Социальные вопросы

Фото: Адаса, личный архив

Здорово живешь, Галилея?

"Как человек, проработавший в  солидном реабилитационном центре, я просто не могла смириться с тем, что на севере страны нет учреждений подобного уровня, и люди, нуждающиеся после травмы или тяжелого заболевания в оздоровительной терапии, должны ехать за ней в район Большого Тель-Авива. Быть может, кто-то скажет, что это не так далеко. Но речь идет порой о длительном лечении, не о днях, а месяцах, и реально требуется, чтобы вся семья собрала практически чемоданы и переселилась в центр". Адас Офек переехала в Галилею за спокойствием и тишиной - но стала активисткой гражданского Форума за равенство в здравоохранении...

Физиотерапевт Адаса Офек не собиралась  становиться активисткой-общественницей.  Забастовки, протестные движения, общественные форумы, призывы к правительству — все это было далеко от нее. Более того,  противоречили ее намерениям.  Адаса потому  и решила перебраться из центра страны в Галилею вместе с мужем и двумя маленькими детьми, чтобы иметь возможность больше времени уделять семье, детям, да чтобы квартира была побольше, а ипотечная ссуда – поменьше.

— Мы с мужем очень хотели, чтобы дети росли в красивом месте, играли на природе, а не в душном городе, и самое главное, чтобы «машканта» была не такой заоблачной, как в центре страны.

Надо сказать,  к  моменту переезда Адаса уже 15 лет проработала в знаменитом реабилитационном центре «Бейт Левинштейн». Но —  решилась оставить все ради сельских пейзажей Галилеи. И почти все ее ожидания сбылись: купили с мужем хороший дом, кругом зеленые поля, и глазу есть на чем отдохнуть. Адасу вполне  устраивает местный детский сад, кружки и учебные заведения. Только в одном разница обнаружилась сразу – в уровне  здравоохранения.

Фото: личный архив

— Во время беременности я особенно остро почувствовала разницу в уровне услуг в центре и на периферии. Двое моих старших малышей родились, когда мы жили в Раанане. Я привыкла к тому, что нет проблем попасть на консультацию к врачу, сдача анализов, медицинские проверки — все под руками, не надо никуда долго  добираться и долго ждать очереди. Здесь же, на севере, хотя к тому времени я уже не была такой юной и ждала близнецов, приходилось ездить то в один город, то в другой, то в Хайфу, то в Нагарию, и подолгу сидеть в очередях. В общем, все оказалось сложнее, чем прежде. А к этим личным мотивам вскоре добавились профессиональные.

Как человек, проработавший в  солидном реабилитационном центре, — продолжает Адаса, — я просто не могла смириться с тем, что на севере страны нет учреждений подобного уровня, и люди, нуждающиеся после травмы или тяжелого заболевания в оздоровительной терапии, должны ехать за ней за тридевять земель, аж в район Большого Тель-Авива. Быть может, кто-то  скажет, что это не так далеко. Но речь идет порой о длительном лечении, не о днях, а месяцах, и реально требуется, чтобы вся семья собрала практически чемоданы и переселилась в центр. Понятно, что за этим  стоят большие дополнительных расходы и стрессы для всей семьи,  связанные с поисками временного жилья, устройством детей, их привыканием к новым садикам и школам.

Все израильские СМИ обошла история солдата П. из Кирьят-Шмона, который получил тяжелое ранение в голову во время операции в Газе. Все кругом восхищались достижением израильской медицины, вернувшей человека к полноценной жизни. Его жена рассказывала о том, что ей пришлось пережить. Несомненно, внимание слушателей было сосредоточено на том эмоциональном потрясении, которое она испытала, увидев мужа после ранения. А я мгновенно уловила своим ухом  фразу: «Когда это случилось, и мужа положили в больницу «Шиба» в Тель ха-Шомере, я мгновенно собрала вещи, взяла за руку трехлетнего сына, и мы рванули в Тель-Авив, сразу отказавшись от привычной жизни».

Но ведь не у всех есть возможность отказаться в момент беды,  помимо прочего, от работы, от жилья, от привычного для детей образа жизни. Почему это должно происходить в такой маленькой стране, как Израиль? Почему в государстве узаконено неравенство между центром и провинцией? Почему к жителям севера страны не относятся существующие для развитого государства стандарты времени и расстояния от места жительства до места лечения?

Так Адаса неожиданно для самой себя оказалась в гуще общественных событий, став активисткой Гражданского форума здравоохранения Галилеи, который действует под эгидой Нового израильского фонда и организации «Шатиль». Форум был создан в 2013 году и определил для себя два основных направления работы — разработка стратегической программы улучшения системы здравоохранения на севере страны и создание реабилитационного центра в Галилее.

Людей способны объединять разные вещи. Болезни тоже объединяют, и вместе оказываются религиозные и светские, евреи и арабы. Гражданский форум за развитие здравоохранения Галилеи собрал людей разного происхождения. Вместе с Адасой среди активистов организации — мать троих детей, медсестра Татьяна Кронос из кибуца Адамит, которая считает, что от сложившегося несправедливого положения репатрианты страдают больше всего, причем, особенно пожилые люди. Молодые уезжают в центр, старики остаются, и у них, переживших инфаркт или перелом шейки бедра, нет порой возможности добираться на общественном транспорте на оздоровительную терапию из Кирьят-Шмона в Хайфу. Как следствие — шансы на восстановление значительно ниже, чем у других. По мнению Татьяны, из рук вон плохо обстоят дела с центрами по развитию детей. Когда, к примеру, у ее сыновей обнаружились проблемы с речью, очередь на прием к специалисту пришлось ждать полгода (!).

Рим Юнис, первая женщина-хирург — представительница арабской общины, присоединилась к Форуму для того, чтобы попытаться приблизить исполнение своей мечты: «Нацрат Илит — здоровый город» и добиваться, чтобы в этом  красивом, современном городе были созданы равные условия в отношении медицинского обслуживания.

В опубликованном в начале декабря нынешнего года отчете министерства здраоохранения говорится о вопиющем  неравенстве в организации здравоохранения между центром страны и периферией. Если в Гуш-Дане на тысячу человек приходится пять врачей, то в Галилее — всего два. Число больничных коек в отделениях реабилитации в Тель-Авиве в 9 раз больше, чем на севере Израиля. Но самое бедственное положение с детской реабилитацией. На севере она вообще… не предусматривается. Если возникает необходимость отправить ребенка на восстановление после тяжелой болезни или травмы — его отправляют в центр страны. Само собой разумеется, родители вынуждены будут оставить работу, чтобы ухаживать за ребенком.

Под давлением Форума была создана специальная комиссия — Груто, которая занялась изучением проблемы. По ее рекомендации решено реализовать первый этап проекта по созданию реабилитационного центра в больнице «Пурия» в Тверии. На эти цели  выделено 110 миллионов шекелей. Но этих средств недостаточно, и на оставшуюся часть необходимой суммы намечается найти частных спонсоров.

Как бы то ни было, но на днях произошло событие, которое можно считать существенной победой. Заложен первый камень будущего реабилитационного центра в больнице «Пурия». Правда,  Адаса считает, радоваться еще рано.

— Во-первых, необходимо добиться, чтобы здесь был создан коллектив такого же высокого уровня, как в «Бейт-Левинштейн» или «Шиба», а кроме того, чтобы все больничные кассы перечисляли средства новому реабилитационному центру. Ну, и нам необходим также гериатрический центр в Кармиэле… По правде сказать, борьба за здоровье Галилеи только начинается.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x