Интервью

Арик Эльман. Фото: Наташа Куперман

Пока светские не объединятся

Проблема в том, что явка светского населения на муниципальные выборы всегда ниже, чем у харедим. До тех, пор пока светские жители города не смогут объединиться вокруг основных светских списков, мы будем наблюдать, как светские мэры отступают под давлением религиозной коалиции. Важно помнить, на муниципальном уровне будущий вид города определяет не столько мэр, сколько распределение голосов в городском совете.

Арик Эльман — политолог, журналист, пиарщик, житель Иерусалима и мастер точных формулировок. Мы с ним побеседовали о будущих муниципальных выборах в Иерусалиме.

— Как можно расценивать заявление Яакова Лицмана (Яхадут ха-Тора), что тот кандидат в мэры Иерусалима, который прикроет увеселительные ночные заведения на столичном рынке Махане-Иегуда, сможет наверняка заручиться поддержкой местной ортодоксальной общины?

— Скорее всего это только пробный шар, проверка общественного настроения. Яаков Лицман отлично понимает силу общины гурских хасидов. Они, в отличие от светских жителей столицы, все как один придут в день голосования и все как один проголосуют за кандидата, пообещавшего им наибольшую выгоду.

Мы можем вспомнить ситуацию с Синема-Сити – комплекс, который так и остался закрытым по субботам. Это только один из примеров обещаний с прошлых выборов.

Вместе с тем надо помнить — пожалуй, никогда вся ортодоксальная община не голосовала «в едином порыве» за одного кандидата на пост мэра, даже когда этим кандидатом был ультраортодокс Ури Луполянски.

Насколько важны для Иерусалима рестораны и другие места массового отдыха, расположенные в рыночном комплексе Махане-Иегуда?

— Очень важны, на сегодняшний день это самое популярное место отдыха для иерусалимской молодежи и гостей города, десятки ресторанов, кулинарные туры. Если Лицману удастся продавить закрытие комплекса по ночам, то это будет очень тяжелый удар по молодежи и вообще светскому населению города.

Пару недель назад кандидат в мэры Иерусалима Моше Леон и представители фракции «Еврейский дом» в городском совете Иерусалима помогли «харедим» закрыть субботнюю жизнь в популярном торгово-развлекательном центре «Старая железнодорожная станция». Можно ли говорить о фронтальном наступлении ортодоксов на Иерусалим?

— Это не совсем так — Моше Леон отказался участвовать в голосовании, и после сильного общественного давления окружная комиссия приняла решение не закрывать развлекательном центр «Старая железнодорожная станция» по субботам, несмотря на решение городского совета.

Что же касается фронтального наступления, то это так, «харедим» все чаще озвучивают мысль, что религиозных в городе стало большинство и теперь они будут решать, как и каким образом будет выглядеть Иерусалим. Демографически этот тезис не подтверждается, но, когда дело доходит до выборов, они действительно более успешно организовывают свой электорат.

Во время прошлых выборов победа Нира Барката воспринималась как победа в битве за светский облик столицы против ортодоксального диктата. Будет ли борьба с религиозным засильем главной темой нынешних выборов?

— Пока мы еще не увидели ортодоксального кандидата. Возможно, на этих выборах, впервые мы увидим новый основной лозунг: борьбу со светским засильем. Тут надо понимать главную проблему Иерусалима в этом контексте — как ни странно, это не открытие или закрытие тех или иных объектов в субботу. Эти сражения светские иерусалимцы и их представители чаще выигрывают, чем проигрывают.

Проблема в том, что ультраортодоксы – благодаря уходу светского населения — постепенно проникают в те районы города, где их раньше не было, и там завязываются конфликты вокруг движения транспорта по субботам, учебных заведений, строительства синагог и так далее.

Это порочный круг — когда часть светского населения мигрирует из Иерусалима, на его место приходят ультраортодоксы, и конфликт с ними побуждает других светских жителей продавать свои квартиры и покидать город.

Насколько наступление ортодоксов может усилить позицию кандидатов в мэры и предвыборных списков, который выступают против религиозного диктата?

— До тех, пор пока светские жители города не смогут объединиться вокруг основных светских списков, мы будем наблюдать, как светские мэры отступают под давлением религиозной коалиции. Важно помнить, на муниципальном уровне будущий вид города определяет не столько мэр, сколько распределение голосов в городском совете.

Мне кажется, что, благодаря борьбе с субботними продажами и прочими нововведениями Арье Дери и фундаменталистов Ликуда, усиливается тема, связанная с взаимоотношением государства и религии. И вся страна оглядывается на Ашдод. А теперь и Иерусалим. Насколько важен будет вопрос взаимоотношения с религией на будущих выборах? 

— Вся страна — сильно сказано. Проблема в том, что явка светского населения на муниципальные выборы всегда ниже, чем у харедим. В этом году день выборов стал наконец выходным, поэтому есть шансы, что динамика изменится, но в целом, как ни странно, значительная часть израильтян до сих пор не понимает, насколько критическую роль местная власть играет в их жизни.

Возможно, что ортодоксы перестарались, и вместо ползучей экспансии попытались использовать уникальный момент национальной политики — коалицию, зависимую исключительно от них. Есть и еще один фактор — так же, как и в Иерусалиме, демография приводит к все большему соприкосновению светских израильтян и харедим, и это соприкосновение почти всегда ведет к конфронтации.

В интервью РеЛеванту Юрий Бочаров считает, что на следующих выборах ожидается крах «русских» партийных списков. Согласен ли ты с этим утверждением?

— Вполне вероятно. В «русских» городах, таких как Нацрат-Иллит, Ашдод или Кармиэль, «русские» списки и «русские» политики никуда не денутся, но в других — вполне возможно, исчезнут совсем, или уменьшатся до минимума.

В частности, потому, что явка среди русскоязычных израильтян еще ниже средней израильской, они зачастую не верят именно «своим», да и кадры оставляют желать лучшего. А во многих городах, где много «русских», но у них нет какой-то своей повестки дня — Холон, например, или Тель-Авив — на успех «русского» списка на этот раз может надеяться только большой оптимист.

Можно ли сегодня говорить вообще о «русской улице» и «русском избирателе»? 

— На муниципальном уровне, за редкими исключениями, вызванными внешними раздражителями — практически нет, и разве что на периферии.

— Давид Годовский говорит, что грядущая муниципальная кампания в некоторых городах будет неимоверно грязной. Согласен ли ты с этим утверждением?

— Мы уже видим, что процесс пошел, есть аресты муниципальных деятелей и войны компроматов. Муниципальная арена вообще располагает к «грязным» методам борьбы — контроль общества и прессы гораздо ниже, чем на национальном уровне, а ставки — в смысле реальных больших денег, места под солнцем в виде места в горсовете, возможности «помочь друзьям» и даже влиять на происходящее в Кнессете и правительстве — гораздо выше. Впрочем, у нас с каждой кампанией нарастает тенденция к насилию и популизму.

Что сулит нам муниципальная страда 2018 года? Следует ли ожидать чего-нибудь неожиданного?

— Мы уже по большому счету все перепробовали — в мэры ходили и генералы, и бизнесмены, и политики национального уровня. Быть мэром не только почетно — это куда более стабильная и эффективная политическая должность, чем, скажем, министр или депутат — никаких досрочных выборов, пять лет гарантированной каденции и, как правило, если уж совсем не осрамиться или если не вмешаются правоохранительные органы — еще пять лет практически гарантированы. Опять же, динамика «развода» между национальными партиями и муниципальными списками (не считая, разумеется, харедим) будет сохраняться — сегодня национальные политики понимают, что муниципальная арена приносит им гораздо больше риска, чем престижа.

Любой национальный политический бренд хочет быть ассоциирован с большими делами и высокими идеологическими вопросами, а не со скандалами вокруг торговых центров, субботы, детских садов, школ и уборки мусора. Плюс, разумеется, муниципальная коррупция, которая способна легко подорвать имидж партии и в конкретном городе, и даже на уровне всей страны, потому что национальная пресса интересуется, скажем, Хадерой, только тогда, когда ее мэра допрашивают.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x