тогда положение «Новых правых» было значительно лучше. И Шакед отказалась. Сказала, что это креативная задумка не соответствует ее жизненным принципам. Но нужда  заставит стать в ролике и сексуальным объектом. Шакед уже не до принципов и моральных ограничений.

Ролик обсуждают не только в Израиле, но и за рубежом. Многие авторитетные зарубежные издания не преминули сообщить об израильской партии, которая путает фашизм с демократией.

Но скандальность вовсе не равна электоральной прибыли. На прошлых выборах тоже много обсуждали прикольные ролики Беннета, но это никак не добавило ему голосов.

Если положение «Новых правых» будет продолжать ухудшаться, то вероятно Шакед заставят зайти на этом поприще ещё дальше. Возможностей достаточно много. Можно снять Шакед на пляже, а рядом нарисовать свастику на пачке марихуаны («Новые правые» на этой неделе вслед за Фейглиным поддержали идею легализации).

Можно заставить её всовывать в рот целый банан, а рядом положить нижнее бельё с надписью «Майн кампф». Только они с таким кампейном могут растерять и последних религиозных избирателей, которые пришли за ними из Еврейского дома.

А на онанистов не велика надежда. У них просто может не оказаться свободной руки, чтоб засунуть бюллетень в избирательную урну.

*Мнния авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x