Политика

Фото: Alex Kolomoisky/YEDIOTH AHRONOTH/POOL, Flash-90

Драма в прямом эфире

"Я опровергну все, что они наговорили, так как я знаю правду и уверен в ней на 4000%!" Биньямин Нетаниягу давно понял преимущество общения с электоратом напрямую и благотворное влияние его продуманных заявлений на публику. Однако в этот раз его озабоченность и взволнованность, касающаяся своих судебных дел, была донесена до электората задолго до выборов,  и это говорит о том, что премьер серьезно опасается  следствия и его влияния на предстоящие выборы.

Предлагая зрителям услышать «драматичное» выступление премьер-министра, сотрудники пресс-службы не указали, что речь будет идти о самом премьер-министре, его отношениях с прокуратурой, полицией и юридическим советником. Комментаторы же не могли не отметить, что мы находимся в состоянии предвыборной гонки, и в это время  использовать бесплатный эфир в прайм-тайм в своих личных интересах — это использование служебного положения.

Биньямин Нетаниягу давно понял преимущество общения с электоратом напрямую и благотворное влияние  его продуманных заявлений на публику. Однако в этот раз его озабоченность и взволнованность, касающаяся своих судебных дел, была донесена до электората задолго до выборов,  и это говорит о том, что премьер серьезно опасается следствия и его влияния на предстоящие выборы. Странным, но очевидным было желание надавить на правоохранительные органы,  объяснить их действия желанием «разделить Иерусалим» (явная манипуляция) , скомпрометировать судебную систему и повлиять на свой электорат, натравив условно «правых» и в очередной раз демонизируя условно «левых». Требование Нетаниягу  проводить очные ставки с теми, кого он хотел бы видеть — юридически под вопросом. Премьер-министр не может руководить ходом следствия , и требования подследственных выполняются в этом случае не всегда.

Приводим речь Нетаниягу в авторской редакции русскоязычной пресс-службы Биньямина Нетаниягу:

«Граждане Израиля, хочу прояснить в начале своего заявления: судебная система является одной из основ израильской демократии.

В демократической стране судебная система может подвергаться критике, так же как критикуют Кнессет и правительство. Но я хочу прояснить: «Есть судьи в Иерусалиме». Так было и так будет.

Я утверждаю, что вызывать меня на слушания до выборов без возможности предоставить мне право ответить до выборов – это несправедливо, как считают многие юристы.

Это не нападки на власть закона. Это легитимное утверждение.

Граждане Израиля, сегодня я намерен раскрыть вам информацию, которую вы не знали и которая докажет насколько искажены следственные процессы против меня.

Сегодня я раскрываю вам, что в ходе расследования я требовал проведение очной ставки с государственными свидетелями.

Я хотел посмотреть им в глаза и сказать правду! Я требовал очной ставки в первый раз – мне было отказано. Я требовал очной ставки повторно – мне было отказано во второй раз.

Почему мне было отказано провести очную ставку, которая так важна для выяснения истины? Чего они боятся? Что они скрывают?

Я не боюсь. Мне нечего скрывать. Поэтому сегодня я повторяю требование провести очную ставку с госсвидетелями.

Могут провести очную ставку в прямом эфире. Пусть общественность все увидит, все услышит и узнает всю правду.

Я уверен в своей правоте. Более того, я прошу провести очную ставку со всеми свидетелями, которые дали показания, противоречащие моей позиции. У главы правительства тоже есть право на честный процесс.

Я опровергну все, что они наговорили, так как я знаю правду и уверен в ней на 4000%!

Невозможно выяснить истину, когда с одной стороны мне не дают возможность провести очную ставку со свидетелями против меня, с другой стороны – не вызывают ключевых свидетелей, которые опровергают обвинения против меня.

Например, самый важный регулятор по делу 4000, ответственный за антимонопольный комитет доктор Асаф Эйлат. Почему не вызвали его? Может, потому что в антимонопольном комитете сказали, что слияние YES-Безек было принято без моего вмешательства и без моих посланников.

Если верно, что доктор Асаф Эйлат не был вызван для дачи свидетельских показаний, я требую, чтоб его незамедлительно вызвали.

Когда его вызовут, они услышат, что я не вмешивался в процесс слияния YES-Безек, так же как я не вмешивался ни в одну реформу, которая разрушила монополь «Безека» и принесла компании миллиардные убытки. Хочу сказать вам кое-что о самом «серьезном» обвинении против меня.

О чем они говорят, когда говорят о взятке? О деньгах? О конвертах? О банковских счетах? Об островах? Ничего подобного! Они говорят о лестном освещении деятельности.

Я, самая очерненная СМИ публичная персона за всю историю государства, мою деятельность освещали лестным образом? Что за абсурд.

И в Walla было бессчетное число негативных публикаций. Это обвинение просто смехотворное.

Но если впервые в истории решают, что лестное освещение деятельности является взяткой, то пусть делаю работу как следует.

Почему не допрашивают Яира Лапида, которые неоднократно встречался с Нони (Арноном) Мозесом в тайном месте в Савьоне, после чего удалил все свидетельства об этих встречах и позаботился, чтоб вся его фракция проголосовала за закон Нони, для закрытия газеты «Исраэль ха-Йом», и получил от него лестное освещение деятельности?

Допрашивают меня, того, кто распустил Кнессет, чтоб похоронить закон, и заслужил от Нони Мозеса очернение в его СМИ. А 43 депутата, которые голосовали за закон – их даже не вызывают на чашку кофе со следователями.

Граждане Израиля, левые понимают, что в борьбе, сравнивая пути и достижений, они не могут победить, так что они ищут другие способы сместить власть правых.

Вы же знаете, что я мог прекратить эту ужасную охоту на меня и мою семью, если б предложил новое размежевание, отступление к границам 1967 года, разделение Иерусалима и угрозу безопасности Израиля.

Я никогда этого не сделаю. Я продолжу бороться за нашу безопасность. Я продолжу невероятную деятельность, которая приводит к тому, что Израиль становится восходящей мировой силой.

Я продолжу добиваться справедливости и истины. Я требую провести очную ставку со свидетелями против меня – немедленно».

Министерство юстиции ответило заявлением.

В нем говорится, что «все действия, касающиеся расследования подозрений в отношении премьер-министра, совершались основательно и профессионально».

«Все действия совершались исключительно исходя из профессиональных соображений и преследовали единственную цель: выяснение истины. Со стороны правоохранительных органов было бы недостойным комментировать в СМИ те или иные действия или свидетельства, и уж во всяком случае на данном этапе. Исходя их этого, мы не собираемся касаться сути дела. Изучение материалов следствия ведется в эти дни юридическим советником правительства, государственным прокурором и их подчиненными. Эта работа ведется профессионально, в соответствии с четкими нормами. Такая работа не делается и не может делаться посредством СМИ».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x