Ваши права

На автобусной остановке в Иерусалиме. Фото: Mendy Hechtman, Flash-90

Под покровом мультикультурности

Позиция, защищающая безоговорочное право на культурную самоидентифицикацию – без каких-либо оговорок, касающихся равноправия, без критического осмысления данной культуры – может привести к расцвету унизительных, дискриминирующих практик по отношению к женщинам. И при этом у судебной системы не будет полномочий защитить женские права.

До недавнего времени (еще несколько лет назад) автобусный кооператив “Эгед” позволял осуществлять перевозку по системе “мужчины спереди, женщины сзади” —  на автобусных маршрутах, проходивших через ультраортодоксальные кварталы. Именно поэтому многие из нас нередко сталкивались со следующим зрелищем: женщины с колясками, пакетами и младенцами пробираются в заднюю часть автобусного салона, где им предписывается сидеть. “Кошерные линии” — “кавей мехадрин”.

Периодически в локальных СМИ публиковались истории сопротивления некоторых женщин такого рода требованиям. Женщины отказывались оставаться в задней части салона. Но ситуация не менялась, поскольку автобусные компании не хотели ссориться с ультраортодоксальными политиками и лоббистами. Кроме того само министерство транспорта опубликовало в 1997 году отчет, в котором поддерживалась идея гендерной сегрегации на подобных маршрутах. Только после иска, поданного в Высший суд справедливости движением “Роза Паркс”, которое представляли адвокаты различных правозащитных организаций, было установлено, что подобная дискриминация запрещена в публичном пространстве, и “кавей мехадрин” незаконны, а мужчины и женщины могут сидеть в любом автобусе на любом свободном месте. Верховный суд, рассматривавший этот вопрос,  пришел к этому выводу, взвесив соотношение между такими базовыми правами, как равноправие и свобода вероисповедания.

Похожим образом ведется почти каждый процесс социальной и юридической борьбы, касающийся запрета на дискриминацию в публичном пространстве (даже тогда, когда это пространство имеет религиозный оттенок). В качестве примеров можно привести историю борьбы против попытки гендерной сегрегации на тротуарах иерусалимского квартала Меа Шеарим, которая велась несколько лет назад;  иск организации “Колех” против радиостанции “Коль бе-Рама”, отказывающейся предоставлять эфир радиослушательницам (этот иск все еще находится на рассмотрении); борьба ультраортодоксальных женщин за право избираться в Кнессет и в городские советы в рамках религиозных партий. Все эти тяжбы базируются на требовании отдельных индивидов раздвинуть границы ультраконсервативных социумов и позволить им, конкретным гражданам, реализовать базовые права человека в публичном пространстве (а порой и внутри самой общины).

Нынешний конституционный баланс сил, позволяющий таким одиночкам защищать свои права в консервативном обществе, окажется в опасности, если Кнессет примет последнюю версию Основного закона о национальном характере государства (“Хок ха-леом”), продвигаемого правительственной коалицией.

8-й параграф этого законопроекта требует, чтобы государство Израиль признало в качестве конституционного право каждого человека на сохранение его культуры и идентичности. Эта формулировка, базируется, по-видимому, на мультикультурном подходе, в соответствии с которым каждое либеральное государство обязано защитить культурные меньшинства и их право на сохранение своей традиции.

Между тем наряду с либеральными преимуществами права на самоидентификацию для каждого культурного меньшинства следует обратить внимание на те трудности и даже ущерб, который мультикультурный подход несет женщинам и детям. Позиция, защищающая безоговорочное право на культурную самоидентифицикацию и сохранение культуры того или иного меньшинства – без каких-либо оговорок, касающихся равноправия, без критического осмысления данной культуры  – может привести к расцвету унизительных, дискриминирующих практик по отношению к женщинам. И при этом у судебной системы не будет полномочий защитить женские права. Многие традиционные культуры, включая и те, что являются частью израильского общества, базируются на патриархальном фундаменте, предусматривающем для женщин традиционные роли в социуме.

Новозеландская писательница и политический философ Сьюзен Моллер Окин дала подробное описание сложной, нередко ускользающей от пристального взгляда, проблеме, которую теория мультикультурализма ставит перед женщинами. Многие мужские элиты в мире используют аргумент “ведь это наша культура” с целью оправдания дальнейшего нарушения прав женщин – в семье, в общине, в публичном пространстве.  Попустительство, имевшее место в прошлом в отношении такой преступной практики, как “убийство чести” и вообще  любого семейного насилия, направленного против женщин; недопущение девушек к образованию – все это может получить либеральную трактовку в рамках якобы прогрессивной концепции, согласно которой государство должно оказывать содействие культурному меньшинству в сохранении его идентичности – даже путем причинения ущерба женщинам, принадлежащим к этой культурной группе.

Некоторые могут указать и на то, что мультикультурное одеяние, в которое облачены подобные нарушения, является следствием путаницы между либеральной концепцией, согласно которой “все люди равны”, и концепцией, в соответствии с которой, “все культуры равноправны”. Следует бить тревогу и настоятельно требовать от наших законодателей – не предоставлять неоспоримые культурные права любому меньшинству или общине без предварительного обсуждения. В государстве, в котором  равноправие не оговорено в однозначной форме в Основных законах, в котором законодательство предоставляет религиозным судам первенство в определении ряда женских прав, конституционное признание культурных прав любых меньшинств может привести к серьезному откату в сфере прав женщин.

Формулировка Основного закона имеет отнюдь не только декларативное значение, как это пытаются представить некоторые законодатели. Суды обязаны трактовать закон в полном соответствии с тем, как он сфрормулирован. Если законопроект будет принят в версии, устанавливающей, что “каждый житель Израиля, вне зависимости от религии и этнической принадлежности, имеет право действовать во имя сохранения своей культуры, наследия, языка и идентичности”, Верховный суд, столкнувшись с конфликтом между правом меньшинства осуществлять свои традиционные дискриминирующие практики, и правом женщин на гендерное равенство, будет вынужден (в соответствии с концепцией юридического трактования закона) встать на сторону меньшинства. Так называемые культурные права получат в новом законе конституционный статус. Это фактически уничтожит право на гендерное равенство, поскольку последнее до сих пор не закреплено однозначным образом ни в одном Основном законе.

Суть подобных юридических изменений может заключаться в том, что практика, запрещающая участие женщин в общественном руководстве, будет трактоваться, как культурная особенность меньшинства, имеющая право на судебную защиту. То же касается гендерной сегрегации в публичном пространстве, запрета на публичное женское пение, дискриминации женщин на рабочем месте в консервативной среде, заинтересованной в разделении по признаку пола, запрета на преподавание женщинами в академических заведениях, где обучаются ультраортодоксальные мужчины. И многого другого. Нельзя допустить, чтобы столь проблематичная норма получила конституционный статус, если мы по-прежнему намерены жить в демократическом государстве, стремящемся к гендерному равноправию.

Автор статьи – адвокат правозащитной женской организации “Мерказ цедек ле-нашим” и член форума религиозных женщин “Колех”.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x