Зона безопасности

У границы с Газой. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Когда доктрина сдерживания перестает работать

Блокада сектора, несколько военных операций, точечные ликвидации и бессчетные эскалации, бомбежки высоток в Газе и ограничение зоны рыбной ловли – все эти методы не заставили ХАМАС и "Исламский Джихад" отказаться от террора и заключить с Израилем долгосрочную сделку по прекращению огня. Не пришло ли время пересмотреть доктрину?

Несколько дней назад, в Кнессете, участники заседания парламентского лобби в поддержку формулы «Два государства для двух народов», посвященного 25-летию заключения мирных соглашений между Иорданией и Израилем, удостоились лицезреть редкое зрелище. Биньямин Нетаниягу, глава переходного правительства, неожиданно вошел в конференц-зал и произнес 45-минутную речь, посвященную вопросам безопасности и дипломатических контактов с арабскими странами, иными словами — вопросам войны и мира.

Фото: Miriam Alster/Flash90

Старожилы Кнессета не могли припомнить, когда глава правительства в последний раз принимал участие в заседании парламентского лобби, во главе которого стоит депутат от оппозиции. Перед Нетаниягу выступал министр иностранных дел Исраэль Кац, и вполне возможно, что премьер чувствовал острую необходимость дополнить слова своего министра. Также, не исключено, что Нетаниягу решил воспользоваться этой платформой для того, чтобы вновь повторить основные тезисы своей доктрины безопасности. Как известно, во главе угла этой доктрины находится принцип «сдерживания» (на иврите הרתעה) . Если ты сильный – тебя боятся, только страх мешает противнику уничтожить тебя, только сдерживание может принести безопасность Израилю. Было видно, что Нетаниягу искренне хочет, чтобы все те, кто слышат его слова  прониклись этой идеей, и поняли, что она является единственным путем к стабильности в океане хаоса и насилия. Затем премьер объяснил, почему между израильтянами и палестинцами нет мира. Зал услышал о том, что в  20-х годах его дедушка был свидетелем арабского погрома в Яффо, а в 2000-х палестинцы отказались признать еврейский характер государства Израиль. «Сдерживание и только сдерживание», сказал Нетаниягу и наставительно поднял палец. На следующее утро в Газе был ликвидирован Баха Абу аль-Ата, командир «Исламского Джихада», и несмотря на «сдерживание» сотни ракет вновь полетели из Газы в сторону Сдерота, Ашкелона, Ашдода, Ришон ле-Циона и Тель-Авива.

Ахиллесова пята

Менее, чем за сутки по территории Израиля было выпущено около 200 ракет ( сейчас уже в два раза больше — прим. РеЛевант), из них 70 были сбиты системой «Железный Купол», остальные разорвались на территории Газы либо на открытой местности. ВВС нанесли десятки ударов по целям Исламского Джихада в Газе.

Если не задумываться о том, что второстепенная палестинская организация способна в считанные часы добиться отмены занятий в школах и ВУЗах, заставить четверть жителей населенных пунктов, прилегающих к Газе добровольно эвакуироваться и поставить под угрозу сотни мероприятий локальной и международной значимости, а стало быть – и имидж Израиль в мире, то все выглядит совсем неплохо. Не стоит также задумываться о том, что производство ракет обходится ХАМАСу и «Исламскому Джихаду» в сущие копейки, а вот каждая сбитая «Куполом» ракета стоит Израилю 100 000 шекелей.

Также, непонятно, почему израильское руководство решило вдруг «освободить» ХАМАС от ответственности за то, что происходит в Газе. Ведь каждое нападение с ножом в Восточном Иерусалиме или каждый камень, брошенный палестинцами в машину, проезжающую по Западному Берегу Нетаниягу приписывает лично Абу-Мазену, но когда из Газы летят сотни ракет, ХАМАС почему-то оказывается не причем. Год назад правительство, во главе которого также стоял Биньямин Нетаниягу, утверждало, что необходимо срочно дать ХАМАСу побольше денег (к счастью, у катарцев есть глубокие карманы и тугие кошельки), чтобы они приструнили своих «бунтарей» и заодно занялись «Исламским Джихадом», ИГИЛом и проч. На деле выяснилось, что этот метод не работает – ХАМАС отвечает только за себя, и то случаются сбои, то подмастерье не на ту кнопку нажмет, то молния по ракетной установке ударит и сама запустит пару ракет по Кфар-Сабе. А «Исламский Джихад» – креатура Ирана- он сам по себе. Эту грязную работу ХАМАС выполнять не станет.

Можно ли всерьез говорить о сдерживании, когда израильские лидеры и военные всерьез боятся даже косвенно обвинить ХАМАС в нынешней эскалации? Если любая задержка в переводе катарских долларов сразу выливается в мощные залпы по югу и центру страны? На деле оказывается, что в этом конкретном случае доктрина сдерживания не работает. Блокада сектора, несколько военных операций, точечные ликвидации и бессчетные эскалации, бомбежки высоток в Газе и ограничение зоны рыбной ловли – все эти методы не заставили ХАМАС и «Исламский Джихад» отказаться от террора и заключить с Израилем долгосрочную сделку по прекращению огня. Вводить войска в Газу, свергать ХАМАС (и «Исламский Джихад») рисковать жизнью сотен солдат, возобновлять гражданскую администрацию и нести ответственность за здравоохранение, образование и обеспечение базовыми продуктами население никто не собирается. Не пришло ли время пересмотреть доктрину?

Региональные решения

Начиная с 1967 Израиль размышляет над ребусом под названием «Газа», так и не придя ни к какому решению. Как и тогда, 52 года назад, правительство предпочитает сохранение статуса кво, даже самого проблематичного, активным действиям, направленным на улучшение ситуации. Израиль пытался в прошлом отдать Газу Египту (Каир напрочь отказался), способствовать добровольному переселению палестинцев в Парагвай (программа Игаля Алона) и договариваться с местными лидерами, мухтарами деревень и мэрами городов. Ни один из этих сценариев не сработал. Провалилась также программа самоуправления «Газа вначале», а также попытка одностороннего отделения от Газы в 2005 году и идея о договоренности о затишье с ХАМАСом – радикальной фундаменталистской организацией, мечтающей об уничтожении Израиля.

Газа, лагерь беженцев, 2017 г. Фото: Abed Rahim Khatib, Flash-90

Вполне возможно, что к решению вопроса Израилю придется подключить другие страны региона, также заинтересованы в стабилизации ситуации в секторе – Египет, Иорданию, Саудовскую Аравию, а также Палестинскую Автономию. Вернуть в Газу ПА – при поддержке соседних арабских государств —  можно будет лишь тогда, когда впереди замаячит перспектива возобновления переговоров по мирному процессу и реальные подвижки в этой сфере. Тогда и лидеры Автономии станут более популярными и влиятельными на своей улицы, и их возможности добиться успеха в Газе значительно возрастут. На протяжении 10 последних лет Нетаниягу и лагерь, который он возглавляет были убеждены в том, что самый лучший сценарий для Израиля – это разделяй и властвуй, или раскол между Газой и Западным Берегом. Кабинет и комиссии Кнессета не посвящали ни минуты времени обсуждению мирных альтернатив и дипломатических решений. И вот, на поверку выясняется, что за неимением вменяемой альтернативы,  «умеренным и прагматичным элементом» в Газе стал… ХАМАС. Эта стратегия обрекает Израиль на постоянные раунды насилия, так как ХАМАС идеологически не может пойти на признание Израиля в каком-либо формате, а также от постоянной борьбы вместо него. То, что сегодня на Сдерот и Ашкелон не летят ракеты ХАМАСа еще не означает, что боевики этой организации не роют очередной подземный туннель или не работают над производством нового, более точного и опасного оружия.

Простых решений на Ближнем Востоке не бывает, однако это не значит, что решений нет в принципе. Для того, чтобы они появились, нужно прежде всего определиться с целями и средствами. До сих пор Израилю не удавалось добиться тишины и безопасности на границе с Газой с помощью войны и сдерживания. Ведь истинная безопасность является плодом мира, а не войны.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x