Гражданин мира

Эрдоган теряет Турцию

В свое время опыт самого Эрдогана показал, что победа на муниципальном уровне является залогом победы на уровне государственном и наоборот – глобальное поражение тоже начинается с малого. Его восхождение к власти началось как раз с победы на выборах за пост мэра в 1994 г. – в том самом Стамбуле, который теперь его ПСР потеряла.

У президента Турции Реджепа Эрдогана нежданная неприятность. Оказывается, подведомственное население любит его совсем не так сильно, как он предполагал. По крайней мере, не так сильно, как любило прежде – как-то незаметно оно почему-то разочаровалось в своем прежнем кумире и начало посматривать на сторону. Узнать такое для правителя, который считал себя непревзойденным и непобедимым, всегда крайне огорчительно, а уж поверить в это – почти невозможно. Вот и турецкий лидер верить отказывается.

В минувшее воскресенье детище Эрдогана – правящая Партия справедливости и развития (ПСР) –впервые с 2002 года потерпела серьезное поражение на муниципальных выборах, уступив оппозиции 8 из 12 крупнейших городов страны, включая Анкару и Стамбул. В Стамбуле победу одержал кандидат от оппозиционной Народной республиканской партии Экрем Имамоглу, кандидат от этой же партии Мансур Яваш избран мэром Анкары. Результаты выборов не просто стали серьезным ударом по имиджу президента – в перспективе это может серьезным образом изменить расклад политических сил в стране. Представители ПСР уже заявили о нарушениях при подсчете голосов в Анкаре и Стамбуле и своем намерении оспорить результаты.

В свое время опыт самого Эрдогана показал, что победа на муниципальном уровне является залогом победы на уровне государственном и наоборот – глобальное поражение тоже начинается с малого. Его восхождение к власти началось как раз с победы на выборах за пост мэра в 1994 г. – в том самом Стамбуле, который теперь его ПСР потеряла. И это при том, что Эрдоган держал предвыборную кампанию под своим личным контролем (невзирая на то, что конституция страны это запрещает). Перед выборами, чтобы поддержать свою партию, он провел в Стамбуле несколько десятков митингов, что делает стамбульское поражение еще более показательным и еще более обидным.

После изменений в конституции и превращения Турции из парламентской республики в президентскую, Эрдоган сосредоточил в своих руках всю полноту власти, получив практически неограниченные полномочия. Таким образом, он взял на себя полную ответственность за все политические и экономические решения и их последствия. В подобных условиях местные выборы стали, по сути дела, референдумом о доверии курсу президента. И вот как раз с экономическим-то курсом дело совсем плохо. Страна погрузилась в рецессию. За год турецкая лира подешевела по отношению к доллару почти на 40%, инфляция составила 20%, безработица достигла 13% (среди молодежи она еще выше – без работы сидит каждый пятый), цены на продукты питания за год выросли почти на 30%. Именно эти проблемы избиратели считают самыми главными, и политика Эрдогана – как внутренняя, так и внешняя – еще больше их усугубляет.

Эрдоган попытался сдержать продовольственную инфляцию нетрадиционными методами – в Анкаре и Стамбуле были открыты киоски, в которых фрукты и овощи продаются по субсидированным низким ценам, но при этом товар отпускают не более 3 кг каждого вида в одни руки. Многочасовые очереди в эти киоски лишь подчеркнули сложность экономического положения в стране. По традициям авторитарных режимов, когда невозможно изменить ситуацию в стране, власть пытается изменить взгляд на нее, и делает это известным способом – зажимает рот местным независимым СМИ и ограничивает работу в стране и доступ к информации для иностранных СМИ. Если с местными СМИ было покончено уже давно (эта работа активно началась после попытки переворота 2016 года, и под арестом находятся сегодня  тысячи сотрудников средств массовой информации), то теперь под раздачу попали иностранные журналисты, которым максимально усложнили порядок получения аккредитации. Кроме того, Эрдоган обвинил во лжи и манипуляциях данными агентства по исследованию общественного мнения и призвал игнорировать результаты соцопросов (которые, разумеется, свидетельствовали вовсе не в его пользу). В общем, все по известной схеме, без всякой фантазии.

И Эрдогана можно понять. Зачем изобретать велосипед, когда все придумано до него и опробовано многократно в других странах (приверженцев подобной модели поведения мы знаем поименно, не правда ли?). Чтобы избиратель сильно не задумывался и не делал ненужных выводов, в ходе предвыборной кампании его внимание переключали с экономических и внутриполитических проблем на внешние угрозы – проблемы курдских сепаратистов, терроризм и вопросы безопасности, на угрозу со стороны левых, которые пытаются «расколоть турецкое общество изнутри», на антиисламскую проблему. Например, когда все соцсети удаляли видео с расстрелом мусульман в мечети новозеландского города Крайстчерч, президент включил его в предвыборные ролики своей партии и крутил на встречах с избирателями, призывая к объединению мусульман против антиисламистов. И уж, конечно, красной нитью через всю предвыборную кампанию проходила тема судьбоносности выбора, «богоизбранности» и незаменимости партии (и, естественно, самого Эрдогана, как ее вечного лидера): «Если Партия справедливости и развития уйдет, страна развалится!» – пугал Эрдоган избирателей. И, судя по результату, избиратели вполне эту судьбоносность оценили. Правда, немного не с тем знаком, который устроил бы турецкого лидера.

В противовес ПСР, которая, по сути дела, потеряла свое лицо, растворившись в имидже президента и приняв на себя удар за все его промахи и ошибки, крупнейшие оппозиционные партии выбрали безошибочную линию поведения. Прежде всего, они сумели отринуть разногласия и объединиться в рамках Национального альянса, выдвинув в ряде городов единых кандидатов, а основной упор в своей предвыборной программе сделали на тех проблемах, которые реально волнуют население: экономике, решении проблем безработицы, развитии инфраструктуры. И вот ведь какая штука – это сработало.

Про судьбоносность Эрдоган все же не врал. Эти выборы стали для Турции первым маленьким шажком к большим изменениям. До новых президентских и парламентских выборов стране еще четыре года, у оппозиционных партий есть время и возможность на муниципальном уровне показать, на что они способны, пока Эрдоган на государственном уровне будет все больше увязать в своих амбициях и последствиях своих необдуманных решений.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x