Неизвестная история

Кадр из Инстаграмма "История Евы"

Жила-была Ева

Перед написанием этой статьи я внимательно просмотрела все серии. Черновик у меня был, с обличением нечестивцев, посягнувших на святое. Честно? После просмотра я стерла все и написала заново. Вот сейчас набираю эти строки, а у меня дрожат пальцы. Тот, кто это придумал – гениален.

Нашумевший проект eva.stories все еще вызывает немало дебатов (для тех, кто совсем не в курсе дела – подробности тут)

Некоторые считают этот проект гениальным использованием соцсетей, доступных подросткам, а другие – циничным использованием темы Холокоста в целях пиара.  «Как бы она заряжала смартфон, без электричества». Мне бы ваши проблемы, да? Так или иначе, на сегодняшний день, когда я специально подключилась к Инстаграмму, посмотреть дневник своими глазами —  у Евы было миллион шестьсот подписчиков.

Кадр из Инстаграмма «История Евы»

Если честно, когда я впервые узнала о проекте – я  скептически подняла бровь. Действительно, мы дойдем до того, что будем рекламировать Холокост в Инстаграмме? Что следующее, веселые мемасики в стиле анекдотов черного юмора, типа: «…  В концлагере: — Сегодня матч по футболу кирпичем на минном поле! Победители поедут домой. В топке паровоза«.

И да, я из тех, кто считает анекдоты про Холокост архиважными. Именно они являются самым низким общим знаменателем, лет через десять кто-то прочитает, хихикнет и полезет в сеть, посмотреть, а о чем собственно речь, что это за Холокост такой. И найдет. А там, даст бог, проникнется.

Оставьте в стороне всех тех, кто кричат об «оскорблении интеллекта современных молодых людей». Глупости. Для современных молодых людей использование соцсетей  более привычно, чем чистить зубы по утрам. Я могу судить по своему сыну, ему шесть, он не умеет сам завязывать шнурки, но при этом играет с другом в ютуб-блогеров и подписчиков.

Но я не хочу говорить о молодежи и критиках, количество подписчиков говорит само за себя.

Я хочу сказать о своей реакции, реакции взрослого человека, который с соцсетями на «вы» и скачал инстаграмм только для того, чтоб посмотреть, о чем речь в истории Евы.

Перед написанием этой статьи я внимательно просмотрела все серии. Черновик у меня был, с обличением нечестивцев, посягнувших на святое. Честно? После просмотра я стерла все и написала заново. Вот сейчас набираю эти строки, а у меня дрожат пальцы.

Тот, кто это придумал – гениален. У меня с интеллектом все в порядке, и я не считаю этот проект оскорблением. Скорее откровением.

Настоящая Ева. Кадр из Инстаграмма

Я довольно подкована в теме, хорошо училась в школе и смотрела правильные фильмы. Плакала в нужных местах. Но история Евы – это совсем другое. Эта история пронзила меня,  дважды. Для начала, это история о каждом из нас, что бы мы делали в такой ситуации. История в красках и в клиповом формате, как раз для современного восприятия. НЕ только подростка, взрослого тоже, что греха таить, в соцсетях мы привыкаем читать статусы, а на все остальное – » многобукофф – ниасилил».

Я смотрела и узнавала себя.  Это же я, в свои  13 лет. Я хотела любить, и была уверена, что я буду жить вечно. Оттого было так весело представлять себе в моменты плохого настроения, вот, завтра я умру, вы все пожалеете. Только я представляла себе свою красочную смерть и живу до сих пор, а она так хотела жить, но не получилось. Она боролась до последнего, одинокая,  тринадцатилетняя девочка, в аду. И умерла. Ее убили.

Я-подросток прониклась до костей. Мне сразу захотелось запостить на тему что-то свое, мол, а вот у меня так было. Тоже больно. То есть пошла реакция.

А взрослая я, мама-я, обратила внимание, что рядом с Евой не было мамы. Ее маме удалось избежать поезда, вместе со вторым мужем. Ева умерла, а мама осталась жить, нашла ее дневник, опубликовала (впоследствии мать Евы покончила жизнь самоубийством — прем.ред). И я не могу не задать себе вопрос, если бы в такой ситуации, у меня была возможность спастись, но без сына, что бы я выбрала. Оставила бы я его там, в гетто, ради спасения своей жизни? И могу ли я вообще рассуждать на эту тему, я там не была.

Самый главный вопрос, который я задаю себе в канун Холокоста. Люди не знали, какой кошмар творится. Иначе бы вмешались. Не могли бы не вмешаться, правда?  Что было бы, если действительно у Евы в то время был бы инстаграмм, с более полутора миллионов подписчиков. Смогла бы она спастись, или же все эти люди просто бы поставили грустные смайлики на ее смерть. Я боюсь отвечать на этот вопрос, просто боюсь. Потому что в глубине души знаю ответ.

Французский певец, Жан-Жак Гольдман случайно узнал, о том что он еврей. И записал грандиозную песню, посвященную его дочери. Песня о погибшей в Холокосте девочке, возраста его дочери, которая мечтала о большем.  Песня, которая убивает наповал.

Я всегда мечтала о большем. Спасибо тебе, Ева, ты мне напомнила, несмотря на наш раввинат, я все еще еврейка. Спи спокойно, маленькая девочка. Ты, как и мечтала, стала журналистом–фотографом. Известным на весь мир.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x