Блогосфера

Никакой прогресс невозможен, если он тормозится на уровне маленьких чиновников. Иллюстрация: Mylene pixabay.com

Девочки, протез и министры

За последние несколько лет я обратил внимание на совершенно чудовищное, немыслимое падение профессионального уровня сотрудников госструктур. Девочки и мальчики, не нашедшие себя нигде, даже в торговле фалафелем, не получившие аттестат зрелости (какая тут степень, вы что!), по квотам или знакомству, идут работать в Битуах Леуми, министерства, бюро и всякие подобные учреждения. Потом они досиживают до квиюта и становятся начальниками. А иногда даже министрами. Не дай Бог, конечно.

Давайте я повангую немного. Насчет выборов. Ничего не писал, держался изо всех сил, но парочка приключившихся со мной историй, заставила это сделать. Так вот: не будет никакой «либерализации экономики», позитивных изменений и прочей муры, которой нас сейчас активно закармливают противоборствующие стороны. И не потому, что Биби — плохой, что левые хуже правых или наоборот. Вовсе нет. И вот почему:

У меня, как известно, ампутирована нога. Правая, ниже колена. Государство Израиль оплачивает мне протез, за что ему большое спасибо. Хотя каждый месяц я на этом самом протезе, иду к бухгалтеру и отношу умопомрачительную сумму налогов, как частный предприниматель. Все равно — спасибо. По закону, Министерство здравоохранения платит большую часть, но есть и личное участие. 10 процентов. Для этого мне выдана, так называемая, «белая карточка», обладая которой я, собственно, имею право на оплату протеза. Вот подошло время делать новый, а срок действия карточки закончился. Я поперся в окружное бюро здравоохранения, чтобы ее обновить. А там, в отделе, который этими карточками занимается, сидит девочка. Молоденькая такая. И рисует мне в карточке 25 (двадцать пять!) процентов личного участия. Что в моем случае выходит в весьма ощутимую сумму. Я натурально начинаю возмущаться, а она смотрит сквозь меня и говорит, мол, такой закон, положено — плати. Я ее спрашиваю, а что мне делать. Если нет таких денег. Она, грызя орешки, пожимает плечами: Я не знаю. Я эту карточку пересылаю своему протезисту, раз положено. А он и говорит, это странно. В твоем случае: инвалидность, онкология, все-таки не по пьяни под трамвай попал, положено 10 процентов.

Я начинаю выяснять. Кое-как дозваниваюсь до этого чертова бюро, мне говорят, принеси такие-то бумаги, свидетельствующие о твоем тяжелом материальном положении, сходи в Битуах-Леуми (Институт нацстрахования), принеси бумагу о выплатах оттуда. А мы тут посмотрим, что можно сделать. А у меня нормальное материальное положение, но из-за этих 25 процентов может несколько ухудшиться. Я бегаю по этим инстанциям, собираю документы (я ж на протезе, чего не побегать). И вот прихожу в бюро, приношу эту пачку бумаг — а на месте девочки сидит тетя, по всему видно, давно тут работающая и понимающая в этих вопросах. Она смотрит на «белую карточку», как баран на новые ворота и вопрошает: А кто тебе тут 25 процентов нарисовал? Так — отвечаю — твоя предшественница. А — понимающе кивает тетка — так она ж НЕ ПОНИМАЕТ НИЧЕГО. Исправляет на 10 и мы с ней прощаемся. Звоню протезисту и спрашиваю: Это чо такое было? А он и рассказывает: это обычная практика. Рисуют по максимуму, глядишь, на дурнячка и проскочит. Теперь представьте на моем месте дедушку (бабушку), который (-ая) пару лет в стране, на иврите ни бельмеса и подсказать некому. Заплатит, как миленький (-ая). Впрочем, по словам моего мастера, даже коренные израильтяне на этот нехитрый трюк постоянно ведутся.

Другая история (она еще в развитии): Много лет у меня была парковочная карта инвалида. Удобная шутка, хотя я бы ее с удовольствием обменял на ногу, да еще с приплатой. Но раз уж есть, так надо пользоваться. Заканчивается срок действия очередной, я в очередной, стопятьсотый раз пишу письмо в «Мисрад-а-ришуй» (это такая государева контора, которая занимается автомобилями и всем, что с ними связано), прикладываю нужные документы и отправляю. Приходит ответ: Отказано. Думаю, наверное, с пережора чего-то напутали. Пишу второй раз — ответ приходит развернутый. Отказано, потому что у тебя НЕБОЛЬШАЯ ОРТОПЕДИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА. Нога, отрезанная по колено — это — небольшая ортопедическая проблема! Сейчас с адвокатом переписываемся с этим замечательным учреждением, пытаясь доказать, что проблема все-таки большая.

Так вот. За последние несколько лет я обратил внимание на совершенно чудовищное, немыслимое падение профессионального уровня сотрудников госструктур. Девочки и мальчики, не нашедшие себя нигде, даже в торговле фалафелем, не получившие аттестат зрелости (какая тут степень, вы что!), по квотам или знакомству, идут работать в Битуах Леуми, министерства, бюро и всякие подобные учреждения. Они ничего не знают, ничего не понимают. Для посетителей у них есть четыре варинта ответов на все вопросы: 1. Я не знаю (самый распространенный), 2. Ты обратился (-лась) не по адресу, 3. Мне нечего тебе сказать, 4. У меня нет для тебя ответа. На иврите, кстати, это звучит мелодичнее!

А вы все — Иран, Иран. Иран, в конце концов, можно разбомбить. А что делать с мальчиком или девочкой, для которой ампутированная нога — это «небольшая ортопедическая проблема». Не будешь же из-за него (нее) бомбить Битауах Леуми. Хотя, как я предполагаю, желающих более чем достаточно. Так вот — любые реформы, любые позитивные намерения уйдут в песок и в пердячий пар. А знаете почему? Потому что эти мальчики и девочки досиживают до «квиюта» и становятся начальниками. А иногда даже министрами. Не дай Бог, конечно.

 

Блог автора в ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x