Интервью

Фото: Mrhayata, flickr.com

Развод по-израильски: требуется реформа

"В тот момент, когда пара уже рассталась, но еще не развелась и алименты еще не назначены, отец как зайчик начинает появляться каждый день. Забирает ребенка туда, сюда, проводит с ним выходные. Приходя в суд, предъявляет доказательства: "Я провожу с ребенком половину или даже больше его свободного времени". И суды либо вообще не назначают алиментов, либо мизерные суммы. Практика показывает, что с окончанием судебного процесса  количество встреч с ребенком резко падает. И женщина остается ни с чем".

С адвокатом Александром Френкелем, одна из специализаций которого – трудные разводы, мы беседуем не столько о подводных камнях брака и развода, сколько о лабиринте законов, в которых путаются израильтяне.

Давайте начнем с основ, ведь многие русскоязычные читатели не до конца понимают, как устроено законодательство. Все-таки, существует ли в Израиле в какой-то форме институт гражданского брака?

— Официально нет. Точнее, он у нас как незаконнорожденный ребенок – вроде бы есть, но не все хотят его замечать. Юридические права имеет брак только через раввинат. Брак двух галахических евреев на территории Израиля имеет право заключить только раввинат, а расторгнуть его – только раввинатский суд . Но для того, чтобы найти выход из ситуации для большой части населения, которая не входит в юрисдикцию раввинатских судов, признаются и договорные отношения. Невозможно, как в других странах, пойти в муниципалитет и оформить брак, но можно подписать контракт между супругами и пользоваться практически теми же правами, что и в зарегистрированном браке.

Как я понимаю, самые большие проблемы возникают у негалахических евреев или в смешанных парах. Вот они поженились за границей, а потом, спустя какое-то время, решили развестись. Куда они обращаются?

— Они подают ходатайство в гражданский суд по семейным конфликтам, который дает им так называемую «атарат нисуим». Смешанная пара выехала в Прагу, поженились, приехали в Израиль, легализовали брак через МВД и записались как женатая пара. Прошло 10 лет, они хотят развестись. Они подают ходатайство в гражданскую инстанцию, суд по семейным конфликтам, который выдает им — не развод и даже не его аналог, а просто разрешение вступать в брак с другими лицами.  Другими словами, брак просуществовавший 10 лет, признается недействительным с момента заключения.

Прекрасно. Но как это согласуется с нажитым за эти годы имуществом, с детьми?

— Абсолютно никак. Речь идет о формальном признании людей женатой парой и расторжении этого. Имущественные процессы идут параллельно. И в них речь идет об имуществе, которое нажито в совместном браке. Если у них нет бракоразводного контракта…

— Это не брачный контракт, а именно бракоразводный?

— Это часть брачного контракта, без которой он бесполезен.  Сегодня появляется мода, когда суды часто навязывают то, что называется «презумпцией о совместной собственности». Раньше было просто: например, если одна из сторон имела квартиру до вступления в брак, то вторая половина не могла претендовать на эту квартиру. Сегодня есть прецедент, когда деньги от сдачи в аренду такой квартиры поступали на совместный счет, при разводе женщина потребовала часть этой квартиры – и после нескольких кассационных жалоб суд принял решение в ее пользу . Объяснение было таким: если деньги поступали на совместный счет, значит оба супруга видели эту квартиру в качестве совместной собственности, плодами которой они пользовались вместе.

Когда суды принимают такие решения, работает отрицательная селекция. Теперь тот супруг, который обладает собственностью, приобретенной до вступления в брак, просто перестает давать пользоваться плодами этой собственности, в данном случае — квартиры: «Раз у меня такие риски, значит я не буду переводить деньги на совместный счет – даже когда у нас все хорошо».  Потому что любой адвокат ему скажет о рисках и прецедентах.

Вообще, к большому сожалению, тенденция принимать недостаточно взвешенные судебные решения плохо влияет на отношения. Поэтому, когда ко мне приходят молодые люди, которые собираются вступать в брак, должен им посоветовать, несмотря на романтику, немедленно составить бракоразводный контракт. Как бы это не звучало. Как адвокат, я знаю, что в Израиле статистика разводов в среднем по стране приближается к 50%. И если нет бракоразводного контракта и на каждую из сторон работают два агрессивных адвоката, то жизнь бывших супругов превратится в ад, минимум на несколько лет.

— Подозреваю, это еще и дорого.

— Да, дорого, а еще и ужасное испытание для нервов. Это ненависть, грязь, которых можно легко избежать, составив бракоразводный контракт. Потому что согласно нашему законодательству бракоразводный контракт превалирует над законом.

— Серьезно? Даже если он несправедливый?

— В израильском судопроизводстве бракоразводный контракт заверяется не только адвокатом, но и судом. И уже после этого – как решили, так и будет, даже если в каких-то моментах идет вразрез с законодательством.

— Но ведь дети чаще всего рождаются после, разве это не меняет условия игры?

— Составление бракоразводного контракта – это сложная и требующая большого опыта процедура. К сожалению, у нас на рынке много предложений, когда контракты скачиваются из интернета, немножко усовершенствуются адвокатами и продаются как свои. А ведь это требует опыта и большой практики. Он не нужен «в мирное время», лежит себе в тумбочке до тех пора, пока люди не идут в суд, вот тогда он и проверяется. Так что контракт должен быть сформулирован герметично, правильно, в нем оговаривается все, учитывается рождение детей и так далее.

—  А если во время развода один из участников говорит: «Нет, я тогда не понимал, не знала, не представляла себе…»?

— Фактически нельзя. Единственная возможность оспорить бракоразводный контракт, это доказать, что подпись была получена нелегальным путем, например, под угрозой. У нас есть случаи в конторе, когда мы оспаривали бракоразводные контракты, в основном шла речь об ошибках в составлении, в нем были какие-то бреши, которые делали контракт уязвимым.

Давайте поговорим о детях. В разных странах существуют разные подходы к тому, как «делить» детей. В России, например, почти 90% детей остается с матерью и дальше начинаются алименты. Есть скандинавский подход, когда просто время делится пополам, просто ребенок полмесяца с мамой, полмесяца с папой.  В какую сторону в этом смысле склоняется Израиль?

— Как и во многих других областях, у нас подход византийский. Это все работает по-другому. Семейное право в Израиле – это некий квадроцикл, ездящий на 4 колесах. У нас есть законы для каждой официально зарегистрированной этнической общины: мусульмане, евреи, друзы, католики, православные имеют свой религиозный суд. Дополнительно у нас есть разделение на гражданские и религиозные суды. Теоретически может возникнуть ситуация, когда имущественные вопросы при разводе двух евреев решаются в гражданской инстанции согласно еврейскому галахическому законодательству.

Адвокат Александр Френкель, фото предоставлено интервьюируемым

И до недавнего времени у нас была дикая ситуация: согласно закону Галахи отец должен выплачивать все необходимые расходы на ребенка. Есть целый ряд расходов, которые признаны необходимыми, их надо оплачивать. Причем абсолютно неважно, какими доходами обладает отец. Теоретически мы могли иметь даму, зарабатывающую миллионы, и мужчину, получающего только пособие по инвалидности —  раввинатские суды обязывают отца оплачивать все расходы, вне зависимости от его доходов и от того, с кем жил ребенок.

Параллельно с этим существовал другой закон об алиментах, который распространялся на смешанные пары. В нем считалось, что родители должны оплачивать расходы на ребенка в долях пропорционально их доходам, опять же вне зависимости от того, где ребенок живет.

Получается, по раввинатскому закону еврейский ребенок получал денег больше.  Подчеркиваю, что в этом нет ни тени расизма – лишь результат параллельного существования двух законов.

И тут  было принято еще одно, на мой взгляд, недостаточно взвешенное юридическое решение – знаменитое дело 919/15, в котором попытались ввести единую для всех, и евреев, и неевреев формулу расчета алиментов. Хотели как лучше, получилось как всегда.

В переменных этой формулы – время, которое каждая из сторон проводит с ребенком (это новое понятие), доходы супругов и некий коэффициент, который зависит от ряда юридических параметров. При этом суд решил, что это некая рекомендуемая методика расчета, но каждый случай должен рассматриваться отдельно.

И что в итоге? Первым делом, тихо и с мрачным упорством, эту формулу отказываются признавать раввинатские суды. В гражданских судах одни судьи согласны считать по формуле, а другие – в соседних залах, говорят: «При всем уважении  к 919/15 эта формула ни туда и ни сюда».

Таким образом возникло состояние управляемого хаоса, где каждый судья дает решение согласно своему жизненному опыту и представлению о том, как надо. Казус еще и в том, что раввинатские суды, которые в наш феминистский век считаются узурпаторами прав женщин, сегодня заботятся о женщине больше, чем гражданские. Такая перевернутая реальность.

Есть у нас еще одно интересное явление, связанное с разводом еврейской пары. По галахическим законам никто не может обязать мужчину дать развод.

— То есть у мужчины есть право отказывать в разводе без причины?

— Да, именно. В России если одна сторона не хочет жить в браке, она может его расторгнуть без согласия второй стороны. А если вторая сторона не хочет расторжения, то это исключительно проблема второй стороны. В Израиле для евреев по Галахе мужчина может отказаться. В древние времена к мужчине, который отказывался дать развод, применяли различные санкции, наказания, пока он не захочет дать развод. Сегодня раввинат имеет право арестовать ему счет в банке.  Если это не помогает, раввинат может обязать его выплачивать очень большую компенсацию. Если и это не помогает, может лишить его водительских прав.

 — Ого, а при чем тут водительские права?

— Это способ давления. Но и это еще не все. Раввинат имеет право заключить его в тюрьму без назначения точного срока пребывания, то есть, на неограниченное время. И несмотря на все это, обязать его расторгнуть брак никто не имеет права. Суды делают максимум, например, вылетают делегации за границу, если человек живет там, чтобы убедить его дать развод.  Но заставить не могут. Есть случаи, когда люди отбывают долгие сроки , один, я знаю, сидит в тюрьме уже девятнадцатый год.

Есть категория браков израильтян с иностранцами, чаще с иностранками. И вот приезжает женщина, у которой какое-то время нет гражданства. Насколько я понимаю, это вообще отдельная проблема.

— Я много лет этим занимаюсь, и для меня эта тема – немножко слабый, но любимый ребенок. Потому что с этим вопросом у нас творится непотребная ситуация. Процедура такова: тот, кто женится или выходит замуж, должен подать ходатайство в МВД, выехать за границу, жениться, вернуться, вызвать второго супруга уже в статусе супруга и начать ступенчатый процесс, который на юридическом сленге называется СТУПРО.  Если брак официальный и признанный в Израиле, то срок СТУПРО – от 4.5 лет, а если просто люди зарегистрировались у адвоката как пара – от 7.5 лет. По окончании этого срока, если все хорошо, женщина или мужчина получают голубой теудат зеут.

До этого срока в случае развода женщина фактически не имеет никаких прав. Эти женщины очень часто страдают от насилия в семье, имеют колоссальные материальные проблемы, им выдают смешные суммы на расходы, то есть целиком зависят от мужа. И работать какое-то время они не могут. На развод не подают из-за боязни, что их выдворят из страны.

— А если до окончания этих четырех с половиной лет что-то происходит, что происходит?

— До двух с половиной лет это однозначно депортация. Это из практики МВД. Если процесс длился более двух с половиной лет, то такой человек имеет право обратиться в межведомственную комиссию, действующую из гуманитарных соображений. Такие комиссии в 99 случаев из 100 отказывают.

— На русскоязычных форумах я временами читаю ужасные истории. Женщина вышла замуж, родила ребенка и теперь муж ей угрожает депортацией, причем ребенка грозит оставить себе.

— Успокойте всех. Мне лично такие примеры неизвестны. И когда мужчина из-за какой-то минутной ссоры или просто чтобы отомстить за что-то своей супруге, бежит в МВД и просит о ее депортации, он должен иметь в виду, что он отправляет своего ребенка в страну исхода матери. И, кстати, многие мужчины это делают, чтобы не платить алименты. Я сталкивался с этим. Приходит человек на консультацию, задает разные вопросы о разводе, а потом спрашивает: «А если я ее депортирую, я должен платить алименты?»

— А что, не должен?

— Получить алименты человеку, не являющемуся гражданином Израиля и проживающему не в Израиле не то, чтобы трудно, а я бы сказал, что невозможно. Нет возможности посчитать потребности и расходы на ребенка, а они отличаются. Как правило, суды делают все, чтобы такие алименты не назначать, и даже если есть решение суда, оно практически не пригодно к исполнению.
При этом я недавно читал постановление, данное судьей Эрезом Шани, согласно которому отец, проживающий в Израиле должен будет выплачивать детям, уехавшим с матерью в Украину, алименты равные тем, которые ему были бы назначены, если бы они проживали в Израиле – 3.000 шек на двоих детей. Но это случай очень редкий, можно сказать первая ласточка.

— А ребенок, родившийся в Израиле, имеет право жить в Израиле?

— В Израиле есть только один способ получить гражданство. Это либо еврейство, либо близость к еврейству. Либо ты сам еврей, до третьего поколения, либо супруг еврея. Если один родитель еврей, то он получает автоматом статус. Но этот ребенок не является основанием для того, чтобы мать имела право остаться в Израиле.

— Давайте вернемся к новым формулам расчета алиментов. О появлении в них такого фактора, как время, проводимое с ребенком.

.- Что происходит на практике? Развод в Израиле стоит дорого. Услуги адвоката обходятся дорого. Люди начинают процесс развода, в тот момент, когда пара уже рассталась, но еще не развелась и алименты еще не назначены, отец как зайчик начинает появляться каждый день. Забирает ребенка туда, сюда, проводит с ним выходные. Приходя в суд, предъявляет доказательства: «Я провожу с ребенком половину или даже больше его свободного времени. Остальное время ребенок проводит с мамой. Я зарабатываю 10 тысяч, она зарабатывает 10 тысяч, нам не надо назначать алименты». И суды либо вообще не назначают алиментов, либо мизерные суммы. Практика показывает, что с окончанием судебного процесса  количество встреч с ребенком резко падает. И женщина остается ни с чем.

— Что же делать?

— Только подавать на пересмотр, однако вторая сторона опять начинает приезжать чаще. И возникает безвыходная ситуация, в которой 99% женщин машет руками и говорит «ладно, обойдусь».

— А какой выход вы видите?

— Честно? На самом деле я не вижу такого выхода, который я бы считал оптимальным — до тех пор, пока существенно не будет реформировано законодательство, регулирующее бракоразводный процесс. Единственный практический выход – подавать на пересмотр алиментов. Но так же, как в гонке вооружений между странами, в такой эскалации между супругами должны присутствовать два фактора. Первое: железные нервы. А второе: экономические возможности. Причем каждый фактор важен. Бывает, что человек не ограничен в средствах, приходит и говорит: «Заплачу любые деньги, но хочу добиться вот этого». А потом физически не выдерживает ведения бракоразводного процесса: «все, у меня не осталось нервов и сил, соглашаемся на то, что можем получить — и уходим». Деньги деньгами, а здоровье не вернешь. Хотя и деньги обязательны, так или иначе это расходы.

Так что выхода я не вижу, пока не будет существенно реформировано законодательство в этой области.  И еще раз: наличие бракоразводного контракта на фоне такой ситуации в израильском праве, является решением, приближающемся к идеалу, если он правильно составлен. А стоит эта работа в разы дешевле, чем любой процесс, неизмеримо дешевле. В сегодняшней правовой реальности в Израиле  вступать в брак без бракоразводного контракта – беспечность.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x