Блогосфера

Милитаристский жаргон в минпросе? Нафтали Беннет и Рафи Перец. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Давайте сменим лексикон

Биньямин Нетаниягу, Бени Ганц, Буги Яалон, Габи Ашкенази, Нафтали Беннет, Рафи Перец, Эхуд Барак - все они выросли в одной теплице, все пришли к власти благодаря воинским званиям. И все они говорят на одном языке - языке армейского братства. Что нового они могут привнести в нашу жизнь? Насколько глубоко они понимают израильское общество, если все их ассоциации сводятся в итоге к кабине пилота, крейсеру и бронетранспортеру?

Представьте себе, что премьер-министр Израиля (возможно, это даже женщина, как ни  трудно в это поверить) громко заявляет с трибуны, что не бывает плохого гражданина, бывает гражданин, которому плохо. Или министр здравоохранения, который говорит, что каждому пациенту нужен всего один врач, который поверит в него. Или начальник генштаба Армии обороны Израиля, доведенный до отчаяния невнимательностью кабинета и утверждающий, что «он-то уже знает материал». Короче, представьте себе, что наши лидеры стали использовать в своей речи типичные клише из области израильской педагогики.

Причина, по которой эта мысль вызывает улыбку, является лучшим доказательством способности языка не только описывать реальность, но и направлять ее, добавляя в нашу речь и систему образов слои культурных подтекстов, которые мы можем пропустить с первого взгляда. В государстве Израиль нам кажется совершенно логичным, что новый министр образования Рафи Перец прощается со своим предшественником Нафтали Беннетом следующими словами: «Я сидел во многих кабинах пилота за свою жизнь, но ни в одной из них я не был взволнован, как сегодня. Нафтали, ты был здесь «Сайерет маткаль» (подразделение спецназа, подчиняющееся напрямую начальнику генштаба) и привел министерство к совершенству». И новый министр произносит эти слова через секунду после того, как пообещал превратить учителей Израиля в «командиров роты». Зачем? Что это вообще значит? Это ничего не значит. Это просто звучит правильно в реальности, где каждый кандидат на руководящий пост в правительстве должен быть минимум бывшим спецназовцем, а лучше — генералом. Желательно — бывшим Начальником Генерального Штаба.

Окружающий нас милитаристский дискурс невыносим по многим причинам. Прежде всего, потому что он заставляет нас забыть тот простой факт, что у государства есть армия для его защиты, и что армия работает на государство, а не у армии есть государство, которое будет восхищаться ею. Язык является мощным инструментом, демонстрирующим нам обратное уравнение. Искаженное уравнение, определяющее армию как цель, а не средство. То самое уравнение, из-за которого мы воспринимаем наших солдат детьми, которых нужно защищать, а не как тех, кто должен защищать нас. То самое уравнение, что заставляет нас забыть, что мы прежде всего гражданское общество, и в этом наша сила.

Биньямин Нетаниягу, Бени Ганц, Буги Яалон, Габи Ашкенази, Нафтали Беннет, Рафи Перец, Эхуд Барак — все они выросли в одной теплице, все пришли к власти благодаря воинским званиям и связям. И все они говорят на одном языке — языке армейского братства. Что нового они могут привнести в нашу жизнь? Насколько глубоко они понимают израильское общество, если все их ассоциации сводятся в итоге к кабине пилота, крейсеру и бронетранспортеру? И что должны чувствовать граждане, в жизни которых армейский плавильный котел не является доминирующим фактором? Женщины, ультраортодоксы, арабы, новые репатрианты? Насколько они задействованы в общем разговоре?

Иврит — это особенно неуловимый язык, потому что он такой древний и такой разнообразный, совмещающий в себе местный язык и языки диаспоры. Он содержит так много сокровищ: от арабского и арамейского до языка матерей и художников, от лексикона психотерапевтов до терминологии врачей и педагогов. Если нашими лидерами будут выходцы из всех слоев общества, которые не будут чувствовать себя вынужденными маскироваться под капитана или генерала, они будут выражать свои мысли другими словами. Мышление станет другим — широким, открытым, разнообразным, свободным. Поле зрения расширится, а дорога, как писал поэт, поведет нас в даль (да, Натан Альтерман не сидел в кабине пилота, но ему есть, что дать нам). Мы получили второй шанс, так давайте воспользуемся им и решим, что на этот раз мы сменим лексикон.

Блог автора на ФБ

*Автор — колумнистка газеты Едиот Ахронот

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии . Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x