Социальные вопросы

Дети родились в Израиле, их родной язык иврит, и они считают Израиль своим домом. Фото: Oren Ziv

"Мы ухаживаем за вашими стариками и инвалидами"

В минувшем октябре Управления иммиграции провело широкую волну арестов. Десятки матерей из Филиппин, а также Индии и Непала вынуждены были подписаться под бумагой, согласно которой, по окончании нынешнего учебного года, они покинут страну, вместе со своими детьми, которые здесь родились и выросли. По словам Нэнси, активистки борьбы против депортации детей, если бы они отказались поставить свои подписи под таким обязательством, они остались бы под арестом. "Биби раскроет своё сердце, ведь у него тоже есть дети. Он знает, что мы волнуемся о будущем наших детей".

Каждую пятницу Нэнси (имя вымышленное) оставляет все дела и отправляется в Иерусалим. Там, на холодных скамьях маленькой церкви в Старом городе она сидит и плачет. Она плачет о своём отце, который умер, когда она была ещё ребёнком; о своей матери, с которой она не успела попрощаться до её смерти; она плачет о своих детях, оставленных за много тысяч километром отсюда, и о детях её подруг, которые скоро зайдут в самолёт, покинут Израиль и улетят в далёкую Манилу. После слез, она начинает молиться. «Господи, помоги мне, — шепчет она со всей искренностью. – Без Тебя я не смогу помочь им!»

Нэнси – активистка борьбы против запланированной депортации из Израиля детей иностранных работниц. Она создала общественное движение, под названием UCI -«United Children of Israel», но своё настоящее имя и портрет она просит не публиковать по той причине, что находится в нашей стране на нелегальном положении. «Когда по утрам я провожаю моего сына, и он говорит мне «Мама, береги себя», я успокаиваю его и отвечаю, что со мной всё будет в порядке. Но, на самом деле, я никогда не уверена, что снова увижу его вечером, — рассказывает Нэнси. – Если я ухожу из дома за покупками, он плачет и говорит, что всегда боится, когда мне приходится куда-нибудь уходить по делам. Сын всегда рвётся пойти в магазин вместо меня. Я и сама постоянно испытываю страх от того, что в один день я могу выйти и оказаться за решёткой Управления иммиграции».

В минувшем октябре Управления иммиграции провело широкую волну арестов, под которую попали, в первую очередь, иностранные рабочие из Филиппин. Десятки матерей из Филиппин, а также Индии и Непала вынуждены были подписаться под бумагой, согласно которой, по окончании нынешнего учебного года, они покинут страну, вместе со своими детьми, которые здесь родились и выросли. По словам Нэнси, если бы они отказались поставить свои подписи под таким обязательством, они остались бы под арестом. Сама она не получила предписание об отъезде, как многие из её подруг, но чувство у неё такое, что он поджидает её с сыном за каждым углом.

«Мы не перелезали через пограничные заборы»

В прошлом месяце, перед завершением учебного года, она вывела свою борьбу на новый уровень. Поворотным пунктом стала демонстрация напротив резиденции главы правительства в Иерусалиме, которая состоялась две недели назад.  «У меня была идея: провести демонстрацию в вечерние часы, когда стемнеет, мы зажжём фонарики и запоём гимн «Хатиква». И это сработало. На демонстрации были корреспонденты газет и радио, которые донесли нашу историю до израильской общественности».

На этой неделе прошла демонстрация напротив театра «Габима» в Тель-Авиве, в которой приняли участие учащиеся многих городских школ, требовавшие остановить планы депортации. «Мы верим, что сможем отменить принятое решение, — говорит Нэнси. – В следующем месяцы мы проведём ещё одну демонстрацию, с ещё большим числом участников».

Общественное движение UCI Нэнси создала в июле 2017 года, когда семья её друзей – муж, жена и трое детей – были арестованы у себя в квартире и депортированы на Филиппины. «Их дети учились в той же школе, что и мой сын, — рассказывает Нэнси. – Когда их выслали, мы в полной мере почувствовали нависшую над нами угрозу. До этого случая мы все пребывали в уверенности, что из Израиля не выселяют детей в возрасте старше 5 лет, но в той семье была 12-летняя девочка».

Нэнси: «Мы встретились с представителями одной общественной организации, надеясь получить от неё помощь, но женщина, которая с нами разговаривала, сказала, что они ничего не могут сделать из-за проблемы беженцев. В те дни правительство попыталось выселить беженцев, и в стране творился «балаган».  Я объяснила ей, что мы – не беженцы, а трудовые мигранты, прибывшие в Израиль на совершенно законных основаниях. Мы не перелезали через пограничные заграждения. Здесь мы занимаемся уходом за вашими стариками и вашими инвалидами. У нас совсем иной статус, чем у беженцев. На это она ответила, что устраивать в это время демонстрацию «было бы неправильно, и это не поможет». Я сказала, что не хочу сидеть дома и ждать, пока ко мне не постучат в двери сотрудники Иммиграционного управления, проверят документы и скажут «собирай манатки и возвращайся на родину». По этой причине я и создала нашу организацию».

Она обратилась к матерям учеников той школы, в которой учится её сын. Нашлось только 15 женщин, которые согласились участвовать в общественном движении. «Я им объяснила, что, чем больше нас будет, тем выше вероятность успеха, — говорит Нэнси. – Все, у кого есть смелость, должны активно действовать. Но на первых порах к нам присоединились, увы, немногие. Наверное, они были запутаны и, конечно, сильно запуганы. Да я и сама не была на 100% уверена. Опасалась оказаться во главе протестного движения. Я сказала им, что я только организую движение, но не возглавляю его. На мне ведь ещё лежит ответственность за ребёнка. На нашей следующей встрече я сказала, что нам нужно выбрать лидера. Они ответили, что выбирать незачем, потому, что есть я. По их словам, я – человек, который больше всего подходит для этой миссии. На это я сказала, что постараюсь сделать всё, что от меня зависит для общего дела».

Нэнси: «Вначале многие отговаривали нас и приводили разные доводы. Например, говорили, что лучше было бы, если бы во главе движения была не филиппинка, а кто-нибудь из местных, из израильтян. Я ответила: «Неужели вы думаете, что израильтяне лучше знают наши проблемы, чем кто-то из нас? У кого хватит смелости, чтобы говорить о наших нуждах?» Я хотела сложить с себя обязанности лидера. Тогда ко мне подошли несколько человек и сказали, что, если я уйду, то и они тоже выйдут из движения. Они просили меня остаться. А сейчас нас уже больше сотни человек! И мы добиваемся того, чтобы нас услышали депутаты Кнессета. Мы боремся не за себя, а за наших детей. За их будущее. Мы пытаемся достучаться до израильского общества, пробудить сочувствие к нам».

Фото со страницы организации UCI — демонстрация против депортации на площади Габима

«Я борюсь за выживание»

В разгар летнего дня в Штабе борьбы против депортации находится около десятка подростков, уставившихся в свои мобильные телефоны. Это группа фотографов, волонтёров, снимающих для разъяснительной кампании Нэнси, коридор её квартиры и сохнущее на верёвках бельё. Нынси отвечает на вопросы, позирует для фотографов и пытается сдержать слёзы. Она даст им выход в конце недели, когда поедет в Иерусалим – молиться в церкви.

«Я борюсь за выживание, — говорит Нэнси. – Всё, что мне пришлось пережить, сделало меня только сильнее». И действительно, кажется, что нет никого, сильнее её. Мы сидим в крохотной задней комнате её тесной квартиры на юге Тель-Авива, превратившейся в последние недели в штаб по выработке стратегии борьбы.

— Что будет, если ваша борьба не принесёт ожидаемых результатов?

Не может такого быть, чтобы мы не добились успеха. Это просто невозможно себе представить. Биби раскроет своё сердце, ведь у него тоже есть дети. Ему известно, что мы всего лишь боремся за будущее для наших детей. Если бы речь шла обо мне лично, я бы не стала сопротивляться. Мне важно только одно – получить документы для моего сына.

— Как ваш сын воспринимает всё происходящее?

Он, конечно, переживает, грустит. Я сказала ему, что пока ещё ничего не ясно, но, возможно, нам с ним придётся вернуться на Филиппины. На это он ответил мне, что считает себя израильтянином. Он хочет учиться в средней школе, а потом служить в армии. Для него нет разницы между Филиппинами или, например, Румынией. Он ничего не знает о Филиппинах, даже не говорит на филиппинском языке, хотя я немного пытаюсь его учить. Вся его жизнь прошла в Израиле!

— А как он относится к вашей общественной деятельности?

Он очень гордится ею. Я пытаюсь воспитать моих детей так, чтобы они стали хорошими людьми. Двоим моим детям, которые живут на Филиппинах, я сказала, что никто не позаботится о них. До тех пор, пока я не вернусь, полагаться они могут только друг на друга, и больше ни на кого. К моей радости, сейчас оба они учатся в колледже. Один из них изучает управление бизнесом, другой – компьютерные науки. Я очень горда тем, что, несмотря на то, что я нахожусь далеко, мои дети правильно строят свою жизнь. Только когда они болеют, я очень волнуюсь. И так же, как я беспокоюсь о своих детях, я хочу беспокоиться и о детях моих подруг и всех людей.

— Где бы вы хотели встретить свою старость?

Я сказала своему сыну, что, когда он подрастёт и станет самостоятельным человеком, я хотела бы вернуться домой, на Филиппины. Я не хочу здесь умереть. Почему, спросил он. Я ответила, что вся наша семья живёт на Филиппинах. Если они захотят прийти на мою могилу, им пришлось бы заплатить много денег на билет в Израиль.

— Вы и своего сына учите умению выживать?

Выживание – не такая уж простая наука. Я учу его не извиняться за то, какой он. Объясняю ему, что все люди равны, у всех людей один цвет крови, и все они умрут и будут похоронены в земле. Даже если ты богатый, ты не сможешь кому-нибудь заплатить денег и купить себе место в будущем мире. Самое важное – это не деньги, а то, что мы живы, у нас есть пища на обед, одежда и крыша над головой. И всё. Это то, что я говорю своим детям. Всегда напоминаю им, что в мире есть дети, которым гораздо хуже, чем им. У них нет даже еды и крова. Нужно ценить то, что имеешь, нельзя быть неблагодарными.

 

"אנחנו לא פליטים. אנחנו מטפלים בזקנים ובחולים שלכם"

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x