Блогосфера

Лиор Ашкенази получает премию "Офир" за роль в фильме "Фокстрот". Фото: Flash-90

Финансы для романсов

Либеральность, оппозиционность, фрондерство, вызов общественным нормам – естественное состояние искусства в любой свободной стране. И лишь в несвободных - искусство пытаются приструнить, поставить на службу власти. Всегда и везде это приводило к выхолащиванию искусства, к уходу его лучших представителей в подполье или в эмиграцию, к замедлению его свободного развития.

 Успех фильма «Фокстрот» всколыхнул одну из вечных тем: должно ли государство финансировать «порочащее его» искусство? Каждой из сторон ее правота интуитивно кажется очевидной. Либералам очевидно, что государство не должно вмешиваться в идеологическую позицию искусства. Консерваторам – что государство имеет право не платить за критику в собственный адрес. К сожалению, стройной аргументации я пока не видел ни с одной стороны и потому постарался выработать ее самостоятельно.
Начнем с того, что люди искусства обычно левее, чем общество в целом. Многим видится в этом какой-то заговор – якобы, левые когда-то, в незапамятные времена, захватили «нашу культуру» и продолжают плодить себе подобных. Однако это явление наблюдалось всегда и везде. И в царской России, и в охваченной национализмом Европе первой половины ХХ века, и в США времен сегрегации. Там, где искусство финансируется государством и там, где не финансируется. Заметим, что не всегда «левее» означало «либеральнее». В свое время многие люди искусства разделяли идеи коммунизма и социализма советского толка. Однако корни этого самоубийственного заблуждения – не в жестокости, а в сострадании.
Вернемся к нашей теории заговора. Ну, положим, в Израиле леваки контролируют культуру и искусство, распределяя бюджеты. Но почему подавляющее большинство деятелей искусства в США – противники Трампа, а до этого были противниками сегрегации, войны во Вьетнаме, сторонниками равноправия для ЛГБТ? Будем дальше развивать и усложнять теорию или же признаем, что таково естественное положение вещей?
Возможно, к искусству больше тянутся люди сострадательные и свободолюбивые. Возможно, сама жизнь в мире искусства делает людей такими. Скорее всего, это сочетание обоих факторов. Так или иначе, это факт жизни. Если вы правый, вы можете считать эту позицию неправильной, глупой, прекраснодушной. Но, что поделать – фильмы снимаете не вы.
Итак, либеральность, оппозиционность, фрондерство, вызов общественным нормам – естественное состояние искусства в любой свободной стране. И лишь в несвободных — искусство пытаются приструнить, поставить на службу власти. Всегда и везде это приводило к выхолащиванию искусства, к уходу его лучших представителей в подполье или в эмиграцию, к замедлению его свободного развития.
Советское искусство, сражаясь с цензурой, породило немало прекрасных образцов и удивительных форм, но, в целом, безнадежно отстало от западного. С момента своего прихода к власти коммунисты пытались вырастить новую интеллигенцию. Так и эти сволочи, начитавшись книжек, ударились в диссидентство!
Говорят, отказ от финансирования – это еще не цензура. Но это не так. Если бы национальное искусство могло нормально развиваться без финансирования, на него бы не тратили деньги. Лоббисты из поэтов и художников никакие, поверьте. Концепция меценатства появилась в незапамятные времена, и уже тогда лучшие из меценатов не требовали, чтобы художники изображали их в приукрашенном виде, а поэты писали им хвалебные оды. Они финансировали искусство ради искусства, черпая радость и удовлетворение в развитии и приумножении этого высшего проявления человеческого духа. Современные просвещенные общества, желающие сохранить свою национальную культуру, переняли эту славную традицию. Естественно, награды международных конкурсов и фестивалей – один из главных критериев успеха. Если фильм получает престижную награду и выходит в мировой прокат – это триумф национального кинематографа. Это значит, деньги, взятые у налогоплательщиков на развитие культуры, были вложены с толком.
Думаю, это понятно любому министру культуры любой нормальной страны. Но иногда в кабинет министра приходит мракобес. Мелочный, тупой мракобес, не видящий дальше своего носа. Он не понимает, что он здесь временно, что его задача – инвестировать вверенные ему деньги во славу и на благо национальной культуры, а не его партии. И что он сам не может решать, что для культуры хорошо, а что плохо. Это дело экспертов, критиков, жюри фестивалей. Этот коллективный мозг – тоже не идеальный инструмент, но на данный момент лучший. А дело министра культуры маленькое – раскрывать карман да перерезать ленточки.
Можно и нужно спорить о том, следует ли вообще финансировать культуру. Я – не поклонник социального дарвинизма, но это мое личное мнение. Однако линия противостояния в данном случае пролегает не здесь. Повторюсь: вопрос – в цели финансирования. И ответ на данный момент единственный и простой – деньги из наших карманов берутся на развитие национальной культуры и искусства. Вы точно хотите использовать их по-другому? Уверены? Тогда сначала поменяйте закон.
Приведу пример. Представьте себе школу, получающую из бюджета деньги на горячие обеды. Но в один прекрасный день директор решает кормить только тех учеников, кто хорошо отзывается о школе. Он неправ, поскольку назначение этих денег, которые ему не принадлежат – кормить детей, а не улучшать имидж вверенного ему учебного заведения.
Власть в современном демократическом государстве ограничена жесткими рамками, призванными защитить права и равенство граждан – даже тех, кто не осознает существование этих рамок. Власть не может отказать в медицинском обслуживании людям, не разделяющим ее взгляды. Не может (по крайней мере, теоретически) полностью перекроить под себя школьное образование. Почему же некоторым кажется, будто ей позволено поддерживать лишь идеологически верное искусство?
И еще: подумайте, как жило бы национальное искусство, если бы каждое правительство финансировало только идеологически близких? Сегодня ты в фаворе, ты можешь снимать свои фильмы и ставить спектакли, а после выборов тебя лишают всяческой поддержки. А еще через три-четыре года все опять кардинально меняется – у нас ведь не пожизненная диктатура (надеюсь). Кто захочет жить и работать в такой обстановке? Талантливые люди любой политической ориентации подадутся за море – искать приложение своему таланту в других странах. «С кем ты останешься, хозяин? – как сказал бабелевский биндюжник Мендель Крик. – Со смитьем?»
Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x