Общество

Биньямин Нетаниягу Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

Нужен ли Израилю "французский закон"?

Для того, чтобы утвердить подобный закон о неприкосновенности первого лица до завершения обязанностей, нужно, чтобы срок пребывания на посту был оговорен и ограничен законом. Иначе, это может быть пожизненной индульгенцией, оправданием не только прошлых, но и будущих преступлений.

В прошлой статье «Уроки Жака Ширака» я обещал написать о том, что в Израиле чаще всего вспоминают экс-президента Ширака в связи с предложениями принять «французский закон» о неприкосновенности первого лица государства до завершения каденции — срока исполнения им президентских обязанностей.

Жак Ширак

Израильские премьер-министры уже почти 20 лет ходят вокруг этого закона, как голодные коты возле жирной сметаны. «Французский закон» у нас робко предлагали принять ещё в отношении Шарона, потом Ольмерта, Но при Нетаниягу требование дать неприкосновенность главе правительства, обеспечить ему иммунитет от судебных преследований, поставить премьера выше закона… Это требование стало постоянно повторяющимся шлягером партии Ликуд и прочих крикунов лагеря бибипоклонников.

В 2017 году «Французский закон» усиленно продвигал руководитель правящей коалиции Давид Битан, пока сам не стал подследственным. «Французский закон» проталкивали изо всех сил вопреки позициям юридического советника правительства Авихая Мандельблита и госпрокурора Шая Ницана, которые сказали, что предложенный законопроект «подрывает главенство закона».

Нетаньягу и Битан. Photo by Miriam Alster/Flash90

Сам Нетаниягу перед весенними выборами в интервью с Керен Марциано отказался взять на себя обязательство не принимать «французский закон». Просто с улыбкой кокетливо ответил: «Ну что Вы?! О чем Вы говорите?».

А Бецалель Смотрич, претендовавший на пост министра юстиции, заявлял перед апрельскими выборами, что закон будет принят сразу после выборов. Собственно отношение к данному закону стало главной лакмусовой бумажкой.

В апреле Нетаниягу начал создавать коалицию только с «естественными партнерами» — то есть только с теми фракциями, которые готовы были обеспечить ему правовой иммунитет и преодоление вето БАГАЦа. Это стало основной причиной провала и повторных выборов (см. статью «Почему провалился Биби»).

Мики Зоар. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Когда закон обсуждался в Кнессете, скандально известный депутат Мики Зоар кричал Михаль Розин из партии МЕРЕЦ: «Вы ничего не сможете сделать! Что вы будете делать, если коалиция ограничит полномочия Верховного суда признавать законы неконституционными? Представьте, Верховный суд больше неактуален, а Нетаниягу здесь еще на 10 лет?». Розин отвечала, что это будет концом демократии и установлением системы похожей на турецкий режим Эрдогана.

Согласно всем опросам общественного мнения, в том числе проведенных в мае этого года, когда Нетаниягу пытался сформировать коалицию для принятия «французского закона», большинство израильтян было против принятия закона об иммунитете, который позволит премьер-министру и депутатам Кнессета избегать судебной ответственности.

Photo by Noam Revkin Fenton/Flash90

79% людей, давших партии Кахлона 4 мандата, не поддерживали «французский закон». Поэтому Кахлон и депутаты его партии, которые влились и растворились в Ликуде, чтоб обеспечить безнаказанность подследственного Биньямина Нетаниягу, предали своих избирателей. Поэтому их избиратели не голосовали за Ликуд, который дал предателям из Кулану места в списке. Они ж не крепостные…

Возможно главным результатом сентябрьских выборов является спасение правоохранительной системы Израиля от подобного персонального законодательства. По иронии истории израильскую правоохранительную систему спас Либерман, который в прошлом считался её яростным оппонентом. Даже — врагом.

У партии «Кахоль-Лаван» из-за системообразующего принципа «только не Биби» миссия стать защитниками юридических институтов Израиля является безальтернативной. Они вынуждены были стать щитом нашей местной Фемиды.

Как всегда, у нас бросаются перенимать иностранные законы как дикарь  на разноцветную бижутерию стеклянных бус. Но законы существуют и функционируют в определенном государственном, правовом, историческом и культурном контексте.

1) Подобный закон, в случае если его примут по персональному поводу, становится не вообще законом о правовом иммунитете, а чисто конкретным средством обеспечения безнаказанности подследственного Биньямина Нетаниягу, в отношении которого полиция и прокуратура рекомендуют выдвинуть обвинительное заключение и передать дело в суд.

Как правильно написал правый публицист Кальман Либскинд: «Правило должно быть простое. Не меняют правила игры по ее ходу».

2) Поскольку этот закон предполагалось и предполагается (при возможности) выдвинуть от лица коалиции, которую сформирует и возглавит Нетаниягу (главное заинтересованное лицо) — принятие такого закона было бы чистейшим актом неприкрытой коррупции.

Кадр из фильма » Король Биби»

Что такое коррупция? Прежде всего, это конфликт целей. Политик, занимающий государственный пост, должен добиваться общественно полезных целей, предписанных возглавляемой им государственной структуре. Если эти цели начинают входить в противоречие с другими, связанными с личными, семейными, групповыми интересами, а политик отдает предпочтение шкурным или клановым интересам – то это и есть коррупция.

3) Как мы уже говорили выше, законы — существуют и функционируют в определенном системном контексте. Для того, чтобы ввести закон о правовом иммунитете, как в странах с президентской формой правления, необходимо для начала ввести президентскую форму правления. Необходимо, чтобы руководитель исполнительной власти избирался прямым голосованием, а не получал свою власть в результате коалиционного шахер-махера.

4) Для того, чтобы утвердить подобный закон о неприкосновенности первого лица до завершения обязанностей, нужно, чтоб срок пребывания на посту был оговорен и ограничен законом. Иначе, это может быть пожизненной индульгенцией, оправданием не только прошлых, но и будущих преступлений.

Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

Формируя коалицию в мае, Нетаниягу, по информации 12 канала ИТВ, говорил коалиционным партнерам и приближенным-ликудникам: «Граждане Израиля должны иметь премьер-министра на полную ставку. Когда я покину должность, тогда разберусь с судом».

Но в таком случае, нужно знать ответ на вопрос: «А когда он покинет должность?». Ведь если мы что-то хорошо понимаем о Биби, то это то, что сам он не хочет покинуть канцелярию премьер-министра. Никогда. Не при каких обстоятельствах.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x