Интервью

Детсад, Минпрос, БАГАЦ

- Вы выиграли? - В БАГАЦе — нет. А дело — да... Интервью о том, как адвокат Натали Эль-Аль смогла добиться субсидии Минпроса для детских садов.

Её зовут Натали Эль-Аль. Она адвокат и нотариус. Занимается вопросами, связанными с МВД, Битуах Леуми, ДТП и телесными повреждениями.

Натали Эль-Аль

 

— А почему Вы занялись детскими садами? 

— Это началось с того, что я мама. Моя дочь – а я мама двух детей, посещала такой детсад. Младшая дочь была в одном из двух детсадов, которыми мы занимались. В одном –была моя дочь, а второй, которым занималась моя коллега – у них появилась одинаковая проблема: Минпрос отказал им в субсидировании. Это проблема. Проблема юридическая. Садики искали, как с этим бороться, как получить субсидирование Минпроса.

— А почему Минпрос должен был их субсидировать?

— Тут была проблемная ситуация, неоднозначная. Но мы добились субсидирования от министерства ( Минпроса).

— А кого Минпрос субсидирует? По каким критериям?

— Критериев много. Это началось с «Комиссии Трахтенберга», когда издали новый закон, согласно которому дети с трёх лет имеют право на бесплатное образование. Естественно, поначалу не было достаточно городских садиков…

Мануэль Трахтенберг

— А что было раньше?

— Одна из рекомендаций «Комиссии Трахтенберга»: дети с трёх лет должны получать в муниципальных садиках бесплатное обучение. Но, проблема была в том, что раньше в городах не было достаточно муниципальных садиков. И тут прибавилось много частных детсадов. Минпрос и правительство заявили, что есть много частных садиков, мы будем их частично субсидировать, если они будут работать по нашим правилам, соответствовать нашим критериям. Они должны дать Минпросу возможность контролировать их, чтобы всё было согласно принятым нормам. Тогда они будут получать субсидии. А нам, родителям, будет куда отправлять детей. В то время многие садики получили государственное субсидирование.

— А детсады соответствовали критериям?

— Многим детсадикам потребовалось перестраиваться на ходу и многое изменить.

— Что именно?

— Изменения в вопросах питания, помещений. Должна была быть перестроена программа обучения и пр. Сначала нужно было привести садик в соответствие с требованиями. Зачастую владельцам требовалось вложить очень много средств из своего личного бюджета.


— Но это, можно сказать, была инвестиция в расчете на получения субсидирования.

— И если всё устраивало государство, им давали эту субсидию. Поначалу всё шло легко, так как государство было в этом заинтересовано.

— А потом? Правила снова поменяли?

— Через несколько лет появилось много таких детсадов, а муниципалитет построил свои. И государство уже не нуждалось в частных садиках.

— В чём же была проблема этих двух садиков, которым вы решили помочь? 

– Они понадеялись на обещания государства, думали, что всё пройдёт легко, как было в прошлом у других владельцев детсадов. Вложили много средств в эти садики, чтобы привести их в соответствие с критериями, установленными государством. Такой детсад называется «признанный неофициальный детсад».


— Признанный Минпросом?.
 

— Да. Хотя и не относится к формальному образованию.

— Но Минпрос вдруг отказался. Как апеллировать? Как обжаловать подобное решение? 

– Только в БАГАЦе.

— И Вы подали иск в БАГАЦ от имени двух садиков.

— Да, оба эти садика – ришонские.

— Когда это было?

— Примерно полгода назад.

— В каком составе БАГАЦ рассматривал Ваш иск?

— Три судьи. Их имена Фогельман, Сольберг, Барак-Эрез.

— Вы выиграли?
 

— В БАГАЦе — нет. А дело — да.

— Как такое может быть?

— По большому счёту, в самом БАГАЦе результат был не самый лучший: нам отказали. Но мы не должны были ничего платить: мы выступили, нас выслушали и сказали: «Извините, по закону Минпрос не обязан предоставлять вам субсидию. Они могут вам отказать. Это их право».

— И как же вы решили вопрос?

— Параллельно, пока шёл этот процесс, мы связались с Минпросом и с Мэрией. Мы участвовали в нескольких встречах. Мы задавали вопрос: почему отказали в субсидировании этим детсадам? В чём причина? Мы узнавали, вникали.  И оказалось, что причины были… Во первых, надо было конкретно показать, что садик соответствует госкритериям. Во-вторых, что он не составляет конкуренцию садикам Минпроса, не «отбирает» у них аудиторию.

— Плюс к этому вы подняли шум, подали иск в  БАГАЦ. Минпрос отреагировал на это и пошёл вам навстречу?

До нас садики тоже пытались с этим справиться – у них была посредническая фирма, которой они платили деньги, и она  им обещала субсидии. Но результатов так и не добилась. Только после нашего вмешательства, встреч, выступлений в БАГАЦе – мы получили положительный ответ. И в уже завершившемся году получили субсидию. А сейчас они получили лицензию на ближайшие 5 лет, которая даёт возможность на получение субсидии. Поймите, когда речь идёт о решении юридической проблемы, правовой задачи, происходящее в суде – это только одно поле. Далеко не единственное. Часто вспомогательное…

— Это был отвлекающий маневр?

— Я бы сформулировала иначе. Иск был средством привлечения внимания и стал катализатором процесса. Военные стратеги говорят, что можно проиграть битву, но выиграть войну. Я как адвокат стараюсь использовать все возможные законные варианты, чтобы дело было решено в пользу клиента.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x