Гражданин мира

Что ждать Израилю от плана Трампа?

План Бэннона: «Первым делом мы переводим американское посольство в Иерусалим. Иордания заберет Западный берег, Египет заберет Газу. И пусть сами разбираются. Или пойдут ко дну. Саудиты шатаются, Египет шатается, все до смерти боятся Персии… Йемен, Синай, Ливия… вот тут плохо… Вот почему Россия является здесь ключевым игроком… Плоха ли Россия? Это плохие ребята. Но в мире много плохих ребят».

Книга Майкла Волфа «Огонь и ярость. В Белом доме Трампа» (которая, как и книга Вудворда, была опубликована на английском в 2018 году и моментально переведена на русский) убедительно доказывает: Трамп не планировал становиться президентом.

– Я могу стать мировой знаменитостью, – сказал Трамп своему колеблющемуся помощнику Сэму Нанбергу в самом начале предвыборной кампании.

– Но хотите ли вы стать президентом? – спросил Нанберг. (Принципиально другой вопрос, нежели обычно задаваемый кандидату: “Почему Вы хотите стать президентом?”).

Он и не должен был получить ответ. Трамп не планировал даже победить на внутрипартийных праймериз в Республиканской партии.

Он вошел в предвыборную гонку с единственной целью — делать то, что он делал всегда — своим эксцентричным поведением и громкими заявлениями увеличивать популярность своего имени. Ведь Трамп — это история бренда. Дональд Трамп – разрушил устоявшееся представление о том, что деньги любят тишину. Трамп всегда знал, как обратить на себя внимание СМИ, как быть знаменитым, как заставить людей говорить о себе, как быть притчей на устах. Он провел исследование длиною в жизнь, изучая то, как создать шумиху. Более, чем за три десятилетия до того, как он решил, что хочет стать президентом, он появился в списке Гэллапа десяти самых почитаемых мужчин Америки, находясь позади лишь Папы Римского и нескольких президентов.

Он находился в центре внимания почти всю свою взрослую жизнь. Ему еще не было и сорока, когда он сделал из своего имени бренд, стал знаменитостью, узнаваемой по одному лишь имени, как Мадонна, как рок-звезда.

«Огонь и ярость. В Белом доме Трампа»

 

Трамп — это история того, как бизнесмен превратил себя в бренд. Своё имя, а не свой бизнес. Бизнес — вторичен. Политика — вторична. Главная ценность Трампа — сам Трамп.

Трамп не планировал стать президентом

Его самого удивило, что он выиграл праймериз, был выдвинут от «старой доброй партии», стал рассматриваться как альтернатива Клинтон.

Но даже после того, как Трамп разделался с шестнадцатью кандидатами-республиканцами, как бы круто все ни выглядело, это не сделало его конечную цель – победу в президентской гонке – менее абсурдной.

Он понимал, что будет поражение. Но объяснял, что после всего случившегося «это и поражением назвать нельзя». Он выйдет из президентской гонки куда более сильным, чем вошел в неё. Использует полученную популярность для создания телевизионной сети и прочих коммерческих проектов.

Основатель Fox News Роджер Эйлс, старый приятель Трампа, любил говорить, что, если хочешь сделать карьеру на телевидении, поучаствуй в президентской гонке.

Роджер Эйлс

Трамп, вдохновленный Эйлсом, видел широкие перспективы. Из этой кампании, заверял Трамп Эйлса, он выйдет с куда более сильным брендом и неограниченными возможностями. Трамп заранее заявлял, что не признает результаты выборов. Он уже заготовил слоган: «У нас украли победу!»

Команда, которая не готовилась к победе

Мелания Трамп не хотела, чтобы ее муж становился президентом. Она не хотела расставаться с комфортной жизнью в Нью-Йорке. Считала, что переезд в Вашингтон разрушит её тщательно оберегаемую жизнь. Помешает растить сына.

Первая леди Мелания Трамп

Дочь Иванка, которая никогда особенно не скрывала своей неприязни к мачехе, в разговорах с друзьями любила вставлять издевательскую фразу: «Все, что вам нужно знать о Мелании: она видит его президентом».

Бывший глава администрации Белого дома Райнс Прибус, работавший на Трампа, считал своего кандидата «безнадежным».

Менеджер президентской кампании Дональда Трампа Келлиэнн Конуэй даже в день выборов обзванивала журналистов, чтоб объяснить кто истинный виновник громкого, если не катастрофического, поражения её босса.

Келлиэнн Конуэй

Конуэй объясняла, что это не ее вина, а Райнса Прибуса. Она не планировала после выборов работать в Белом доме. Там будут демократы во главе с Клинтон. Она хотела стать консервативным экспертом на телевидении.

Когда за неделю до выборов Джон Маклафлин (один из специалистов по социологическим опросам в команде Трампа) заговорил о том, что в некоторых ключевых штатах, до сих пор провальных, цифры могут измениться в пользу Трампа, ни Конуэй, ни сам Трамп, ни его зять Джаред Кушнер не сомневались в одном: их невероятное приключение скоро закончится.

Только консервативный идеолог Стив Бэннон с его особым мнением настаивал на том, что цифры сработают за них. Но мнение «безумного Стива» никого не убеждало.

Команда Дональда Трампа готовилась проиграть с огнем и яростью. К победе они не готовились.

Более того, участников своей команды Трамп считал лузерами и идиотами. Трамп завидовал штабу своей соперницы Хиллари Клинтон: «У них есть все, а у нас нет ничего».

Поэтому они себя так и вели

Когда, например, Майка Флинна, будущего советника по национальной безопасности, предупреждали, что ему не стоит брать у русских за свое выступление 45 тысяч долларов, что это аукнется, он бросил в ответ: «Это может стать проблемой, только если мы победим». Поскольку победа никак не планировалась – Флинн был спокоен, понимая, что никакой проблемы не существует.

Флинн

Майкл Волф пишет: «Трамп не только не обращал внимания на потенциальную опасность своих сделок и акций, вложенных в недвижимость, он еще дерзко отказывался обнародовать свои налоговые декларации. С какой стати, если он не собирается побеждать?

Больше того, Трамп отказывался обсуждать, хотя бы гипотетически, вопросы переходного периода, утверждая, что это “не к добру”, а на самом деле, считая пустой тратой времени. Точно так же он в принципе не желал задумываться о своих авуарах и возможных рисках.

Он не собирается побеждать!»

Что делать с победой?

Супруга новоизбранного президента Мелания, которой Дональд Трамп дал торжественную клятву, что он проиграет, была в слезах – и это не были слезы радости.

Победа огорошила Трампа. И внушила уверенность, что чудеса возможны. Он шел на выборы с совершено нереальной программой, которую и не планировал реализовывать. Его программа была не руководством к действию, а агитацией и пропагандой.

И вот он победил.

А вдруг переделать мир будет так же возможно, как прогнуть под себя Республиканскую партию и обскакать старушку Клинтон на выборах.

Дальше произошла метаморфоза. Трамп избран. И это многое меняло. Это в корне меняло всё. Говори о нем, что хочешь, но он это сделал. И Трамп захотел всех ткнуть носом в эту победу.

«Реакция Трампа на малореальную, чтобы не сказать абсурдную, победу была обратной смирению» — замечает Майкл Волф.

Как Трамп собирал команду? 

В книге «Огонь и ярость. В Белом доме Трампа» про дипломата-ястреба Джона Болтона, кандидатура которого рассматривалась на пост советника по национальной безопасности при президенте Трампе, есть такой диалог 2016го года:

«– Он настоящий гранатометчик, – сказал Эйлс. – Сучонок с придурью. Но без него никак. Кто еще справится с Израилем?

– Проблема Болтона в его усах, – хмыкнул Бэннон. – Трамп не видит его в этой роли. Ты же знаешь, Болтон – это привитый вкус.

– Ходили слухи, что у него были неприятности, после того как он однажды ночью подрался в отеле и гонялся за какой-то бабой.

– Если я скажу об этом Трампу, работа парню обеспечена».

Отношение к Израилю

Какими были первоначальные намерения администрации Трампа в отношении Израиля и Ближнего Востока? Это вопрос, который интересен жителям нашей страны, ожидающей после выборов презентации «сделки века» — плана Трампа по мирному урегулированию.

Стив Бэннон

В книге приводится такой диалог между Бэноном и Эйлсом:

«– Первым делом мы переводим американское посольство в Иерусалим. Нетаниягу “за”. Шелдон Аделсон “за”. Мы понимаем, куда мы движемся в этом вопросе.

– А Дональд понимает? – спросил скептик Эйлс.

Бэннон улыбнулся – даже как будто подмигнул – и продолжил:

– Иордания заберет Западный берег, Египет заберет Газу. И пусть сами разбираются. Или пойдут ко дну. Саудиты шатаются, Египет шатается, все до смерти боятся Персии… Йемен, Синай, Ливия… вот тут плохо… Вот почему Россия является здесь ключевым игроком… Плоха ли Россия? Это плохие ребята. Но в мире много плохих ребят.

Бэннон был в некотором возбуждении, как человек, переделывающий мир».

Вряд ли, однако, именно этот план Бэннона будет положен в основу сделки века.

Бэннон

Бэнон, Кушнер и Израиль

Ближневосточное направление Трамп отдал своему зятю Джерарду Кушнеру.

Приведу большую цитату из книги: «После выборов ведущий Fox News Такер Карлсон с коварной усмешкой заметил в личной беседе с президентом, что, беспечно отдав израильский вопрос на откуп зятю – который, по словам Трампа, должен был установить мир на Ближнем Востоке, – Трамп не слишком-то помог Кушнеру.

– Я знаю, – ответил Трамп, по достоинству оценив шутку.

Отношение Трампа к евреям и Израилю было весьма любопытным. Его грубый отец часто высказывал антисемитские взгляды. Недвижимость Нью-Йорка была поделена между евреями и неевреями, и Трампы явно оказались среди меньшинства. Евреи были теми еще снобами, а Дональд Трамп даже в большей степени, чем его отец, считался вульгарным выскочкой…

Однако Трамп вырос и построил свой бизнес в Нью-Йорке, самом большом еврейском городе мира. Он сколотил себе репутацию в прессе, самой еврейской из всех отраслей, и прекрасно понимал племенную динамику медиасферы. Трамп приучил себя говорить на манер еврейского дядюшки из пятидесятых…

Сотрудники штаба Трампа и Белого дома постоянно делали неприятные замечания о евреях: они уклончиво оценивали деятельность Дэвида Дюка и явно желали поправить историю Холокоста, которая никак не давала им покоя. В какой-то момент на заре кампании зять Трампа под нажимом собственных сотрудников решил прояснить свою позицию и вступиться за тестя. В результате он написал для New York Observer пылкую статью в защиту Трампа, где пытался доказать, что тот не антисемит. За это Джареда укорили многие родственники, которых явно тревожили как направление развития трампизма, так и оппортунизм Джареда».

Кушнир и Нетаниягу

Поэтому после выборов Трамп именно Кушнеру отдал израильское направление. Неожиданное превращение Джареда Кушнера в великого защитника интересов Израиля больше всех удивило американские еврейские организации, поскольку раньше Кушнер никогда не участвовал в их деятельности. Теперь все важные фигуры еврейского сообщества, все почтенные и уважаемые личности, все бонзы с огромной свитой должны были ходить на поклон к Джареду Кушнеру… который до недавних пор был просто никем.

Волф пишет, что передав Израиль Кушнеру, Трамп не просто решил проверить его – он вознамерился устроить ему еврейскую проверку: президент выбрал его за еврейское происхождение, он наградил его за еврейское происхождение, обременил его невероятной ношей за еврейское происхождение, а также принял во внимание стереотипное представление о том, что евреям нет равных в искусстве переговоров. «Генри Киссинджер говорит, что Джаред станет новым Генри Киссинджером», – посмеивался  Трамп.

В результате в администрации столкнулись две линии: договорная стратегия Кушнера и стратегия продавливания, идущая от Бэнона и Шелдона Аделсона, который регулярно поругивал мотивы и способности Кушнера.

Стремление Бэннона, которого Кушнер считал антисемитом, к защите Израиля глубоко озадачивало Кушнера, который был воспитан как ортодоксальный еврей. Бэннон защищал Израиль с правых позиций, при этом, нападая на американских евреев — демократов, либералов, прогрессистов, глобалистов.

Вероятно, изначально, на будущую «сделку века» влияли Бэнон и Кушнер с двух сторон. Но Бэннона потом отправили в отставку. Поэтому, скорее всего в плане Трампа куда больше от Кушнера.

Но… поживем, увидим. Хотя, без сомнения, Нетаниягу не даром просит американскую администрацию не публиковать план мирного урегулирования до окончания выборов в Израиле, Можно предложить, что избирателю Ликуда этот план не понравится. Конечно, это нечестно. Избирателю предлагают проголосовать с завязанными глазами.

Предыдущие статьи по теме:

Пятиклассник с ядерной кнопкой 

Трамп как Карлсон

Промежуточные выборы: цена вопроса

Дональд Трамп и «Шкура на кону»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x