Женская территория

Иллюстрация: LeeLucy pixabay.com

От ненависти до любви

Увы, если дать человеку возможность угнетать другого человека для собственной выгоды или удовольствия, он этой возможностью, скорее всего, воспользуется. Если женщина превращена обществом в безропотный инструмент по удовлетворению бытовых и сексуальных потребностей, если на ней всегда можно сорвать злость за что угодно, большинство мужчин будут использовать женщину именно в таком качестве. Вот почему счастливая семья – это, по большей части, миф. Ненасильственных отношений между мужчинами и женщинами в патриархальном обществе почти нет. Поэтому женщине, которой, благодаря изучению фактов, открылась эта бездна, этот всепроникающий характер патриархата, к сожалению, очень сложно нормально относиться к мужчинам.

Один популярный русскоязычный израильский блогер и мой добрый знакомый (впрочем, в последнее время мы довольно сильно ругаемся именно на гендерную тему) опубликовал пост, в котором ссылается на колонку в «Вашингтон пост» за авторством Сюзанны Уолтерс, известной исследовательницы гендерных вопросов. В посте статья – а, точнее, факт ее публикации мейнстримным изданием – названа «новым витком культурной войны». Что неудивительно, учитывая шокирующий заголовок: «Почему мы не можем ненавидеть мужчин?» По-английски вопрос звучит риторически, поэтому правильный перевод, пожалуй, должен быть таким: «Почему это мы не можем ненавидеть мужчин?» Казалось бы, повод для праведного гнева налицо. Как может либеральное издание публиковать статью, уже в заголовке оправдывающую огульную ненависть к половине населения планеты? Разве это не hate speech по определению? Почему же я, постоянно обличающий hate speech по отношению к арабам, геям, женщинам и другим группам населения, не смог разделить всеобщее возмущение?
Начнем, пожалуй, с разницы между понять и оправдать. Некоторые правильные с моральной точки зрения взгляды, эмоции и поступки должны даваться нормальному человеку легко. Например, очень просто не испытывать неприязнь к людям с иной сексуальной ориентацией, поэтому таковую неприязнь я отношу к числу серьезных пороков. Гораздо труднее не испытывать ненависть к представителям народа, который только что уничтожил половину твоего народа. Да, это было правильно – не видеть в каждом немце виновника преступлений демонтированного нацистского режима. Но далеко не все были на это способны. Не зря вопрос, принимать или нет немецкие репарации, вызвал в молодом Израиле такие ожесточенные споры, а многие евреи недолюбливают немцев до сих пор. И, наконец, совсем сложно не испытывать ненависть к представителям группы, которая в настоящий момент активно, системно подавляет и подвергает насилию твою группу. Для примера представьте себя черным рабом в США. Теоретически, вы должны дифференцировать свое отношение к белым людям – ведь среди них есть более хорошие, менее хорошие, активно вкушающие плоды рабства или почти не вкушающие, и, наконец, тайные и даже явные аболиционисты. Откуда вам знать, кто из них стоит перед вами в данный момент? Неправильно ненавидеть всех скопом, правда? Но, к сожалению, очень, очень трудно этого не делать. А разве сложно по-человечески понять такой сантимент? Разве можно осуждать людей за него? Читать им мораль? Нет, единственное, что можно сделать – это лично способствовать слому несправедливой системы, провоцирующей ненависть. Люди – не ангелы, и нельзя требовать от них ангельского поведения. И это не оправдание, а объяснение. Да, баланс тонкий, но для меня очевидный. Можно попробовать совсем коротко, хотя мне и не свойственно цитировать религиозные тексты: кто сам без греха, пусть первым кинет камень.
Не сомневаюсь, что приведенные выше аналогии уже вызвали недоумение и гнев. Как можно сравнивать преступления патриархата с преступлениями нацистов или рабовладельцев?! Не спешите судить. Погружаясь в историю отношения к женщинам в обществе, все более явственно осознаешь, о преступлении какого вселенского масштаба идет речь. Начнем с того, что оно охватывает половину населения земного шара и весь известный нам период человеческой истории. Как минимум со времен аграрной революции к женщинам относились как к имуществу, механизму по производству наследников. С тех пор в большинстве человеческих обществ женщины оставались, прежде всего, ценным ресурсом, в той или иной степени лишенным прав, которыми обладали мужчины. Отдельные исключения лишь подтверждают правило: да, некоторые женщины комфортно располагались у вершины социальной пирамиды, но у ее подножия все равно царило гендерное угнетение. Даже когда на троне восседала императрица, крестьянин или ремесленник мог забить жену до смерти без особых последствий для себя. Просто подумайте об этом: миллиарды женщин жили и умирали, подвергаясь физическому и моральному насилию, в бесправии, без возможности самореализации и даже просто самостоятельного существования. В любой общности женщины всегда были дважды бесправны. Крестьянок угнетали и истязали не только помещики, но и их собственные мужья. Женщины в США получили право голоса на полвека позже чернокожих мужчин. В 1969 году Йоко Оно абсолютно точно описала положение женщин одной фразой: Woman is the n**ger of the world. Кстати, рекомендую внимательно вслушаться в слова одноименной песни. Джон Леннон – один из редких примеров мужчины, осознавшего ситуацию и раскаявшегося в собственных проступках по отношению к женщинам.
Нет, речь не идет об отдельных случаях. Увы, если дать человеку возможность угнетать другого человека для собственной выгоды или удовольствия, он этой возможностью, скорее всего, воспользуется. Если женщина превращена обществом в безропотный инструмент по удовлетворению бытовых и сексуальных потребностей, если на ней всегда можно сорвать злость за что угодно, большинство мужчин будут использовать женщину именно в таком качестве. Вот почему счастливая семья – это, по большей части, миф. В патриархальной семье женщина почти всегда в той иной степени подвергается унижению и насилию. При этом она может считать себя счастливой, но лишь ценой отрицания своих страданий, подчас искреннего непонимания того, что над ней свершается несправедливость. Наличие такой динамики в насильственных отношениях (abusive relationship) доказано давно. Проблема в том, что ненасильственных отношений между мужчинами и женщинами в патриархальном обществе почти нет. Если вы дадите себе труд немного исследовать этот вопрос в своем окружении — например, аккуратно расспросить женщин предыдущего поколения об их жизни — то, скорее всего, увидите за фасадом семейного счастья много неприглядного.
Но это было давно, возразите вы, разве сейчас у женщин не все в порядке? Во-первых, вовсе не так давно. Еще несколько десятков лет назад многие женщины не имели избирательных прав, а их возможности для самореализации были резко ограничены. Еще совсем недавно не было таких понятий как сексуальные домогательства и изнасилование в браке. История борьбы за права женщин далека от завершения, и каждый новый успех дается с трудом. Как декриминализация гомосексуальности была началом борьбы ЛГБТ за свои права, так и формальное равноправие для женщин – лишь один из этапов. Призывающие на этом остановиться просто не понимают, насколько глубоко патриархат, мизогиния, объективация женщин угнездились даже в нашем продвинутом обществе. Их проявления включают в себя сексуальное насилие и домогательства, жертвой которых до их пор становится почти каждая женщина (конкретно этот аспект безжалостно высветили кампании #янебоюсьсказать и #MeToo), домашнее насилие и эксплуатацию, предубеждение против женщин в различных профессиях, неравную оплату труда, неравное представительство в элитах.
Патриархат здесь, с нами, он сдал много позиций, но далеко не все. Он везде: в культуре, в воспитании, в семье. Так, резкий дисбаланс в голливудских фильмах (женщины чаще всего выступают в качестве вспомогательных, «обслуживающих» персонажей) – это вовсе не мелочь, ибо масс-культура формирует сознание. Краткое отступление: несколько дней назад я из чистого интереса к судьбе главного героя прочел последний роман Фандорианы и был неприятно поражен тем, насколько халтурно, стереотипно, мизогинно выведены женские персонажи. Пока мужчины занимаются важными делами – устраивают революцию или борются с ней – женщины, пусть даже формально участвующие в процессе, ведомы прежде всего романтическим интересом к этим мужчинам, их главная задача – обустроить тихий, уютный семейный мирок, ради чего они готовы на ложь и манипуляции. Такие опусы от одного из главных российских оппозиционеров и демократов закрепляют в обществе самые гнусные мизогинные установки, которые непременно выльются в угнетение и насилие. Мачизм, в духе которого все еще воспитываются многие мальчики – не мелочь, ибо он формирует отношение к женщине как к трофею, предмету, а не полноценному человеку. Скрытый сексизм в рабочей среде, который я сам не раз наблюдал (женщине обычно нужно прилагать куда больше усилий, чтобы ее мнение было услышано и оценено по достоинству) – серьезная проблема, мешающая карьерному росту.
Женщине, которой, благодаря изучению фактов, открылась эта бездна, этот всепроникающий характер патриархата, к сожалению, очень сложно нормально относиться к мужчинам. Она знает, что практически все мужчины хоть как-то замешаны, хоть сколь-нибудь виновны. Даже если сами они не бьют, не насилуют, не домогаются, они почти наверняка не понимают масштабы и глубину проблемы, издеваются над феминистками и феминизмом, потакают проявлениям сексизма вокруг себя – пусть даже от непонимания того, что это сексизм. В самом «легком» случае они пользуются плодами патриархата. Так, например, я лишь недавно осознал, что неоднократно пользовался сервильностью, излишней покладистостью своих партнерш, взращенной в них патриархальным воспитанием. С моей стороны в этих ситуациях не было ни открытого, ни скрытого насилия. Я лишь принимал сервильное поведение как должное вместо того, чтобы активно способствовать повышению в женщине осознанности ее желаний и действий.
Я прекрасно понимаю, что все вышесказанное вызовет у большинства читателей-мужчин смех. И это – огромная часть проблемы. Вы думаете, не бить, не насиловать, не домогаться – достаточно? Вовсе нет. Чтобы считаться союзником женщин в их справедливой борьбе, чтобы претендовать на хорошее к себе отношение, требуется куда большее, и я не могу с уверенностью сказать, что сам этого уже достиг. Но, мне кажется, я на правильном пути. Нужно активно пресекать проявления сексизма в своей среде, активно пропагандировать феминизм, изучать его историю, теорию и практику, внимательно следить за своими мыслями, эмоциями и действиями по отношению к женщинам. Необходимо осознать гигантские масштабы преступления, испытать шок и скорбь и поклясться себе больше не быть соучастником. Возможно, достаточно глубоко изучив вопрос, вы все равно поймете, что лично вам не в чем раскаиваться. Мне такие случаи неизвестны, но чем черт не шутит. Но до тех пор ваши уверения в собственной невиновности весят мало. Короче, мужчинам нужно пройти процесс «демизогинизации», по аналогии с денацификацией. Вот тогда неприязнь угаснет сама собой.
Напоследок вернемся к статье Уолтерс. Во-первых, я согласен далеко не со всеми изложенными в ней тезисами. К примеру, я не считаю, что мужчинам нужно прекратить баллотироваться на выборах. Тем не менее, я считаю, что им нужно активно способствовать вовлечению женщин во власть. Во-вторых, несмотря на провокативный заголовок, из текста ясно, что речь идет о неприязни к мужчинам не как к мужчинам, а именно как к представителям системы подавления. Эта неприязнь обусловлена не физическим строением мужского тела, а действиями и взглядами большинства мужчин. Задача этих резких, провокативных слов – поколебать благодушную уверенность мужчин в том, что с правами женщин давно все в порядке. Просто потому, что это не так.
*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редации
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x