Социальные вопросы

Марш солидарности с пережившими Холокост, протестующими против бедственного положения многих выживших. Photo by Tomer Neuberg/FLASh90

Дискриминация беженцев Холокоста

Если государство не в состоянии обеспечить пожилых репатриантов социальным жильем, то оно должно взять на себя всю полноту расчетов с арендодателями. Можно ли допустить, чтобы пожилые люди, страдавшие от преследования нацистов, потерявшие здоровье и близких людей  в эвакуации, продолжали страдать на этот раз от равнодушия властей еврейского государства к их судьбе?

Уважаемый г-н Йосеф Шапира, государственный контролер.

Вы неоднократно выявляли упущения в вопросах помощи государства людям пережившим Холокост и инвалидам. Хотелось бы обратить ваше внимание на проблемы, которые остались, надеюсь, что временно, вне поля вашего зрения.

Речь пойдет о двух проблемах. Первая из них это дискриминация инвалидов, достигших пенсионного возраста до 1 марта 2018 года.

Среди инвалидов есть около 75 тысяч человек, достигших пенсионного возраста до 1 марта 2018 года, переведенных Институтом национального страхования Битуах Леуми на пособия по старости. При этом для этой категории граждан Битуах Леуми в течение многих лет постоянно гарантировал  корректировку пособий по старости одновременно и в тех же размерах, что и пособие по общей инвалидности.  Вместе с тем, когда в феврале 2018 году был принят закон о повышении пособий по инвалидности, это привело лишь к частичной корректировке пособий по старости для 100 процентных инвалидов, переведенных на пособие по старости до 1 марта 2018 г.

Под словом «частичной» следует понимать  урезание на 50% размера повышения пособия по общей инвалидности.  Однако такие же инвалиды, перешагнувшие пенсионный возраст после 1 марта 2018 г.  и переведенные с пособия по инвалидности на пособия по старости,  получили в полном объеме повышение пособий по старости. Трудно понять логику ответственных лиц в Битуах Леуми и в министерстве финансов, принявших такое решение, которое по сути дела являет собой в чистом виде дискриминацию 75 тысяч инвалидов. Еще трудней этим несчастным инвалидам принять такую логику. Удивительно, что и депутаты Кнессета не отреагировали на столь безответственное решение. Может быть потому, что эта категория инвалидов, а это очень больные люди,  не была замечена в протестных акциях, в которых участвовали более здоровые люди. Но, если решения Правительства и Кнессета в части помощи нуждающимся людям принимаются на основании лишь таких протестных акций, где много шума, то можно сожалеть о том, что все мы привели этих депутатов к власти. Эта проблема должна быть решена, и хочется верить, что не без вашего участия.

Вторая проблема касается также дискриминации — дискриминации  так называемых «беженцев Холокоста» — на иврите ניצולים פליטים.

Мы не раз, в СМИ и  в выступлениях в Кнессете в различных комиссиях, обращали внимание депутатов на вопиющую дискриминацию беженцев Холокоста, репатриировавшихся в Израиль после 1953 г. Ведь такие же беженцы Холокоста, репатриировавшиеся до 1953 года были признаны в 1957 году Правительством инвалидами Холокоста. С того времени они в соответствии с процентом инвалидности получают ежемесячное пособие от министерства финансов,  варьировался до 2014 года в пределах 1880 – 6000 шк. Законом от 2014 года минимальный размер этого пособия составил 2400 шк в месяц. В отличии от них беженцы Холокоста, репатриировавшиеся после 1953 г. (а это, в основном, репатрианты из бывшего Советского Союза), получают лишь один раз в год пособие Министерства финансов размером в 3960 шк., что соответствует 330 шк в месяц.  Прошу обратить внимание на разницу : 330 шк. в месяц и 2400 шк. в месяц!

Эта дискриминация особенно выделяется на фоне безответственного недоиспользования средств, предназначенных для этой категории людей. В отчете за 2017 год Вы отмечали факт недоиспользования Министерством благосостояния в 2014-2015 годах  средств на социальные нужды для людей, переживших Холокост, в размере 60 млн. шк. и в 2016   году средств в размере 35,7 млн шк. Среди беженцев холокоста более 100 тысяч – это беженцы, дважды потерявшие свои дома и имущество: один раз в 1941 году в результате военных действий, а второй раз в 90-х годах в результате репатриации. В отличие от беженцев 50-х годов из Польши и Германии, они не имеют такой, как у них, экономической базы; единственным источником дохода для них является пособие по старости с социальной надбавкой, опускающих их, спустя 73 года после окончания войны, на самый низкий уровень бедности. К тому же многие из них живут на съемном жилье, выделяя из своего скромного, пособия по старости две трети на аренду жилья.

Правительство, устанавливая размер помощи на аренду жилья в 880 шк для одиночки и 1400 шк для семейной пары, видимо, настолько оторвано от жизни, что не знает истинного положения с ценами на жилье на свободном рынке и с размерами реальной арендной платой, превышающей обычно  3500 шк. в м-ц. На все это накладывается продолжающийся  рост цен на продукты питания. Хочу напомнить, что государство по-разному участвует в помощи на аренду жилья для одной и той же категории людей, живущих в хостелях, в микбацей диюр и арендующих жилье на свободном рынке. Размер арендной платы для жителей хостелей не превышает 8% от их доходов, для жителей микбацей диюр – порядка 20%, а люди, арендующие жилье на свободном рынке, вынуждены расходовать, как указывалось выше, до 70% от своих доходов.

Нам представляется, что такая дифференциация недопустима. Если государство не в состоянии обеспечить пожилых репатриантов социальным жильем, то оно должно взять на себя всю полноту расчетов с арендодателями. Можно ли допустить, чтобы пожилые люди, страдавшие от преследования нацистов, потерявшие здоровье и близких людей  в эвакуации, продолжали страдать на этот раз от равнодушия властей еврейского государства к их судьбе? Бедственное положение пожилых репатриантов вообще и людей, переживших Холокост, в частности, тяжелым грузом ложится на их детей, вынужденных беспокоиться не только о членах своих семей, но и о престарелых родителях, о которых не заботится государство. Пора перейти от  парадных,  иногда сочувственных выступлений — к реальным мерам по устранению несправедливости в нашем обществе. Пора признать, что государство мало что делает в интересах людей, переживших Холокост. Пора, в конце концов,  обеспечить людям, пережившим Холокост,  на склоне лет достойную старость. От имени этих людей, а я принадлежу к их числу, прошу Вас, уважаемый г-н Йосеф Шапира, внести свой весомый вклад в решение этой задачи.

*автор  — вице-президент Движения «Хазит ха-кавод»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x