Женская территория

Фото: Кадр из фильма "Мотивации ноль"

Удивится ли гостья из будущего?

В армии, где я служила координатором резервистов, мне очень скоро пришлось понять, что офицеры, солдаты, а в особенности резервисты, вырвавшиеся на две недели из круга семьи и работы, считают девушек, служащих на базе, своей законной добычей. Ну, не все же время им готовить кофе...

Совсем еще недавний флешмоб #Я тоже  ( #metoo), запущенный в соцсетях Алиссой Милано на фоне скандала вокруг сексуальных домогательств в киноиндустрии, произвел огромный эффект. Помимо того, что к нему присоединились женщины, рассказывающие в соцсетях свои истории, центры помощи жертвам сексуального насилия по всему Израилю докладывают о небывалом (около 20%) увеличении количества жалоб, поданных женщинами в этой связи. Личные истории одних женщин придают силы другим обнажать неприглядную правду об условиях приема на работу женщин, об отсутствии безопасности в общественном пространстве, о насилии в семье и на рабочем месте и о многом, многом другом.

Читая полные боли и страха слова женщин, я вспоминаю начало своего пути в Израиле. Шестнадцатилетней девочке, идущей по улицам в мешковатых шортах и безразмерной футболке сперва трудно было понять, на каком основании ей предлагают одноразовый секс за деньги или без, содержание — в обмен на сексуальные услуги, и почему ей вслед летят нецензурные ругательства после вежливого отказа. Позже, устроившись на каникулах на работу в зал торжеств, как минимум 40% своего рабочего времени я вынуждена была тратить на то, чтобы отбиваться от словесных и физических домогательств коллег-мужчин, администраторов и клиентов заведения.

В армии, где я служила координатором резервистов, мне очень скоро пришлось понять, что офицеры, солдаты, а в особенности резервисты, вырвавшиеся на две недели из круга семьи и работы, считают девушек, служащих на базе, своей законной добычей. Ну не все же им время готовить кофе! Можно иногда и развлечься с пользой для дела, благо, мужики в основном были не жадные и честно предлагали оплатить, потраченное на них время. Самое грустное в тот период было для меня то, что многие девушки, воспользовавшиеся подобными предложениями, смотрели на отказавшихся с презрением, как на дурочек, не понимающих своей выгоды, или как на дурнушек, не достойных мужского внимания.

Позже, уже учась в университете, я искала себе работу по объявлениям в газете. Список предлагаемых должностей был довольно разнообразен: искали служащих, бебиситтеров, водителей, работниц телемаркетинга и прочее. Однако, заслышав по телефону мой русский акцент, мои потенциальные работодатели-мужчины резко меняли курс и предлагали мне одну единственную работу в сфере сексуальных услуг.

Перечень подобных и гораздо худших интеракций, к сожалению, хорошо знаком практически любой женщине в Израиле, особенно русскоязычной. В какой-то момент начинаешь воспринимать это как неизбежное зло. Вот почему так важен каждый голос женщин в соцсетях, в массмедиа и в юридических организациях. Эти голоса — симптом того, что женщины не готовы больше мириться с надругательствами, «овеществлением» и неуважением. Они — надежда на то, что наши дочки и внучки будут жить в обществе, где подобное отношение будет недопустимо и уголовно наказуемо.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x