Арабский мир

Ас Сиси на встрече с Биньямином Нетаниягу. Фото: Avi Ohayon, Flash-90

Египет опять идет к диктатуре

Чрезвычайное положение и необходимость противодействия террористической угрозе вместе с полномочиями, предоставленными новой конституцией, открывают президенту Египта в дальнейшем дорогу к снятию любых ограничений и получению безраздельной власти.

Президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси сможет править Египтом до 2030 года – таков результат референдума по поводу внесения изменений в конституцию страны, касающихся, в том числе, продления полномочий президента. Почти 90% населения высказались за поправки, укрепляющие президентскую власть, вернув, таким образом, страну к ситуации, существовавшей до «арабской весны». Похоже, Египет решил еще раз наступить на те же грабли.

На референдум были вынесены утвержденные ранее парламентом изменения статей конституции. Депутаты, представляющие проправительственное большинство в парламенте, объяснили необходимость внесения поправок тем, что президенту необходимо больше времени для завершения проводимых им реформ. Такова обычно аргументация во всех странах, увеличивающих срок нахождения у власти действующего главы государства, тем же путем в свое время шел и бывший президент Египта Хосни Мубарак. При подготовке нынешних поправок в качестве положительного учитывался опыт России, Венесуэлы, Филиппин и Мексики.

В соответствии с прежней редакции конституции, принятой после «арабской весны», президент мог избираться на два срока по четыре года, теперь он получил право увеличить срок нахождения на посту в рамках одной каденции до шести лет. Причем в новой редакции конституции говорится, что «срок действующего главы республики заканчивается через шесть лет после его избрания в 2018 году, и ему разрешается переизбираться на следующий раз», таким образом получается, что предыдущий срок ас-Сиси на посту президента страны как бы не засчитывается, и отсчет ведется только с выборов 2018 года. Такая возможность предоставляется действующему президенту «с учетом его исторической роли в восстановлении стабильности». То есть в 2024 году он вновь получит право баллотироваться на президентский пост и, выиграв выборы (а в том, что он их выиграет, вряд ли у кого-то есть сомнения), сможет находиться у власти до 2030 года. К тому времени, если не случится новой «арабской весны», он пробудет на своем посту уже 16 лет, а исторический опыт показывает, что после такого срока нахождения у власти мало кто способен уйти добровольно.

Большинство принятых поправок возвращают Египет к конституции времен Мубарака, которая действовала до революции 2011 года. Так, будет восстановлена верхняя палата парламента, которая была распущена в 2013 году (правда, ее законодательные полномочия будут ограничены) и возвращен пост вице-президента, который в стране неоднократно вводился и отменялся, теперь глава государства сможет назначить себе заместителя, то есть потенциального «претендента на престол». Вновь возвращаются квоты на представительство в Палате представителей женщин (не менее 25%), рабочих и крестьян, молодежи, христиан и людей с ограниченными возможностями. Сокращается независимость судебных органов власти: поправки расширяют полномочия главы государства, позволяя ему назначать судей, в том числе Верховного конституционного суда, и генерального прокурора (сегодня он определяется Верховным судебным советом). Кроме того, планируется также создать Высший совет судебных органов во главе с президентом, который будет контролировать деятельность судов.

Как бы в подтверждение необходимости усиления президентской власти ас-Сиси в очередной раз продлил чрезвычайное положение, введенное в апреле 2017 г. после взрывов в церквях, а также вновь ввел комендантский час на севере Синайского полуострова возле границы с Израилем, где действует ответвление террористической группировки «Исламское государство». Чрезвычайное положение и необходимость противодействия террористической угрозе вместе с полномочиями, предоставленными новой конституцией, открывают ему в дальнейшем дорогу к снятию любых ограничений и получению безраздельной власти.

Такова особенность многих ближневосточных и африканских режимов – удержать государство может только сильный лидер, но, придя к власти, сильный лидер уже не хочет уходить, аргументируя это «необходимостью завершить начатые реформы», а потом становится диктатором.

Так было в свое время с Хосни Мабараком, который после убийства Садата удержал страну от сползания в фундаментализм и действительно сделал для Египта много полезного: начал борьбу с коррупцией, смягчил условия деятельности оппозиционных партий и разрешил им издание собственных газет, увеличил ВВП страны, в том числе и благодаря развитию иностранного туризма, восстановил позиции Египта на международной арене и даже внес поправки в конституции, по которым партии получили возможность выдвигать своих кандидатов на президентский пост.

Но 30 лет у власти (и сохраняющееся все это время чрезвычайное положение) оказались для Египта, как говорится, too much.

Так было и с президентом Алжира Абдель Азизом Бутефликой, который начинал, как национальный герой, сумевший восстановить в стране мир и провести реформы, а закончил через 20 лет дряхлым больным стариком, из последних сил цепляющимся за президентское кресло и осточертевшим собственному народу. Таким примерно путем развивалась и история власти иракского лидера Саддама Хусейна – если оставить в стороне нюансы его прихода к власти и абстрагироваться от нашего отношения к нему, для Ирака в начале своего правления он был отличным лидером. Его программа преобразований под лозунгом «сильная экономика, сильная армия, сильное руководство» позволила провести в стране серьезные реформы: выделить земли крестьянам и модернизировать сельское хозяйство, развить предпринимательство, построить работающую систему всеобщего образования, создать одну из самых современных систем здравоохранения на Ближнем Востоке, повысить уровень жизни населения, почти искоренить безграмотность и в итоге сделать Ирак одним из наиболее развитых государств арабского мира. Чем через двадцать с лишним лет закончилось его президентство, мы прекрасно знаем. Такой путь, судя по всему, сегодня выбирает себе и Абдель Фаттах ас-Сиси.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x